сегодня: 21 июня, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 204 от 16 ноября 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Вадим Абдрашитов: «От молодых мне хочется молодости»

Вадим Абдрашитов: «От молодых мне хочется молодости»
16.11.2010 , № 204 от 16 ноября 2010 г.

Тет-а-тет

Вадим Абдрашитов – один из ярких мастеров современного российского кино. Уже своими первыми фильмами, среди которых «Остановите Потапова!», «Охота на лис», «Остановился поезд», «Парад планет», он заявил о себе как о режиссере оригинального кинематографического мышления. Будучи гостем завершившегося недавно 40-го Киевского международного фестиваля «Молодость», он ответил на несколько вопросов корреспондента «Рабочей газеты».

–ВАШИ картины 70-х -80-х годов называли «кинематографом нравственного беспокойства». Что беспокоило вас тогда и что беспокоит сейчас?

– Этот термин кто-то придумал. Может, имелось в виду отношение автора к материалу, к героям. Но, на мой взгляд, определение не очень удачное. Можно ли представить кино без нравственного беспокойства? Или кино нравственного спокойствия? Причин для беспокойства достаточно.

Думаю, что мой последний фильм «Магнитные бури» тесно связан с реалиями современной жизни. Это фильм про толпу, про массу людей, подчас не понимающих, чего они хотят, про то, как человек теряется в толпе.

А вообще-то по жизни меня очень беспокоит полная заброшенность детей, подрастающего поколения, безответственность общества в этом вопросе. И, конечно, это будет иметь суровые последствия, как любая безотцовщина.

– Что вам непонятно, не близко в современном российском кино? Устраивает ли вас язык современного кинематографа?

– Удручает прежде всего несамостоятельность мышления, несамостоятельность эстетики современного отечественного кино. На каждом шагу заимствования – в отличие от советского кино 60-х-70-х годов, которое выглядело совершенно отдельным материком в мировом кинопространстве (фильмы Шукшина, Иоселиани, Шепитько). Мне от молодых хочется молодости. Абсолютно самостоятельного, может, даже агрессивного кино. Ан нет!

Какая-то пауза зависла. И не только в России. Если сравнить картины, которые получают «Оскар» сегодня и картины, которые получали его раньше, – это небо и земля. Сегодня это скорее приз за успешное кинопроизводство, за успешный прокат, но никак не за художественные достоинства и творческие достижения.

Но, с другой стороны, отсутствие самостоятельности характерно не только для сегодняшнего кино, но и для литературы и театра. В этом году, поддавшись уговорам друзей-писателей, я вошел в жюри литературной премии «Русский Букер». С марта по июль прочел 95 романов. Чудовищное количество! Причем были среди них и довольно толстые. Правда, я опытный читатель. Умею читать быстро. Читал от корки до корки, можно сказать, совершил подвиг. Мне интересно было панорамно посмотреть на литературный процесс. И из всего массива приличными по качеству текстами оказались только восемь – десять книг. Это не только мое мнение. Короткий список соискателей премии мы сформировали с большим трудом.

– Вадим Юсупович, во ВГИКе вы начинали учиться у замечательного режиссера и педагога Михаила Ромма. Что дала вам встреча с ним?

– Когда я попал в мастерскую Ромма, ему было уже 70, но он был в силе, в энергетически выраженном мощном потенциале. Первого сентября он прочитал нам лекцию о кино ХХ века, об искусстве ХХ века. Мы были послушные школяры. У нас были тетради и ручки. Но записывать было невозможно. Мы сидели, открыв рты, и слушали Ромма. Он работал как психолог: исследовал психологию толпы в любом проявлении – будь это скопление людей, встречающих Элвиса Пресли, приветствующих Мао Цзедуна или выкрикивающих фашистские лозунги. Он изучал психологию этого феномена и смотрел далеко вперед. В конце первого курса он повез нас на «Мосфильм» и в течение трех часов показывал нам отснятый материал. Должен вам сказать, что это было одно из сильнейших впечатлений моей жизни.

– Сегодня вы сами профессор ВГИКа. Какие сложности испытываете в преподавательской деятельности?

– Сегодня все чаще думаешь, стоит ли в этот раз набирать новый курс и какой в этом смысл. Потому что это несусветная ответственность. Ты должен говорить студенту: из тебя получится режиссер. Но факт ошибки в выборе профессии, если это касается режиссуры, очень вероятен. И КПД чрезвычайно низкий. В общем-то, это естественно. Так было всегда. Не только у нас, но и в Европе, и в Америке. Если из двадцати человек получаются два более или менее заметных режиссера – это большая удача. Еще десяток работают вторыми режиссерами, ассистентами. А остальные как-то растворяются, отходят от кино в сторону. Единственное исключение, подтверждающее это правило, связано как раз с мастерской Ромма. Здесь был очень мощный выход. Через его руки прошли Михалковы, Кончаловские, Шукшины, Тарковские, Соловьевы. Это все Михаил Ильич. Но надо сказать, что тогда и время было другое. Ренессанс, который начался в 60-е годы, конечно, дал о себе знать.

– А вы верите в новый кинематографический ренессанс?

– У меня есть ощущение, что кинематограф освоен пока незначительно. Использовано не более десяти процентов его возможностей. Так что все еще впереди.

 

Автор: Валерий ПОЛИЩУК.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.