сегодня: 24 сентября, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 95 от 07 июля 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / Кровоточащие раны земли

07.07.2006 , № 95 от 07 июля 2006 г.

«Был лес и бор большой» — написано в летописи о местности, которая тянется вдоль правого берега Днепра от Триполья в Канев и дальше на юг. В настоящее время эта земля, расчлененная глубокими оврагами и балками, вопит о помощи.

 Наступление на зеленые массивы началось с развитием общества. В XVI-XVIII веках в связи с производством поташа, селитры, стекла, смолы, дегтя, древесного угля, железа и тому подобное древостои массово уничтожали. Однако развитие всех этих промыслов не принесло столько беды лесам, как вырубка их с целью использования новых и новых участков для ведения земледелия. Унич­тожение живых бастионов, распахивание балок, крутых склонов изменяли ландшафт Киевской губернии. Постепенно стирались из народной памяти привычные для этих краев названия —  Грабовое, Дубовое, Калинское, Зеленая дубрава, а вместо них появлялись новые, от которых веяло печалью и отчаянием — Степанов овраг, Плохая груша, Лысая гора... Талые и ливневые воды рвались с голого взгорья к Днепру, “пропахивая” длинные и глубокие (от 30 до 70 метров!) овраги с крутыми склонами. Овраги разрастались, поглощая ежегодно от 300 до 350 гектаров земли, смывая за год в Днепр и его притоки свыше 2 миллионов кубометров плодородной почвы.

В начале 60-х годов прошлого века в трех районах столичной области — Обуховском, Кагарлицком и частично Мироновском — насчитывалось около тысячи оврагов. Почти три четверти земель так называемой Ржищевской зоны были эродированными.

Дорогой ценой обходились ошибки человека в обращении с природой и на территории нынешнего Каневского района соседней Черкащины. Насчитывалось 5,5 тысячи оврагов и крупных отвершков, которые занимали почти 13 тысяч гектаров. Эрозия повреждала большинство площади: из каждого гектара ежегодно смывалось в Рось, Росаву и Днепр в среднем 34 тонны почвы, а при значительных ливнях и сотня тонн. Вот пример из книги М.А. Розова “Овраги Украины”: рост одного из самых больших — Хмилянского — начался в 1865 году и к середине прошлого века длина его достигла 10 км., периметр — 123 км., глубина — 70 м. Овраг съедал ежегодно десять гектаров пашни. В целом же по району монстрами поглощалось до трехсот гектаров.

Широкое наступление

Наступление на овраги началось в конце 50-х — начале 60-х годов — согласно решению правительства Украины было основано Каневскую, а впоследствии Ржищевску гидролесомелиоративные станции (с 1991-го — лесхозы). Им надлежало вылечить смертельно раненную землю. И они справились с этим заданием — немногим более чем за 25 лет осуществили то, что не могли сделать на протяжении веков сельские общины и разные организации. Главное — удалось к минимуму сократить смыв и размыв почв, спасти от разрушения тысячи гектаров бесценных черноземов. За счет чего?

— Процессы водной и ветровой эрозии не были бы остановлены, — говорит директор ГП “Ржищевский лесхоз” Владимир Рыжов, — если бы не построили лотки-быстротоки, водоотводные и водозадерживающие валы, если бы не создали валы, не затеррассировали крутые склоны. А еще добавляйте засыпанные овраги, рекультивированные угодья, противоэрозийные насаждения...

“Посетив Каневскую ГЛМС через семь лет, мы убедились, что означает на практике осуществление комплекса гидролесомелиоративных работ. Перед нами предстал ландшафт как воплощение мечты любого агролесомелиоратора” — записали в свое время в книге впечатлений и предложений (первая страница ее была заполнена еще 35 лет тому назад!) молдавские специалисты. “Каждый, — это уже из отзыва москвичей, — кто видел каневские земли раньше и увидел их в настоящий момент, непременно будет восхищаться работой настоящих врачей земли. Нельзя этому не радоваться. Труд и ум людей побеждают стихию”.

