сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 100 от 18 июля 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / Юрий Бойко: Ошибки надо исправлять

18.07.2006 , № 100 от 18 июля 2006 г.

Лидер Республиканской партии Украины Юрий Бойко отвечает на вопросы журналистов, касающиеся нынешней ситуации в нефтегазовом комплексе страны

— В Украине объявлены новые цены на газ. С учетом того что население получает у нас газ собственной добычи, какова его реальная стоимость?

— Себестоимость добычи газа у нас в стране в районе 20$. И то, что сегодня поднимают цену для населения до 80$, на мой взгляд, это попытка переложить на плечи населения непрофессионализм нынешних руководителей нефтегазового комплекса.

 

— А как новые цены отразятся на промышленности, коммунальной сфере?

— Раньше коммунальная сфера  использовала газ, который мы получали за транзит, теперь мы должны его покупать. Промышленность всегда использовала импортное топливо, и цена сейчас составляет около $120.

Для наиболее уязвимых при повышении цен отраслей, таких, как химическая, которая дает 12% поступлений в бюджет страны, $120-130 — уже предел. Для металлургии критической есть цена в районе $160. Эти наиболее энергоемкие  отрасли для нас являются ориентиром и за эту планку  выходить нельзя.

— Когда вы возглавляли “Наф­тогаз”, тысяча кубов стоила $50. Нынешний рост цен обусловлен экономическими факторами, или политика тоже сыграла свою роль?

— На первом этапе основной ошибкой была потеря прямого туркменского контракта в 2006 году. Это  наибольший провал нынешнего руководства и Минтопэнерго, и нефтегазовой отрасли. Необходимо восстанавливать туркменский контракт — это реальная основа энергобезопасности страны. Из 75 млрд куб. газа, который потребляет Украина, половину мы привозили из Туркменистана. Так было  все предыдущие четыре года. И эта потеря для нас  очень ощутима. Теперь источник у нас один — Россия.

Есть договоренность о транзите всего российского газа  через территорию  Украину. Была  такая же договоренность о транзите туркменского газа   для нас через территорию Узбекистана, Казахстана и России. Все это мы потеряли.

Повышение цен на газ — следствие целой цепочки политических и экономических просчетов. Политики, которые не разбираются в этих вопросах,  говорят, что повышенной ценой за газ мы платим за независимость.

Дело государства — закупать газ как можно дешевле. Второй вопрос — по какой цене государство продает этот газ своим потребителям, и где оно оставляет прибыль. Например, в 2004 году мы  экспортировали 6 млрд кубов  туркменского газа через свою страну. Заработало государство  400 млн $ и за счет этого удержало цену на газ  для внутреннего потребителя и таким образом сохранило баланс. Это общепринятая практика. Это не было политическими уступками, просто было понимание стратегического сотрудничества.

— В чем тогда был непрофессионализм  украинской стороны в переговорном процессе?

— Имел место ряд ошибок, которые привели к разрыву договоренностей. Сейчас не нужно говорить о том, что было. Необходимо немедленно исправлять ситуацию и заниматься тем, чтобы восстановить энергетический баланс, цену и экспортные поставки нашей страны, поскольку у нас уникальное положение транзитной державы, которое мы в полной мере ещё не используем. Нужно просто сделать выводы с учетом прошлых ошибок и идти вперед.

— Сколько реально необходимо Украине газа?

— Газовый баланс Украины — 75 млрд куб., с  учетом возможной экономии можно снизить до 67-68 млрд.  Собственной добычи – 20 млрд, остальное все импортируемый газ. При условии ежегодного вложения около трех миллиардов гривень в добычу,  мы можем через пять лет иметь 30 млрд собственного газа, и такая динамика у нас была до недавнего времени.  То есть реально наполовину обеспечить собственные потребности. Это очень выгодное положение, поскольку если мы возьмем Японию или Францию, то они на 90% зависят от импорта. 

Основная масса углеводородного сырья  у нас находится в Черном море. Запасы составляют около триллиона кубов газа. И мы, привлекая туда инвесторов  по закону о разделе продукции, делаем грубую ошибку.  Нам нужно привлекать только деньги.  А дальше мы должны добывать за эти деньги газ и продавать его потребителям. У нас ведь не Ливия, где на четыре миллиона населения — 80 миллионов добычи нефти, и не Туркменистан, где 70 млрд куб газа добывается на пять миллионов населения. У нас почти 47 миллионов населения, а добычи 20 млрд. И запасов имеем не так много, чтобы кому-то их отдавать.

— А как у нас обстоят дела с нефтью?

— По нефти ситуация хуже. Добываем около трех миллионов тонн — это примерно 20% от потребности,  и  серьезных месторождений нет. Поэтому мы в свое время шли по программе добычи нефти в других странах.  С той же Ливией в октябре 2004 года подписали контракт, и Украина получила в пользование четыре нефтеносных блока  с суммарным запасом в 200 млн тонн. К сожалению, потом этот контракт был утрачен. Вот по этому пути нужно идти. Я хочу напомнить, что наши специалисты осваивали Западную Сибирь. У нас была наиболее мощная школа по нефтедобыче. Собственно говоря, она и осталась. И этот кадровый потенциал необходимо использовать максимально. Сегодня Украина покупает 72%  российской и 8% казахстанcкой нефти.

— Есть ли возможность договориться с Газпромом и зафиксировать нынешние цены на газ на длительный период?

— Для этого есть все аргументы. У нас стратегическое партнерство, и 58% российского газа проходит чрез нашу территорию. И Россия также заинтересована в сотрудничестве с нами, как и мы с ней. Поэтому если будет понимание стратегического партнерства то, в конечном счете, компромисс будет найден.

— Каким образом вы решали вопросы с нашими партнерами?

— По собственной практике помню, когда два раза в год проходили встречи министров. К каждой встрече накапливалось по 20-25  вопросов, которые отрабатывались на уровне экспертов и только после этого выносились на  встречу премьер-министров. Работала система. А нынешние челночные поездки тех или иных руководителей этой системы не заменят. Поэтому кажущиеся на первый взгляд противоречия на самом деле, просто накопившиеся вопросы, которые вовремя не решаются. И если к ним подходить профессионально и готовить решение с выгодой для обеих сторон, то и проблем не будет.

— Можно ли сейчас вновь договориться с Туркменистаном о прямых поставках газа в Украину?

— Я думаю, что если Турк­менистан увидит, что у нас стабильная и прогнозируемая политическая ситуация, а правительство легитимно и несет ответственность, то можно ехать и разговаривать.

 

— На политической арене страны сейчас происходят серьезные перемены. Возможно ли в новых условиях возвращение Юрия Бойко к руководству “Нафтогазом України”?

— Я уверен, что сегодня должен быть востребован профессионализм, уже необходимо от опасного, на мой взгляд,  патриотизма уходить. Мы все патриоты своей страны и понимаем, что когда грядет беда, то нужно объединяться  и делать шаги, чтобы ее предотвратить. Если понадобятся мои силы и  мой профессионализм, то я готов.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.