сегодня: 25 сентября, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 183 от 14 октября 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Стахановский фронт генерала Князева

14.10.2010 , № 183 от 14 октября 2010 г.

В прошлом номере мой собеседник Юрий Васильевич Князев начал рассказ о том, как в годы Советской власти, равняясь на пример Стаханова, шахтеры по-новому организовывали свой труд, стремясь к наивысшей его эффективности...

Шахтерская слава

– И какими же были результаты?

— С каждым днем бригада Воротникова работала все лучше, все слаженней. И через несколько месяцев, досконально изучив «характер» нового очистного механизированного комплекса, довела суточную добычу угля до 1000–1500 тонн, выйдя на уровень средней шахты Донбасса. Горняки доказали, что такая нагрузка на забой – не сказка и не фантазия, что стахановский натиск, новаторство способны покорять небывалые высоты.

Я хорошо помню данные тех лет по Перевальскому району. В результате внедрения опыта бригады Воротникова производительность труда 30-тысячного шахтерского коллектива увеличилась на треть. А добыча угля возросла без ввода новых мощностей почти на 25 процентов. К 1967 году на шахтах Донбасса насчитывалось уже более 900 бригад с новаторской организацией труда. Так что работа Сергея Воротникова, его заместителя Ивана Яханова – это прямое и в высшей степени достойное продолжение стахановских дел, поднимавших экономику страны. И не случайно Сергею Илларионовичу были вручены орден Ленина и золотая медаль «Серп и Молот»Героя Социалистического Труда. Не случайно орденами и медалями страна наградила еще сорок горняков передовой бригады. В том числе и Ивана Никитовича Яханова.

Отступление третье

Орденом Ленина был отмечен в тот год и первый секретарь Перевальского райкома партии Юрий Князев. Однако об этом он говорит скупо, переводя «наградную» тему в другое русло.

— Однажды в Луганске проводилось крупное мероприятие, посвященное работе шахтеров-новаторов. Во Дворце культуры тепловозостроительного завода собралось полторы тысячи людей. Подошло время награждения отличившихся угольщиков. Стали вручать знаки «Шахтерская слава», — вспоминает Юрий Васильевич. – В зале я сидел рядом с Константином Григорьевичем Петровым, который в 1935-м был парторгом шахты «Центральная-Ирмино» и стоял у истоков стахановского движения. Фронтовик, на груди много высоких государственных наград – и ни одного знака «Шахтерская слава». Как же так? Спрашиваю: «Вы, наверное, забыли шахтерские награды надеть?» «Да нет, — отвечает. – У меня их просто не имеется».

Ответ меня ошарашил – какая несправедливость! Ведь Константин Григорьевич непосредственно организовывал «великий почин», был в памятную ночь рабочего подвига Стаханова рядом с ним, в забое. Много лет вместе с инженерами, рабочими решал важные государственные задачи обеспечения страны углем… Быстро пишу записку первому секретарю обкома Владимиру Васильевичу Шевченко: «Сижу рядом с К.Г. Петровым. Он не имеет ни одной «Шахтерской славы». Вижу: Владимир Васильевич показывает листочек министру угля. Зашевелились его помощники, через несколько минут объявляют фамилию Петрова, и первый секретарь обкома с министром вручают ему заслуженную награду – «Шахтерскую славу» первой степени…

Советы рабочей совести

– СЛОЖНО было поднимать угольщиков на серьезную работу? Ведь не секрет, что среди них нередки любители без меры выпить, покуролесить…

— Да, проблемы были. Тяжелейший труд, постоянная опасность получить увечье, а то и погибнуть всегда держали шахтеров в напряжении. Поэтому и вошло в традицию время от времени прикладываться к водочке или пиву. Но абсолютное большинство горняков не теряло человеческий облик и не попадало под влияние алкоголиков, прогульщиков и сквернословов. За пять с половиной лет работы во главе большого угольного района не помню случая, чтобы горняки отказались от напряженной работы. Шахтерская гвардия (подчеркиваю, гвардия) всегда вела себя, как элита, – дружная, честнейшая, мужественная и готовая к самопожертвованию. Недаром великий советский полководец, маршал Победы Георгий Константинович Жуков просил у Верховного Главнокомандующего части резерва, состоящие из шахтеров и сибиряков. Лично я, не обижая другие категории тружеников, в разведку пошел бы именно с шахтерами…

Безусловно, жизнь шахтерского района не была идиллической пасторалью. Приходилось и порядок наводить, и призывать нерадивых к ответу.

— И как это делалось?

— Методов было немало. Например, перед началом фильма в кинотеатре поднимались с мест члены той или иной бригады и всем присутствующим сообщалось, что такой-то работник пьет, прогуливает и сидит на шее коллектива. Не оставались «забытыми» (если это было необходимо) и руководители шахт и участков…

Ну а самым эффективным, самым действенным инструментом работы с кадрами оказались общественные советы рабочей совести. Под личную ответственность секретарей парткомов шахт в них были рекомендованы самые авторитетные горняки – и работающие, и пенсионеры. Без их участия начальник шахты не имел права уволить или принять ни одного человека.