Труд и ум людей победили стихию. До того, как, скажем, разворачивали работу ржищевские лесомелиораторы, лесистость зоны деятельности составляла лишь один процент, теперь — 6,4. В сущности, создали новый естественный ландшафт, найдя оптимальное сочетание леса и поля, возобновив прежнее биологическое многообразие — экологическую мозаику. В значительной мере была стабилизирована экологическая ситуация и в каневском регионе. Следовательно, есть все основания гордиться творимым, радоваться, созерцая рукотворную красоту. Но не радостно в настоящее время на душе у творцов: чем дальше, тем больше окутывает их сердца тревога.

Об угрозе, которая нависает над краем, вспоминаю, еще лет десять тому назад говорил мне Алексей Чабан — человек-легенда Надросья. Это он, начиная с 1961 года, изо дня в день бульдозером заделывал раны земли, нарезал терассы на склонах крутизной до 350С, нагребал вокруг вершин оврагов валы. Был удостоен звания лауреата Государственной премии прежнего Союза. В старом блокноте сохранилась запись взволнованного монолога, к сожалению, в настоящее время уже покойного Алексея Филипповича:

— Когда была создана Каневская ГЛМС, скептики твердили: напрасная работа, мало силы, чтобы перебороть беду. Сил действительно было очень мало, но очень большое было желание, вдохновение, стремление победы. Вот эта вера и помогала нам в работе. И мы отвоевали у стихии тысячи гектаров чернозема. А теперь вот мне, ветерану, который отдал благородному делу четверть века, придется констатировать: внимание к спасенной земле ослабло. Размываются валы, портятся лотки. Святотатством считаю вести речь о приумножении богатств и в то же время спокойно (а оно именно так и есть) наблюдать, как разрушается то, что уже создано.

Одно слово, беда

— За последние 17 лет значительно уменьшилось государственное финансирование, — говорит инженер лесных культур Ржищевского лесхоза Жанна Павлович. — Лишь в позапрошлом году было выделено на областном уровне 709 тыс грн. На те средства удалось провести реконструкцию и уход за некоторыми гидросооружениями и валами, залесить часть эродированных земель. К величайшему сожалению, акция оказалась одноразовой, и уже в прошлый и нынешний годы предприятие опять осталось без финансового внимания как со стороны государства, так и со стороны местных органов власти.

— Раньше, — это уже директор ГП “Каневский лесхоз” Николай Рыжков, — до 90 процентов средств, необходимых для выполнения мелиоративных работ, выделяло облуправление сельского хозяйства. Теперь и не помним, когда в последний раз их получали. Пять лет кряду от 70 тыс до 100 тыс гривень дает область через природоохранный фонд, но на ту сумму можно построить лишь три погонных километра водозадерживающих валов или реконструировать 4,5 км. действующих. Что мы и делаем. Другой источник финансирования — использование денег, которые некоторые сельские советы получили за потери леса. Конечно, они незначительны. В этом году 57 тыс. грн выделил еще Киевский просветительский миротворческий центр — весной посадили 15 га новых лесов. Вот и все. А имеем 70 действующих оврагов — для укрощения их ежегодно нужно осваивать до 600 тысяч гривень. Нуждаются в немедленном кап­ремонте около 10 сложных гидро­сооружений... В верхах как будто понимают проблему, бьют себя в грудь и клянутся в любви к Каневщине, когда съезжаются отметить очередные годовщины Шевченко. Когда же уезжают — раненый край остается наедине со своей бедой.

Добавлю: несколько лет назад на базе Ржищевского лесхоза было проведено совместное выездное заседание коллегии Госкомлесхоза и комитета Верховной Рады Украины по вопросам экологической политики. Народные депутаты восхищались сделанным лесоводами, выражали мнения о потребности закладки в Госбюджет страны средств для возобновления и расширения комплексов агролесомелиоративных сооружений и защитных насаждений. Но слова их оказались теплыми. А овраги не дремлют...

Эрозия прогрессирует. Нас действительно ожидает грустное завтра — если государство не обратит внимание на то, в каком состоянии находится украинская земля и не найдет деньги, чтобы на первых порах хотя бы поддерживать в надлежащем состоянии уже то, что построено в интересах земли и людей.

“...То, что сегодня сохранить возможно, то завтра уже ни за что не купить” — написал поэт. Слова его обращены ко всем нам. Прислушиваемся ли?

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.