сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 122 от 10 июля 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / И дома, и дети, и деревья

И дома, и дети, и деревья
10.07.2010 , № 122 от 10 июля 2010 г.

Очень краткая биография моей героини — в 1943-м, когда село освободили от фашистов, ей было 15. В 1945-м, в год Победы, — 17. Сколько
ей сейчас лет, считайте сами. Как там по пословице — “Каждый мужчина в своей жизни должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына”. Пословица явно придумана во времена патриархата. А матриархат-то подревнее будет. Вот Мария Кузьминична Чирик по этой пословице прямо из матриархата. Двух детей вырастила, и дом построила. А уж деревьев посадила — не сосчитать.

А ТЕПЕРЬ по порядку. Ну, дети, понятно: родила, выросли. Теперь — дом. Точную дату, когда сожги ее родной дом, помнит: 19 сентября 1943 года. А вот когда начали строиться — запамятовала. Одно помнит крепко: сами все делали. Сами — значит осталось несколько дедов, умеющих “дома ставить”, бабы, девчонки и мальчишки. Сами лес валили, сами на волах привозили, сами и строили. Как?! Мне сейчас, человеку кое-что в плотницком деле понимающему, просто уму непостижимо. Это же подвиг просто, при тех-то военных, а потом и послевоенных условиях и возможностях дом построить! И ведь строили! А немец, дурак, этот народ завоевать хотел...

Теперь у нас на очереди самое главное — “посадить дерево”. По подсчетам мужа Марии Кузьминичны, бывшего в этих местах лесником, вдвоем со своей постоянной напарницей Ганной Петровной Чередник они посадили около 200 гектаров леса. Представить такое количество леса, да еще в виде крошечных саженцев, не хватит никакого воображения. Даже математического. Замечательно об этом говорит Мария Кузьминична: “Много садила, а сейчас уже и не узнаю, сильно выросло. Да все ручная работа...” Насчет ручной работы совсем не оговорка или метафора. Начинали сажать с 50-го года. Машин лесопосадочных еще не было, сажали “Мечом Колесова”. Это такое нехитрое изобретение весом 5,5 килограмма с поперечной ручкой. Официальное название ЛПЛ-5,5, лопата лесопосадочная. Работают вдвоем, поскольку кто-то должен нести верейку с саженцами. Шаг посадки — 1,2 метра, то есть два небольших шага. Технология посадки простейшая. Рабочий-тыкальщик (название из инструкции, прилагаемой к лопате) лесопосадочной лопатой делает лунку, в которую второй человек (сажальщик) сажает сеянец. Глубина должна быть такой, чтобы корень не изгибался. Затем корень прижимается “Мечом Колесова” и непременно притаптывают почву вокруг ногой. Приживаемость саженца очень сильно зависит от прилежности и тщательности. У пары Чередник — Чирик приживаемость была отменная.

Небольшое, почти лирическое отступление. “Меч Колесова” до сих пор выпускается в России на ОАО “Великолукский завод Лесхозмаш”. Не всякой машиной можно заменить руки.

Машина лесопосадочная пришла в лесные деревни только в начале 60-х. А вот лесопосадки, на которых начали работать наши две героини, имеют свою предысторию. В Полесье самая плодородная земля располагалась либо в пойме рек, либо в лесу, где на больших лужайках-полях сеяли рожь и гречку. Недаром же все население этих мест звали гречкосеями. Пахали только небольшими плугами, которые тянула лошадь или вол — очень тонкий там был слой плодородной почвы, сантиметров 15-20, а под ним — песок. Поэтому тот, кто шел вслед за скотиной, тянущей плуг, внимательно следил, чтобы плуг не “зачерпнул” песок. Глубину пахоты регулировали ручками плуга: как пошел песок, плуг поднимали чуть выше. Потом “пришли” трактора с большими плугами, за глубиной вспашки “поддатые” или похмельные трактористы не следили, рвали землю плугами, как бомбами. И лесные поля, столетиями кормившие крестьян, вывернули наизнанку, до песков. Вот эти бывшие, но потерянные поля и стали засаживать сосной с примесью березы, чтобы земля не “гуляла”. Вот так прогресс уничтожил лесные поля и превратил их в лес. Сейчас уже никто не скажет, где были эти поля, кормившие еще прапрадедов, лес все поглотил. Поля были колхозные, и лес рос колхозным. Потом его передали лесхозам, и он вовсе обезличился, вроде бы как сам и вырос. Стоит такой лес, когда-то посаженный двумя женщинами, а в округе растет количество лесопилок непонятного происхождения, но понятного назначения — они превращают леса, посаженные двумя колхозницами, в звонкую монету. Некоторые работают уже и по ночам, спешат: вали его, пока можно, пили, продавай, новый вырастет... Наверное, вырастет, если посадят — засевают же вырубки. Только времени должно пройти лет 50.

Вдоль Десны у деревни Рудня, где сейчас так любят “красиво отдыхать” приезжие киевляне первого поколения, то есть дети и внуки вымирающих деревень, растут в несколько рядов огромные тополя. Оказалось, их тоже сажали две женщины: Мария Кузьминична Чирик и Ганна Петровна Чередник. Ганна уже умерла, а Мария Чирик жива и живет совсем неподалеку от своих тополей. Огромные деревья, но кажутся еще больше, когда Мария Кузьминична рассказала, что “сажали прутики”. Без всякого укоренения. Воткнули вдоль берега, ногами притоптали, почва влажная, ежегодный весенний разлив приносит много ила, природного удобрения, вот они и росли. Но в этой короткой истории с тополями больше всего поражает другое — им дали вырасти. Если мысленно перенести эти прутики с зелеными листочками на берега современной Десны, то у них нет никаких шансов — затопчут, повыдергивают, закатают в грязь автомобильными шинами. А те прутики, из 50-60-х прошлого века, стали огромными деревьями. Мне кажется, что дело тут не только в том, что не было тогда такого количества машин, хотя людей по берегам было намного больше, а в том, что две крестьянки-колхозницы из небольшого полесского села работали для будущего, а люди, жившие рядом, это понимали. И, что очень важно, будущее у них было. Я видел это будущее — эти огромные тополя у реки. А времени-то прошло всего ничего, с точки зрения истории — лет 50-60. А для человека — жизнь прошла. Но совсем не зря. И дети выращены, и дома построены, и деревья посажены — большие леса. А вот мы-то, соотечественники-современники, сможем о себе такое сказать?..

Черниговская область.

 

Автор: Евгений КОРОТКОВ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.