сегодня: 23 января, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 140 от 07 августа 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Лекарство от комплексов

Лекарство от комплексов
07.08.2010 , № 140 от 07 августа 2010 г.

История из конверта

Это письмо пришло в редакцию от Владимира Егоровича Евсикова. Встретил он как-то своего бывшего коллегу — инженера-конструктора. Не виделись они очень давно, с тех пор, как Федор, так звали знакомого, уволился с завода из-за семейных проблем. Так что вопросов у Владимира Егоровича накопилось много.

Легкая добыча

— С ИРОЙ не сошелся? — поинтересовался Владимир Егорович.

— Да что вы! Как можно! — улыбнулся Федор. — После всего, что она сделала...

Да, Ира круто изменила жизнь Федора. Жил себе парень одной работой. Лучше него никто в конструкторском бюро завода не разбирался в чертежах. Бывало, только взглянет на схему, сразу скажет: “Вот этот узел не годится”. Коротко растолкует, что к чему, и под конец добавит, что контакты надо было ставить золотые, а золотца пожалели, вот и получился брак. А как-то Федя изобрел новую схему блока питания. Она была признана лучшей, блок пошел в серию, и Федя получил солидную премию. На фоне этого успеха личная жизнь парня была на полном нуле. Не было ее у Феди. А ведь не пил, не курил, компаний не водил, был спокойный, уравновешенный. А аккуратист какой! К тому же с “приданым” — двухкомнатной квартирой в престижном районе Киева (родители умерли, оставив ему жилье). И все же оставался Федя одиноким. Да и где ему было познакомиться с девушкой? В институте их на курсе было раз, два и обчелся. Теперь вот никуда не ходил. Для танцев он считал себя слишком взрослым. На улице не знакомился: не умел, стеснялся. В кино он смотрел кино. А все время забирала работа.

И тут к ним в конструкторское бюро поступила чертежница Ира. Приехала она в Киев из Чернигова, остановилась у знакомых. Была она чуточку старше Феди — ладная фигурка, милые черты лица, улыбчивые глаза, легкая походка, приятный голос, не говоря уже об одежде и манерах. Она как-то очень быстро сошлась с коллегами.

С ее приходом в отдел Федя как-то встряхнулся и даже преобразился внешне. Не прошло и двух недель, как молодых людей везде видели вместе: в столовой или буфете, рядом с кульманом. Все это за три месяца закончилось загсом и скромной свадьбой. Из гостей были только родители Иры и свидетели.

Федор просто на крыльях летал.

— Сколько вы прожили-то вместе? — уточнил Владимир Егорович у Федора.

— Да с месяц, наверное, а потом все началось.

...В те дни Ира была нервной, раздраженной. Ссора вспыхнула на пустом месте, Федя как мог утешал любимую, когда она вдруг заявила:

— Все, я больше не могу! Подаю на развод!

И подала! И на развод, и на раздел квартиры. Спала в другой комнате на диване, питалась отдельно.

Заводское конструкторское бюро тогда гудело, как улей, обсуждая происшедшее. Ира перешла в другой отдел. Федя же вообще ушел на другой завод, не в силах переносить ни сочувствие одних коллег, ни откровенное любопытство других. И так не очень общительный он окончательно замкнулся в себе.

Мучительная судебная тяжба продолжалась долго. Процесс выиграла Ира.

Судья в заключительной речи говорила что-то о том, что молодые не сошлись характерами, хорошо, мол, вовремя это поняли, пока не обзавелись детьми. Напомнила судья и о том, что закон ставит супругов в равное положение. Так что квартира подлежала разделу.

Все это Федя слышал как в тумане. Он даже немного рад был, что дело, наконец-то, закончилось, что он больше не будет видеть Иру.

Случай

ФЕДЕ при разделе квартиры досталась однокомнатная квартира далеко от центра города в так называемом спальном районе. Впрочем, не это его задевало. Поведением Иры, ее словами было уязвлено его мужское самолюбие. Он прокручивал ее слова в памяти изо дня в день и то спорил с ними, то соглашался. Может, и вправду он — никчемный? Он почти поверил в свою несостоятельность и даже отказался от мысли найти подругу жизни.

С головой ушел в работу, что-то все время изобретал и внедрял. Домой идти не хотелось.

...В тот день он, как всегда, зашел после работы в магазин, купил запас продуктов на ужин и завтрак и направился домой. Вечер был теплым. Настроение хорошим: только что его прибор получил самую высокую оценку у руководства. Всегда занятый мыслями о работе, он вдруг словно очнулся и обнаружил, что птицы, оказывается, по-прежнему поют, сверчки стрекочут, а воздух наполнен сладким ароматом цветов.

Впереди него медленно шла женщина с тяжелой сумкой в одной руке и какой-то коробкой в другой. Чем-то она напомнила Феде маму, которая также перегружала себя всегда и во всем. Молодой мужчина прибавил шаг и, догнав женщину, коснулся ее руки. Та подняла на него уставшее лицо. Федя извинился и предложил свою помощь. Женщина тихо поблагодарила.

Они шли молча. Пауза наливалась свинцовой тяжестью. Федя думал о том, как и где ему расстаться со спутницей, чтобы она не подумала о нем чего недоброго. Ничего не успев придумать, он обнаружил, что они дошли до его дома. Каково же было удивление, когда женщина направилась к подъезду, в котором жил и он сам. В лифте Федя спросил этаж. Оказалось, его спутница жила этажом выше в такой же однокомнатной квартире. Здесь они расстались, даже не познакомившись: растерялся Федя.

С тех пор так получалось, что они начали постоянно встречаться в своем дворе: то утром, то вечером. Сначала просто здоровались и улыбались, потом познакомились, девушку звали Ольгой, она работала врачом. Затем начали дружить. Комплекс Феди незаметно для него самоликвидировался: Ольга оценила в нем настоящего мужчину, друга и человека.

Он ждал встреч с нею. Заходил в гости. А однажды, запинаясь и краснея, сказал:

— Оль, я раньше думал, что знаю, что такое любовь. Но оказалось, ошибался. Тогда, с Ирой, это была не любовь. Это было что-то другое. А вот тебя я...

Ольга подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Я тебя люблю, Олюшка. И хочу, чтобы у нас была семья и дети.

Она смутилась, потупила взгляд.

— Я согласна, Федя! — сказала еле слышно.

Владимир Егорович кашлянул от волнения.

— Счастлив?

— Вполне, — ответил Федор, — сын растет. Оля — умница.

— А про Иру что слышно?

— Как вы понимаете, меня это уже давно не волнует, но слышал, что где-то у метро у нее то ли одна, то ли две палатки, торгует. Снова в разводе.

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.