И, как результат, стало меньше прогульщиков, выпивох, «летунов». Оно и понятно: ведь разговор здесь был по-рабочему жесткий. С другой стороны, при необходимости многим оказывали помощь, поддержку. Эта полезная работа помогала поддерживать на шахтах стахановский ритм.

Отступление четвертое
Напряженную работу на угольном фронте трудно было организовать без крепкого, надежного тыла – хорошо налаженного быта жителей Перевальского района. И первый секретарь райкома Юрий Князев отлично понимал это. Из рабочих поселков, жилых массивов поступало немало писем с жалобами на коммунальные службы, торговлю. Анализ этих обращений привел к решению провести необычное собрание – сход жителей. Проводили его на площади в присутствии руководителей разных служб. Сначала задавался вопрос или выслушивалась жалоба. Потом здесь же, на месте, заслушивали «виновника», уточняли объемы того, что необходимо сделать, определяли сроки выполнения. Затем называли ответственных и сообщали о том, где, когда и кто из руководителей будет информировать людей о результатах.

Это была масштабная и сложная работа. Но она позволила значительно улучшить жизнь людей, сделать так, чтобы шахтеры шли в забой полными сил и хорошо отдохнувшими. Об угольщиках, об их семьях власть по-настоящему заботилась. И эта забота не была показной.

Торжества завершились – работа продолжается

— К СОЖАЛЕНИЮ, этого не скажешь о сегодняшней жизни шахтеров…

— И работа нашего комитета лишь подтверждает это, — с огорчением соглашается Юрий Васильевич. — Готовясь к юбилею стахановского движения, мы побывали во многих шахтерских районах, в том числе и там, где зародился легендарный почин. И всюду видели упадок и запустение. Тягостное впечатление произвели кладбища, на которых покоятся многие герои угольного фронта. Это же говорит и дядя Ваня — Иван Никитович Яханов, к которому я обратился по поводу участия в работе Юбилейного стахановского комитета. Он и сегодня живет в Перевальском районе. Вот что написал он в письме: «Многие захоронения горняков теперь заброшены, находятся в жутком виде, хотя в поселке есть родственники умерших. В последний путь погибшего провожает десяток людей, и некому сказать даже пару слов о заслугах человека. В советское время и партком, и профсоюзный комитет такого бы не допустили. Сейчас надо многое поменять в нашей странной жизни. Надо восстановить достойное отношение к Стаханову, другим людям. Надо сделать так, чтобы память о них не засыпалась кладбищенским и словесным мусором. И этим, по-моему, должны заниматься все добрые люди…»

Эти слова дяди Вани стали дополнительным импульсом в работе нашего комитета. Мы написали письма новым руководителям страны, и, к счастью, нас услышали.

— Известно, что для проведения ряда мероприятий были выделены финансы, юбилей отмечался на государственном уровне…

— И не только это. Работа стахановского комитета помогла решить и другие вопросы. Побывав на кладбище в Артемовске (Луганской области), мы увидели, что большинство могил четырнадцати шахтеров, погибших в мае 1966 года во время пожара на шахте
№ 10, пребывают в жутком состоянии. Шахты сегодня уже не существует. Посовещавшись, обратились к директору специализированной школы Людмиле Анатольевне Мезере. Она тут же подняла старшеклассников, и те привели в порядок шахтерские могилы, решили взять над ними шефство. Сразу откликнулись на наше обращение и учащиеся Перевальского техникума, наведя порядок на могиле шахтера, сына легендарного маршала – Всеволода Васильевича Блюхера. Добровольцем он ушел во время Великой Отечественной на фронт и совершил ратный подвиг, за который получил орден Красного Знамени. Такой же орден, но за номером один получил в 1918 году его отец – Василий Константинович Блюхер…

Юбилейные мероприятия завершились. Но дело, которым мы занимались многие месяцы, всегда актуально. Память о Стаханове, других героях трудового фронта следует поддерживать и в дальнейшем. Мы намерены воздать должное и Константину Григорьевичу Петрову, роль которого в стахановском движении огромна. Именно его страстные призывы к шахтерам всколыхнули всю огромную страну, вовлекли в высокопроизводительный труд миллионы людей, объединили интересы государства и материальную заинтересованность людей. Ведь известно, что, работая по-ударному, стахановцы получали больше и, реально укрепляя экономику страны, успешно решали свои бытовые и семейные проблемы. Словом, общественный стахановский комитет будет и дальше пропагандировать славные трудовые традиции рабочих и интеллигенции Украины, воспитывать у молодежи уважение к памяти лучших ее сынов и дочерей.

 

Автор: Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.