сегодня: 19 ноября, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 223 от 18 декабря 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / Классовое противостояние и борьба идей

Классовое противостояние и борьба идей
18.12.2010 , № 223 от 18 декабря 2010 г.

Этой публикацией я начинаю цикл статей, посвященных ожесточенной идеологической борьбе, ведущейся на наших глазах в мире в целом и в Украине в частности.

Владеющие людьми идеи никогда не возникают из пустоты. Они зеркальное (хотя и далеко не всегда осознанное) отражение классовых интересов тех, в чьих головах зародились.

В капиталистическом обществе эксплуататорское меньшинство стремится любыми способами навязать собственные взгляды и жизненные ценности эксплуатируемому большинству. И до тех пор, пока ему это удается, оно сохраняет власть и привилегии. Вот почему так важно знать, кому служит та или иная идея и как она используется буржуазией для увековечения своего господства. Без этого трудящимся не победить в классовой борьбе и не построить лучшую жизнь!

1. Что такое социальная справедливость?

ИДЕЯ социальной справедливости — одна из самых древних и жизнестойких на нашей планете. С тех пор, как одни люди начали эксплуатировать других и общество разделилось на антагонистические (враждебные) классы, она никогда не умирала в умах угнетенных.

Однако особенность современного этапа развития капитализма заключается в том, что лозунгом социальной справедливости стали широко пользоваться и угнетатели. Разумеется, в собственных классовых интересах.

Этот лозунг записан в конституциях большинства буржуазных стран Старого Света. В том числе и в первой статье Основного Закона Украины, называющей ее социальным государством.

Вряд ли стоит удивляться таким декларациям. В XXI столетии просто неприлично (да и небезопасно для господствующего класса) с унтер-офицерской прямотой объявлять справедливой и вечной пропасть, которая разделяет богатых и бедных даже в самых благополучных капиталистических государствах. А в условиях современной Украины это неприлично и опасно втройне!

С одной стороны, бездна, пролегающая в нашей стране между 90 процентами бедных и 10 процентами богатых, которые сосредоточили в своих руках девять десятых национального достояния, сегодня так вызывающе велика, что подобное положение вещей постесняется назвать социально справедливым даже самый прожженный циник.

С другой — нынешний украинский капитализм, насчитывающий менее двадцати лет от роду, просто не имеет за плечами непрерывной многовековой традиции, “освящающей” нищенское существование миллионов трудящихся и “реабилитирующей” безудержное стяжательство господствующего класса хотя бы в его собственных глазах. Наша доморощенная буржуазия, перечеркнувшая высокие жизненные стандарты и надежные социально-экономические гарантии советской эпохи, вынуждена обещать людям еще более высокие условия жизни в будущем. И имитировать конкретные действия, направленные на их достижение. Иначе ей просто не удержаться у власти.

Вот почему лозунг социальной справедливости беззастенчиво эксплуатируется в нашей стране всеми без исключения политическими силами, выражающими интересы господствующего класса. Однако делается это ими по-разному.

Либералы, составляющие идейное ядро подавляющего большинства олигархических партий и вот уже два десятка лет определяющие экономический курс украинских “верхов”, объявляют образчиком справедливости людоедскую социал-дарвинистскую формулу: пусть выживает сильнейший!

В соответствии с данной формулой, задача всякой власти — обеспечить наиболее благоприятные условия для максимально быстрого обогащения буржуазии. А поскольку достичь этого можно только за счет катастрофического обнищания трудящихся, тех призывают потерпеть до лучших времен, когда нувориши “наворуются” и согласятся поделиться частью награбленного. Мол, рано или поздно капиталисты начнут вкладывать свои миллиарды в отечественное производство, повышать зарплату наемным работникам, сполна платить налоги в государственный бюджет, обеспечивая рост пенсий и стипендий. Вот тогда наш народ и заживет, как в сказке!

“Лучшие времена” все не наступают. Их торжественно обещанный приход постоянно откладывается либералами на будущее. А до тех пор “честный дележ” буржуазии с трудящимися ограничивается частной благотворительностью.

Об этом явлении — частной благотворительности — я хочу сказать несколько слов особо. Она толкуется буржуазной пропагандой едва ли не как высшее проявление заботы господствующего класса о реализации принципов социальной справедливости. И совершенно зря!

Отдавая доведенным до нищеты людям малую толику награбленного, олигархи руководствуются, как правило, отнюдь не евангельскими заповедями о любви к ближнему, а собственным шкурным интересом.

Во-первых, они списывают на участие в “благотворительной деятельности” значительную часть своих доходов. Это позволяет уклоняться от уплаты налогов, то есть продолжать обогащаться за счет трудящихся.

Во-вторых, крикливо разрекламированная “щедрость” олигархов дает тем возможность “ловить” голоса на выборах, а после прохождения в органы власти проводить такую политику и принимать такие законы, которые способствуют дальнейшему накоплению их капиталов. То есть опять-таки продолжать обогащаться за ваш счет. Вот почему совершенно правы те, кто называет частную благотворительность при капитализме последним прибежищем негодяев.

Вы можете спросить: неужели нет среди олигархов ни одного, кто искренне хочет вернуть народу долги, тяжким бременем лежащие на его совести?

