сегодня: 20 сентября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 101 от 19 июля 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / Синдром «заробитчанства»...

19.07.2006 , № 101 от 19 июля 2006 г.

“Итальянский синдром” — такой термин недавно услышала на заседании Совещательного совета по противодействию  торговле людьми, который действует при Винницком городском центре социальных служб для семьи, детей и молодежи. С таким же успехом этот синдром можно было бы назвать испанским, португальским, чешским или еще как-то. Дело не в географии, а в сути. А она в том, что наши граждане, уехавшие на заработки за рубеж, по возвращении домой не могут здесь найти себе место.

Только согласно официальным данным в настоящее время за рубежом работают свыше пяти миллионов наших граждан, или каждый пятый трудоспособный украинец.

Как-то в печати натолкнулась на довольно интересный  взгляд на явление “заробитчанства” как двигателя нашего прогресса. Мол, приехавшие на заработки перенимают за рубежом новые технологии и опыт работы, а главное — современные стандарты жизни, к которым мы сейчас стремимся. Это все в виде бонуса к тем миллиардам долларов, которые они ежегодно переводят на родину, поддерживая собственные семьи.

Возразить тут что-то трудно. Я лично об этих “технологиях” и “инвестициях” знаю, потому что уже  несколько лет стригусь у молодого приятного парик-махера Вали Цвигун. По образованию Валя учительница младших классов, одна воспитывает дочку. Лишения вынудили ее в свое время бросить любимую работу и уехать на заработки в Португалию. Работая уборщицей в парикмахерской, невольно наблюдала за работой мастеров. Потом рискнула подстричь своих тоже приехавших на заработки подруг, вскоре к ней ходила вся колония наших. А спустя некоторое время, набив руку, Валя устроилась в дешевую парикмахерскую. За пять лет она сумела вырасти в приличного мастера.

— Наши люди трудятся за рубежом в основном на неквалифицированных работах.  Мой пример, скорее, исключение, — говорит она. — “Новые технологии” я уже освоила дома, выложив довольно большие деньги за учебу на престижных курсах в Киеве и открытие собственной парикмахерской. Кстати, в Лиссабоне я познакомилась со многими винничанками, часть из них вернулась домой, но собственное дело, кажется, так никто и не открыл.

“За такие деньги я и не такое бы выдержала!”

Эту фразу  винничанка Наталия Згодько не раз слышала от своих знакомых, которым рассказывала, как ей жилось в Италии.

— Чаще всего нам предлагают уход за больными одинокими стариками. Такая работа в Неаполе называется “день и ночь”, то есть женщина, которая работает именно так, не принадлежит себе в течение 24 часов в сутки. Иногда неделями, а то и месяцами она не слышит ни одного слова на родном языке, даже не может лишний раз выйти из комнаты. Существуют только определенные часы, когда современная невольница может быть свободной — в четверг с 14.30 до 18.00 и в воскресенье с 11.00 до 18.00. А все остальное время она должна быть терпеливой и умелой рабыней-сиделкой, ухаживающей за капризным (по большей части с психическими отклонениями) итальянским долгожителем, — рассказывает Наталия. — Помню, как в первые месяцы, ухаживая за 94-летней итальянкой, которая уже несколько лет не узнавала никого из близких, только кричала денно и нощно, я развлекалась только тем, что становилась у маленького окошка в полуподвале и  рассматривала часами ноги прохожих. Спустя два месяца я уже почти наизусть знала содержание единственной книги, которая была у меня. Самыми страшными были воскресные вечера. Меня всего на три часа — с 15.00 до 18.00 отпускали на улицу, и я бежала на местную площадь, где собирались в выходные наши. Вернувшись в дом, где меня нетерпеливо ждали дети подопечной, чтобы быстренько  разбежаться кто куда, я смотрела на похожую на мумию старушку и понимала, что долго так не выдержу. Поэтому, когда впервые в Неаполе увидела наших, живущих семьями в съемных квартирах в ужасных условиях и тяжело работающих, но свободных, то решила, что лучше недоедать и тяжело вкалывать, но на “день и ночь” я больше не пойду.

