сегодня: 23 ноября, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 11 от 21 января 2011 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ СПОРТА / Президент со спартаковским характером

Президент со спартаковским характером
21.01.2011 , № 11 от 21 января 2011 г.

Существует справедливое замечание насчет того, что земля держится не на китах или слонах, а на энтузиастах, фанатах своего дела. К их числу, по-моему, можно отнести Людмилу Неманихину – президента гандбольного клуба «Академия».

ЕЕ СПОРТИВНЫЙ путь по­добен судьбе многих со­ветских ребят, для которых двери в спорт были широко открыты. Первым наставником тогда еще севастопольской школьницы Люды Заболотной стал Владимир Александрович Масляный, ныне заслуженный тренер Украины, давший украинскому гандболу немало высококлассных игроков.

– Я была одной из первых его воспитанниц, которая стала игроком всемирно известного киевского «Спартака» и членом сборной Украины, – вспоминает Людмила Михайловна. – Тогда Игорь Евдокимович Турчин отбирал лучших в Украине юных гандболисток, и я оказалась в киевском спортинтернате. В 16 лет уже выступала за киевский «Автомобилист» (по сути, фарм-клуб «Спартака»), попала в молодежную сборную, а в 18 лет надела спартаковскую форму. Потом вышла замуж за баскетболиста Сергея Неманихина и вместе с ним уехала за границу, где он работал тренером. Девять лет играла за европейские клубы, последние четыре года (до 1999-го) – во Франции. И вот после завершения спортивной карьеры решила вернуться в родную Украину поднимать гандбол.

Правда, Людмила еще не знала, в каком качестве она будет это делать, но Фортуна сама позаботилась о ее дальнейшей судьбе. Бывший врач «Спартака», у которого дочка играла в команде Украинского финансово-экономического института, попросил ее: «Люда, приди, помоги, что-то у них не получается».

– Вначале я наблюдала за девочками, помогала устранять ошибки, и они уже видели меня своим тренером. Это не входило в мои планы, однако появилось чисто спортивное желание вывести команду из Высшей лиги в Суперлигу. Пришлось приложить массу усилий и средств. Ведь финансирования не было, вкладывали свои деньги.

Но не все согласны работать «за спасибо», не видя перспектив. Хотя команда, сменившая название на «Налоговый университет», уже выступала в Суперлиге, посреди сезона клуб покинул его президент. И тогда Людмила уговорила своего мужа возглавить команду, игроки которой уже поняли, что они чего-то стоят. С этого момента началось становление клуба, его «вживание» в элиту украинского женского гандбола. Свои первые бронзовые медали «налоговички» завоевали в сезоне 2006 – 2007 года. Как раз тогда экономическая ситуация стабилизировалась. Клуб подписал контракт с небольшим донецким металлургическим заводом, и три года финансирование было нормальным. Пришли и успехи на евроарене, команда даже дошла до четвертьфинала в Кубке Вызова.

А потом случилось несчастье. В 2009 году инфаркт сразил Сергея Неманихина. Перед смертью успел сказать жене: «Не дай пропасть команде», и Людмила взяла бразды правления в свои руки.

– Людмила Михайловна, каково возглавлять клуб? В умах болельщиков президент – это, по крайней мере, скромный миллионер, имеющий «маленький свечной заводик»…


– К сожалению, в женском гандболе это не так. Я по сути не президент клуба, а директор, состою в штате и получаю здесь зарплату. Решаю все организационные вопросы. Взять хотя бы сегодняшний день: подача заявки, федерация, печати, диспансеризация игроков. Хорошо хоть, что в таких вопросах помогает администратор клуба. К тому же на мне организация сборов (до мельчайших нюансов).

Необходимо было решить вопрос о переходе к нам Иры Глибко – лучшего бомбардира прошлого сезона. Я ночь провела в машине и уже утром вела в Запорожье переговоры с руководством клуба ЗГИА (Запорожский государственная индустриальная академия. – Авт.). Так что каждый вечер составляю план на следующий день.

– В прошлом году из-за отсутствия средств команда даже хотела отказаться от участия в чемпионате. За счет чего она живет сейчас?

– Действительно, прошлый сезон доигрывали чисто на спортивном характере – финансирования не было. Из-за этого нас покинули несколько игроков основного состава. Слава богу, новое руководство государственной налоговой службы начало серьезно помогать. Жаль только, что за этими передрягами мы упустили время для полноценной подготовки к сезону.

Сейчас в Ирпене, где находится университет, строится современный спортивный комплекс, отвечающий европейским стандартам. И (наконец-то!) мы будем иметь свой зал, как другие команды. Сейчас нормальный тренировочный процесс мы можем проводить только на сборах, это, естественно, сказывается на результатах. Сейчас строительство ведется днем и ночью. Мы живем ожиданием того дня, когда уже сможем тренироваться не в костюмах «с начесом», а как положено — в шортах и футболках.

– Получил ли клуб компенсации за ушедших игроков?
– Нет. Потому, что контракт, чаще всего, подписывается до окончания вуза. Потом игроки становятся свободными агентами, а удержать их у нас нет возможности. Очень обидно, ведь к 23 годам, когда, как правило, защищают диплом, у них только появляется стабильность и немного профессионализма. Правда, в свое время мы уже в 18 лет играли за сборную Союза!

А сейчас берем девочек из интерната и на первом курсе начинаем отучать их от детского гандбола. У нас, к сожалению, разрушена вертикаль подготовки спорт­смена от ДСШ до основного состава клубной команды, которая была во времена Турчина. Во Франции существует действенная структура подготовки: там в клубе имеется первая команда, выступающая в дивизионе А. При ней есть команды дублеров, кадетов (до 14 лет), «миним» (до 12), «цыплят» (до 10). Каждая участвует в своем чемпионате и дети, переходя из категории в категорию, растут как игроки. Мне хотелось бы создать подобное у нас.

– Сколько для этого нужно денег?
– В реалиях украинского женского гандбола на одну команду для достижения европейского уровня необходимо 6-8 миллионов гривен в год. Они прежде всего потребуются, чтобы вернуть игроков из-за границы, обеспечить им минимальную месячную зарплату в 1,5-2 тысячи евро. Пусть они не сидят там на скамейке запасных, а играют здесь. Это пойдет и на пользу сборной. Сейчас в ней много легионеров. У них болит голова, чтобы не потерять контракт за рубежом. Они знают, что жизнь в спорте короткая, надо успеть заработать. Наверно, этот фактор негативно сказался на выступлении украинок на недавнем чемпионате Европы. Поэтому нам нужно не только обеспечивать зарплату игрокам, но и менять их отношение к спорту. Нужно воспитывать в спортсменах чувство понимания того, что им предоставляется возможность расти как профессионалам не для того, чтобы они уезжали за рубеж зарабатывать деньги.

Конечно, сейчас подобные рассуждения выглядят утопически. В украинском гандболе накопилось немало проблем – финансирование, спортивные базы, судейство. Новый состав федерации только становится на ноги. Перспектив много, желания много. А что будет дальше – посмотрим. Но я сделаю все, чтобы сберечь свою команду.

 

Автор: Александр БЕЛЕНЬКИЙ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.