Я не психиатр и не собираюсь копаться в мозгах у каждого из этих “хозяев” нынешней жизни. Однако знаю точно: олигарх может выделить из своего кармана деньги на операцию больному ребенку, но никогда не согласится на создание такой системы, при которой подобные операции станут бесплатными для всех детей. А не сделает он этого потому, что в такой — социалистической — системе не будет лазеек, обеспечивающих его обогащение.

Как видим, рецепты, прописываемые либералами якобы для утверждения социальной справедливости, на самом деле обеспечивают только одно: усиление буржуазного гнета. И вытекающее из него ухудшение положения трудящихся. Все их предложения на этот счет — не более чем реакционная утопия.

Другую реакционную утопию предлагают народу неофашисты. Социальную справедливость они видят в том, чтобы дать возможность “своим” (говорящим на одном с ними языке, имеющим ту же форму носа и т.п.) поживиться за счет “чужаков”. При этом и в первые, и во вторые зачисляются представители самых разных социальных групп населения — от безработных до миллиардеров.

В кризисные периоды такие человеконенавистнические взгляды нередко оказываются очень востребованными обывателем, доведенным до бешенства резким ухудшением своего экономического положения и лихорадочно пытающимся отыскать виновника свалившихся на него несчастий. Не случайно фашисты в последнее время заметно набирают силу в Украине. И не только в ней!

Однако практическая реализация их воззрений всегда приводит к одному: “своя” буржуазия богатеет, а “свои” трудящиеся остаются ни с чем. Взамен обещанного “куска пирога” они получают противостояние с братьями по классу иной национальной, языковой, региональной или религиозной принадлежности, что мешает людям труда сообща бороться за лучшее будущее.

И это вполне закономерно! Ведь фашисты — самые верные прислужники крупного капитала, состоящие у него на прямом довольствии. Гитлер сумел вылезти на свет только потому, что его возлюбил Крупп. Причем любовь была взаимной. Для коричневых плохи только “чужие” олигархи!

Нужно сказать и о той концепции социальной справедливости, которую отстаивают современные социал-демократы. Ее залогом они считают частичное перераспределение доходов эксплуататоров в пользу эксплуатируемых — посредством высокого налогообложения сверхприбылей и т.д.

Нельзя отрицать, что в тех странах, где социал-демократические партии находились или находятся у власти (например, в Швеции), такая их политика привела к определенному улучшению положения трудящихся. Однако невозможно не видеть и другого: как только экономику начинает лихорадить (а такие периоды неизбежны в условиях капиталистической анархии производства), буржуазия просто отказывается делиться. Временное благополучие трудового большинства испаряется, словно дым. И социал-демократы, не желающие поднять руку на классовое господство крупного капитала, оказываются бессильными исправить положение. Не случайно в кризисные времена их влияние в обществе падает, хотя, казалось бы, все должно быть наоборот!

Что общего между всеми этими версиями социальной справедливости, предлагаемыми трудовому народу буржуазными политиками разного толка? Что их роднит?

Все буржуазные версии социальной справедливости объединяет то, что ни одна из них не покушается на экономические устои капиталистического строя. В этом отношении они похожи друг на друга, как близнецы. Или, точнее, как листовки с недобросовестной рекламой, отпечатанные на одной типографской машине.

Какую из буржуазных версий социальной справедливости ни возьми, она в конечном счете сводится к тому, что богатые (господствующий класс капиталистов) должны на определенных условиях делиться частью своих прибылей с бедными, в число которых попадает подавляющее большинство трудящихся. При этом само общественное устройство, при котором существует разделение на бедных и богатых, на эксплуататоров и эксплуатируемых, на угнетателей и угнетенных, под сомнение не ставится. Оно (молчаливо или открыто, в зависимости от идеологической ориентации той или иной политической силы) признается законным, нравственным и вечным.

Короче говоря, все без исключения буржуазные версии социальной справедливости предлагают лечить не саму болезнь, а ее проявления, симптомы. Причем с помощью таких снадобий, которые в лучшем случае на короткое время чуточку заглушают боль, не устранив ее причины, а в худшем — только усугубляют положение пациента. В медицине такое, с позволения сказать, “лечение” называется шарлатанством. В политике — демагогией!

Понимание коммунистами социальной справедливости принципиально отличается от всех изложенных выше. Мы утверждаем, что о ней не может быть и речи без социального равенства. А его можно достичь только одним путем: уничтожив буржуазный строй, основанный на анархии производства и эксплуатации человека человеком. Тот строй, при котором вызывающее богатство соседствует с чудовищной нищетой, а голодные люди вынуждены смотреть, как олигархи топят в море зерно, чтобы не сбить цены на хлеб.

Разумеется, мы, коммунисты, поддерживали, поддерживаем и будем поддерживать впредь любые действия, направленные на перераспределение доходов в пользу трудящихся в рамках капитализма. Однако вы должны знать: это только полумеры, которые могут временно ослабить угнетение и затушевать несправедливость, но никогда не избавят вас от них.

Лишь социализм, где хозяйство ведется планово, а целью производства является не получение максимальной прибыли, а удовлетворение интересов людей, может коренным образом улучшить жизнь трудящихся. Другой дороги к обеспечению социальной справедливости не существует!

Первый секретарь ЦК КПУ.

 

Автор: Петр СИМОНЕНКО
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.