   Домой
с букетом болезней

Муж моей бывшей коллеги Иван Ветлицкий шесть лет безвылазно просидел в Испании, пока смог легализироваться. Инженер-электрик по специальности, он все годы проработал обычным каменщиком. Невзирая на всю высокообразованность и квалифицированность наших остарбайтеров ходу им там не дают. А поэтому и разговора о том, чтобы забрать в Испанию семью Иван не заводит. Зато за эти годы он сумел дать высшее образование сыну и дочери, оплатить евроремонт и новую мебель в квартире. В Испании он очень скучает по семейному уюту, поскольку живет на балконе(!) трехкомнатной  малогабаритной комнаты, которую снимает еще с десятью такими же работягами. В принципе Иван давно уже морально готов остаться навсегда дома, тем более что на строительстве серьезно подорвал здоровье. Поэтому большую часть отпуска  посвятил своему лечению. По данным местных общественных организаций, занимающихся проблемами уехавших на заработки наших сограждан, более 80% из них ни разу за время пребывания за рубежом не обращались за медицинской помощью. Поэтому девять из десяти возвращаются домой с целым букетом приобретенных болезней.

На Виннитчине проблему “заробитчанства” — составляющую более общего явления — торговли людьми, исследуют несколько общественных организаций, в том числе и “Мужчины против насилия”. Как рассказал во время заседания Совещательного совета лидер этого объединения  Владимир Козлов, в прошлом году за помощью к ним  обратились 955 мужчин, большинство из которых после  консультации со специалистами общественной организации отказалось ехать за границу. Количество женщин, нуждающихся в такой помощи, значительно больше. Как говорят лидеры местных общественных организаций, в частности, “Прогрессивные женщины”, почти в десять раз участились случаи, когда женщины возвращаются домой с существенными психическими отклонениями. Поэтому в области уже начали создаваться специальные реабилитационные центры для пострадавших от торговли людьми, а местные общественные организации организовали специальные тренинги и курсы для таких людей, причем речь идет не только о беглянках из заграничных борделей, но и о таких, как Иван и Наталия.

 

“Если там так плохо, так почему уезжаете опять?”

Впрочем, ни Наталия, ни Иван, ни десятки и сотни других об этих курсах и тренингах даже не слышали. Да и вряд ли по-шли бы на них, потому что они не решат их проблемы, а стало быть, не остановят в намерении вернуться обратно на опостылевшие заграничные заработки. “Итальянский синдром” — болезнь социальная, но решить ее государство пока не в состоянии.

Так почему же они опять едут, если им так плохо? Причины  этого довольно прозаичны. Дети растут, а вместе с ними и потребности. Семьи уехавших на заработки привыкают к определенному уровню достатка, который поддерживать  без регулярных денежных переводов оттуда невозможно.

— Но главная причина в другом, — говорит Наталия Згодько. — На смену радости первых дней возвращения домой быстро приходит другое чувство — “чужих среди своих”.  Мы, как птицы, выброшенные из родного гнезда. За время наших скитаний жизнь пошла дальше. Дети подросли и отдалились, родители постарели. Друзья и коллеги устроились в  изменившейся жизни и тоже отдалились. Мы как будто говорим на разных языках. Грустно. Ведь теряем здоровье, семейные связи, квалификацию и профессиональные навыки, стаж, уверенность в завтрашнем дне. Даже если бы в настоящий момент смогла вернуться на свою прежнюю работу, получала бы заработную плату в полтора раза меньше, чем мои коллеги. Поэтому подумаешь-подумаешь и опять пакуешь чемоданы. Одна знакомая, услышав, что я собираюсь возвращаться в Италию, иронически поинтересовалась: “Неужели так привлекает чужбина?” — “Нет, это родина выпихивает”, — горько ответила.

И что на это ей возразить?

Винница.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.