сегодня: 19 июля, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 119 от 07 июля 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Как это было

Как это было
07.07.2010 , № 119 от 07 июля 2010 г.

В конце лета мы будем отмечать 75-летие знаменитого стахановского движения, охватившего разные отрасли народного хозяйства СССР – нашей прежней Родины, огромной страны, простиравшейся от Балтики до Тихого океана. Соревнование за повышение производительности труда, начатое шахтером с Луганщины Алексеем Стахановым, оказало огромное влияние на создание надежной материально-технической базы первого в мире государства рабочих и крестьян, вписало яркие страницы в трудовую историю государства. А начиналось все с рекорда угледобычи, который в ночь с 30 на 31 августа 1935 года установил в Кадиевке (теперь Стаханов) забойщик шахты «Центральная-Ирмино» Алексей Григорьевич Стаханов…

Все зависело от хорошей подготовки


О ЛЕГЕНДАРНОЙ августовской ночи, о том, как это было, мы расскажем, опираясь на материалы книги «Алексей Стаханов. Взлет и забвение», написанной замечательным журналистом Петром Михайловичем Ленем. В ней есть поистине уникальная запись — воспоминания о знаменитой смене Алексея Стаханова. Итак…

«Тридцатого августа, — рассказывал Стаханов, — я поднялся чуть свет, быстро умылся холодной водой, оделся и пошел к шахте... Хотя мне предстояло выйти на работу в ночь, не терпелось узнать, кто из крепильщиков пойдет за мной следом, как будут доставлять им лес, как вывозить уголь. Я уже был твердо уверен, что вырублю всю лаву. Но это надо было обеспечить. Все зависело от хорошей подготовки, от своевременной переноски воздушной магистрали, от доставки леса, от подачи воздуха, от быстрого крепления забоя и бесперебойной вывозки угля. Собственно говоря, требовалось одно – порядок.

Обо всем этом я спросил начальника участка Николая Игнатьевича Машурова. На все мои вопросы и предложения он отвечал одно: «Сделаем!» Он сказал, что крепильщиками будут у меня Тихон Щиголев и Гавриил Борисенко. Как, подходяще? Я знал их как первоклассных мастеров и согласился с охотой.

После этого я отправился в мастерскую проверить исправность своего отбойного молотка – не всегда можно было надеяться на хороший уход за молотками. Я разобрал свой молоток, промыл каждую деталь керосином, смазал маслом и снова собрал. Потом присоединил молоток к шлангу со сжатым воздухом и испытал. Молоток работал легко и ровно...

Вернулся домой. Быстро поел и опять отправился на шахту. Хотел повидаться в нарядной с крепильщиками и поговорить…»

Лесогоны спустились в шахту раньше

НАРЯДНАЯ – это помещение, где шахтерам выдается наряд, то есть задание на смену. Отсюда горняк начинает свой трудовой день. Каждый участок имеет свою нарядную. Здесь встречаются все работники смены, обсуждают общие дела. Обычно здесь проводят краткие беседы и производственные совещания – летучки: зачитываются результаты вчерашней работы, объявляется, кто и где должен работать сегодня и сколько надо вырубить угля.

«Тридцатого августа совещание было коротким, действительно летучим, — продолжал рассказ Стаханов. – Тихон Щеголев и Гавриил Борисенко были уже в курсе дела – с ними переговорили и Машуров, и парторг Константин Петров. Мы стали сообща обсуждать план предстоящей работы. Было решено к девяти вечера собраться в нарядной, а в десять спуститься на свой участок «Никанор-Восток». К этому времени заканчивала работу вторая смена, а третьей полагалось быть ремонтной. В ней обычно работали лесогоны, доставлявшие в лаву лес на следующие сутки, слесари, переносившие воздушную магистраль, и костерщики, которые крепили лаву. На этот раз график изменили. Лесогонам поручили спуститься в шахту раньше, чтобы обеспечить нас лесом. В третью смену вызвали коногонов для вывозки угля, который я нарубаю, а приход костерщиков и слесарей перенесли на пять часов утра…

В десять вечера Петров, Щиголев, Борисенко, Машуров и я спустились под землю. Шли на свой участок быстро, на ходу перебрасываясь словами. Настроение у всех было бодрое. Пришли к лаве… Не успели мы пролезть первый уступ, как сзади раздался голос Кости Петрова, освещавшего весь забой ярким светом своей «надзорки» аккумуляторной лампы, которой пользовался тогда шахтный надзор). За ним лез вызванный Петровым редактор шахтной многотиражки Павел Михайлов. Он следил по часам за временем нашего движения по лаве. Машуров остался в коренном штреке, чтобы руководить вывозкой угля».

«Закончив рубать последний уступ, я готов был от радости плясать!»

«Я ПОДНЯЛСЯ наверх лавы и проверил состояние забоя: не висит ли над головой породный «корж», посмотрел, как расположены «струи» пласта. Тщательно оглядел воздушную магистраль – на месте ли кран, в исправности ли шланг. Продул его сжатым воздухом, подсоединил шланг к крану, согнул его пополам и послушал – нет ли шипения, не уходит ли воздух. Убедившись, что все благополучно, сделал на 35-40 сантиметров подбой, для того чтобы после разрезки кутка в верхней части забоя легче было отбивать уголь. Подбой я делал по небольшой прослойке угля снизу вверх одной рукой, а другой рукой держался за стойку. Затем погнал пласт вниз. Молоток играл в руках, глубоко врезаясь в пласт и отваливая глыбы угля. Следом за мной, когда я снял верхнюю пачку угля и начал снимать земник (нижнюю часть), приступили к работе оба крепильщика…

Незаметно, в напряженном, но бодром и радостном труде прошли 5 часов 45 минут. Все это время рядом со мной находился Константин Петров. Он не затевал длинных разговоров, наверное, чтобы не отвлекать меня. Шутил, бросал короткие реплики. Сначала: «Получится!», затем: «Получается». Спрашивал: «Не устал?». Советовал: «Передохни!», но мне работалось так легко и свободно, что не хотелось останавливаться. Закончив рубать последний уступ, я узнал: добыто 102 тонны. Я готов был от радости плясать…

Когда труд в удовольствие, не чувствуешь усталости. Казалось, я мог согнать лаву еще раз, если бы хватило леса. Но крепить уже нечем было. Да и время смены истекало. Вслед за груженой партией мы направились к стволу».

Новая организация труда в забое дала ошеломляющий результат. В ту незабываемую августовскую ночь родился мировой рекорд: норма добычи угля была перекрыта в 14 раз! В обычных условиях для вырубки 102 тонн угля забойщику потребовалось бы 8-10 дней. Стаханов с помощью товарищей сделал это за одну смену, заработав 200 рублей зарплаты вместо обычных 25-30. Имя шахтера занесли на Доску почета, ему выдали премию в размере месячного оклада, предоставили новую квартиру, установили телефон и прикрепили «в личное пользование выездную лошадь». В соревнование со Стахановым за повышение эффективности труда на шахте «Центральная-Ирмино» сразу пожелали включиться 40 забойщиков. Массовое, невиданное дотоле движение рабочих-новаторов развернулось по всей стране…

 

Автор: Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.