сегодня: 19 сентября, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 95 от 29 мая 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / «Крылатые Пегасы» Слобожанщины

«Крылатые Пегасы» Слобожанщины
29.05.2010 , № 95 от 29 мая 2010 г.

В биографии воздухоплавания есть немало удивительных страниц, достойных пера самого Жюля Верна. Одна из них связана с Украиной.
В начале 1899 года “Харьковские губернские ведомости” писали: “При подходе поезда к поселку Рогань, вызывают интерес недавно возведенные близ полотна железной дороги сооружения странного вида”. Это был ангар и фантастический аппарат Константина Данилевского. Сюда, за город, он перенес свою “испытательную станцию”. Отсюда совершались невероятные, как тогда казалось, полеты на его “махолетах”
и “коврах-самолетах”...

Первым был «ковер-самолет»

ИСТОРИЯ ЭТА началась без малого 120 лет назад. Приват-доцент Харьковского университета Константин Яковлевич Данилевский был известен как талантливый физиолог. Поэтому его внезапное увлечение воздухоплаванием показалось многим удивительным и непонятным. “Сумасшедшая” идея физиолога заключалась в том, чтобы большую часть веса человека уравновесить при помощи баллона с легким газом. Оставшуюся же часть (несколько килограммов) пилот должен был уравновешивать уже сам, взмахивая специальными крыльями...

Самолетов тогда еще не было, а Данилевскому очень хотелось создать летательный снаряд, который мог бы подниматься, опускаться, зависать и лавировать в воздухе. Такие возможности “махолета”, кроме всего прочего, позволяли следить за пожарами на обширных территориях, вести разведку при военных действиях.

В 1894 году умелец изготовил первую модель, назвав ее “ковром-самолетом”. Аппарат представлял собой “аэропланную плоскость” длиной около 20 метров, очень похожую на матрац. Она состояла из легкой рамы и прикрепленных к ней нескольких десятков цилиндрических баллонов с водородом. На стропах к раме подвешивалось сиденье аэронавта, оснащенное “педальным механизмом”. Вращая педали, воздухоплаватель приводил в движение вертикальный воздушный винт, и “ковер-самолет” начинал двигаться...

Аппарат летел подобно птице

“ПРИВИЛЕГИЮ” (патент) на летательный аппарат Данилевский получил 19 марта 1897 года. К тому времени его конструкция настолько изменилась, что от старого “ковра-самолета” осталась неизменной лишь сама идея. У нового аппарата был уже цилиндрический, похожий на ракету, баллон с за­остренной носовой частью. Крылья приводились в движение ногами, вдетыми в стремена.

Нашелся и меценат, поддержавший изобретателя материально. Давно переселившийся в Харьков швед Андрей Андреевич Пильстрем владел на Слобожанщине литейным заводом и славился благотворительностью. На его деньги начал строиться в Париже и новый “летательный снаряд” Данилевского. К осени 1897-го аппарат был готов и доставлен в Харьков. В знак того, что конструкция опытная, физиолог назвал ее “Эмбрионом”.

Испытать свой “снаряд” Константин Яковлевич намеревался сам. Но оказалось, что подъемная сила баллона была чуть ли не на три пуда меньше запланированной. Требовался испытатель весом не более 50 килограммов. Им стал 19-летний рабочий-механик Петр Косяков. На глазах изумленной публики 8 октября он совершил более двадцати подъемов на высоту до 80 метров! Последний из них заставил оставшихся на земле поволноваться: канат, используемый при посадке, внезапно отвязался, и освободившийся от этого груза “снаряд” поднялся на 150 метров. Молодой испытатель сумел-таки его посадить...

Он вложил в это дело всю душу

НАДО ЛИ говорить, что, несмотря на казус, Данилевский был доволен: идея-то оказалась верной! “Этот снаряд, — писал он позже об “Эмбрионе”, — был образцом топорности и неуклюжести. Но в воздухе он казался мне чудным крылатым Пегасом”. В следующем году физиолог-”авиаконструктор” собирался продолжить опыты уже с другими, более совершенными аппаратами, тоже построенными во Франции.

Военное министерство России, заинтересовавшись, командировало в Харьков наблюдателя — полковника Ясевича. Полковник отмечал в рапорте Главному инженерному управлению: “Мне остается лишь выразить удивление той энергией и настойчивостью, которую проявил доктор Данилевский в разработке идеи свободного летания. Мало того, что этой идее он посвящает свои средства, знания и свой досуг, но он вложил в это дело свою душу!”

Несмотря на лестные отзывы военных, вокруг “снаряда Данилевского” в газетах развернулась настоящая полемика. Многие его хвалили, но было и немало противников, главным аргументом которых было утверждение, что бороться с ветром только силой мускулов аэронавт не сможет. Конструктор и сам это понимал и был готов использовать легкий механический двигатель. Но их тогда еще не было...

Последний полет «снаряда»

И ПОТОМУ Константин Яковлевич продолжал работать над совершенствованием конструкции. “Летательный снаряд” претерпел серьезные изменения. Баллон, наполненный водородом, располагался уже не горизонтально, а вертикально, заостренным концом от земли. Это было сделано для того, чтобы уменьшить сопротивление воздуха при движении вверх. Убрал Данилевский и крылья, заменив их колесом с подвижными лопастями, соединенным с велосипедными педалями.

Новые опыты удалось начать только в сентябре 1899 года. Осваивать аппарат с баллоном, стоявшим торчком, стал теперь уже постоянный испытатель Петр Косяков. На 7 ноября был назначен главный полет. Его решили провести на максимальной высоте. Однако второпях аппарат не уравновесили, и он начал сам, без участия пилота, подниматься ввысь. Уже в воздухе соскочила с шестерни цепь, соединяющая педали с колесом...

Газового клапана баллон не имел, и снизить аппарат в такой ситуации не было никакой возможности. Через несколько минут он уже поднялся на полтора километра! И только здесь Косяков сумел, к счастью, поправить цепь на шестеренке. Что есть силы, работая колесом и педалями, он погнал “снаряд” вниз и благополучно посадил его на опушке леса в семи километрах от места старта.

Вместо эпилога

ЭНТУЗИАСТУ неба удалось выпустить небольшую книгу о своем “летательном снаряде”, в которой он отмечал, что “неблагоприятные обстоятельства лишают возможности довести работу до желаемого конца, и сознание этого мучительно”. После 1900 года сообщения о работах доктора Данилевского в области воздухоплавания уже не появлялись. Мало-помалу не только его изобретение, но и само имя стало забываться. И даже смерть замечательного изобретателя, случившаяся незадолго до начала Первой мировой войны (точная дата неизвестна), осталась незамеченной...

 

Автор: Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.