сегодня: 21 июня, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 74 от 23 апреля 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ДИСКУССИЯ / Неоконченный диалог

Неоконченный диалог
23.04.2010 , № 74 от 23 апреля 2010 г.

На перекрестке мнений

Арт-проект “ВождиЛение” в Украинском доме посвящен 140-летию Ленина и 20-летию с того момента, когда была демонтирована и отправлена в запасники вся коллекция музея его имени, а сам музей сменил название на Украинский дом. Концепция проекта интересна, оригинальна,
но в то же время спорна.

О ценностях истинных и мнимых

ПО СЛОВАМ директора Украинского дома Натальи Заболотной, одной из причин проведения этой масштабной выставки стало большое желание, даже искушение, открыть запасники бывшего музея Ленина и посмотреть на экспонаты, находящиеся там, современным взглядом. Отсюда столь необычное название, связывающее воедино три смысла — “ВождиЛение”.

Проект объединил более 240 экспонатов из фондов музея, включая личные вещи Ленина, фрагменты его кабинета, а также произведения на ленинскую тему заслуженных художников СССР и УССР времен соцреализма. Антитезой этому массиву экспонатов стали работы 35 современных украинских художников преимущественно авангардного направления.

Устроители задумывали выставку “как диалог нормативного и свободного, пропагандистского и критичного, пафосного и ироничного, документального и мистифицированного, искусства “идейно взвешенного” и искусства, рожденного концептуальной идеей, которого требуют сегодня”.

Это сугубо художественный проект, говорит, например, один из идеологов выставки Александр Соловьев, и искать в нем политическое содержание просто глупо.

Как бы ни было глупо, расставленные акценты очевидны и имеют четкую политическую составляющую. По словам самого Соловьева, первая часть (из запасников) — икона, вторая — иконоборчество. Поэтому, как бы ни хотел Соловьев, воспринимается этот диалог в двух плоскостях — художественной и идеологической.

Несколько слов о плоскости художественной. Еще нет ответа на вопрос, что более жизнеспособно — образцы соцреализма, отражающие переломные моменты истории, или творения их визави-пересмешников. Не исключаю, что монументальные полотна Лопухова, Крапивина и Серова наши потомки будут воспринимать и изучать, как фрески Микеланджело, а пародийной мазней с Мадонной и Монро — горшки покрывать. Не говорю уже о наскоро сооруженном из реек и кусков линолеума подобии мавзолея, который один мой коллега принял за строительный мусор, который забыли убрать.

Новомодные художники кичатся своей свободой и причастностью к прогрессивным течениям, в частности концептуализму. Предлагаю отказаться на минуту от термина “соцреализм” и заменить каким-то другим. Не найдете более подходящего, чем “концептуализм”. Концепция, понимаешь, такая — пропагандировать образ вождя и через него его учение. Тот же авангард своего времени.

А что касается свободы художника вообще, об этом уже сказано: “это лишь замаскированная зависимость от денежного мешка”. Попробуй отойти от мейнстрима, затребованного временем, — помрешь с голоду.

В Украинском доме и за его пределами

ТО, ЧТО происходило на открытии выставки, напоминало хохму или клоунаду. Настойчиво предлагалось смеясь расставаться со своим прошлым. Никаких претензий к паяцам, изображающим кто Ленина, кто Сталина под музыку “Интернационала”, дай им Бог здоровья, и даже к десяткам широко известных в узких кругах пигмеев, которые ходили туда-сюда с важными лицами, примеривая на себя маски великих.

Но не думаю, будто организаторы выставки и ее участники настолько замкнуты в своей богемной раковине, что не видят происходящего за пределами вернисажа. А там диалог, который в стенах Украинского дома проходит вполне мирно, имеет совершенно серьезную, а не искусствоведческую подоплеку и скорее похож на нешуточную конфронтацию. И диалог этот отнюдь не смешон. Война памятников (тоже, между прочим, артефактов) — это не мистификация и не арт-проект. Это война идеологий. И дело не в вождизме, который, вероятно, был, есть и, наверное, будет. Дело в том, что марксизм-ленинизм как учение, попросту и обобщенно говоря, левая идея, — бессмертен. И диалогу конца не видно. Гримасничать по поводу того, что живет и дышит — заблуждение, непонимание ситуации или излишняя самонадеянность, хотя в принципе каждый на это имеет право.

Гагарин, извините

ЗИГМУНД Фрейд определял культуру как систему запретов. По мере своего развития человечество накладывало табу на некоторые вещи. Чем далее оно развивалось и “гуманизировалось”, тем больше таких запретов возникало. Для простоты поясню на старом примере. На заре человечества каннибализм был вполне нормальным явлением и даже частью вполне официальных ритуалов. Повзрослевшее человечество наложило табу на поедание человека человеком и расценивает его сегодня как явление, не имеющее права быть вообще.

Для искусства как будто бы запретных тем нет. Но искусство — часть культуры и также находится в рамках конкретной системы морально-этических координат, обусловленных уровнем развития человечества. И некоторые запреты здесь тоже существуют.

Скажем, пропаганда фашизма или того же каннибализма, как бы мастерски она ни велась средствами искусства, вряд ли найдет сегодня поддержку разумной части человечества. Слава Богу, ничего подобного на выставке нет. Но есть, например, совершенно кощунственная, на мой взгляд, трактовка образа Гагарина. На одной из картин, стилизованной под икону, первый космонавт планеты изображен с деформированным лицом и каким-то неандертальским оскалом вместо знаменитой гагаринской улыбки. Человек, перед именем которого разве что колени можно преклонить, стал объектом сомнительных художественных экспериментов. Еще одно “произведение искусства” — куча гипса посреди главного зала — названо Памятником неизвестному герою. Учитывая идиоматические связи слов, это также отталкивает, тем более — накануне юбилея Победы.

В заключение хочется поблагодарить советскую власть (я думаю, организаторы выставки к благодарности присоединятся) за то, что она построила такой красивый (старым слогом — красный) дом, настоящий дворец, в котором можно устроить такой масштабный вернисаж. За 20 лет независимости, к сожалению, ничего подобного в столице построено не было.

А проект интересный.

 

Автор: Валерий ПОЛИЩУК.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.