сегодня: 22 июня, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 71 от 20 апреля 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ДИСКУССИЯ / Укрощение пестицидов

Укрощение пестицидов
20.04.2010 , № 71 от 20 апреля 2010 г.

Интервью дает ученый

Наряду с добром “химизация” села принесла нам и немало проблем. К нынешнему году в Украине скопилось до 25 тысяч тонн пестицидов, превратившихся не просто в балласт, отходы производства, а в опасную мину замедленного действия. Этот “подарок” прогресса нельзя оставлять ни на складах, ни тем более на обочине или в поле. С ним надо что-то делать. А вот что именно? Какой подход к решению этой проблемы видят ученые, рассказывает заведующий кафедрой Донецкого национального университета экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского доктор биологических наук, академик, профессор Николай Рябченко.

«Подарок» прогресса

– ПЕСТИЦИДЫ — это химические препараты, предназначенные для борьбы с вредителями, болезнями и сорняками, — говорит Николай Александрович. — С одной стороны, их внедрение — дело полезное, даже нужное. Этим объясняется их широкое применение. Ежегодно Украина возделывает, например, озимую пшеницу на восьми миллионах гектаров. Для защиты растений каждый год аграрии используют только на одном гектаре от пятнадцати до двадцати литров или килограммов пестицидов.

— Насколько высока такая нагрузка, не ставит ли это перед нами вопрос: химия или жизнь?

— Нагрузка как нагрузка. Без нее в сельском хозяйстве в современных условиях не обойтись. Она существует во всех странах, которые ведут интенсивное сельское хозяйство. Наши нагрузки ничуть не выше, чем в других краях. Скорее, наоборот. И это еще мягко сказано. Вы заметили, сколько у нас одичавших полей, сколько сорняков — иногда их целые заросли. Взять в руки тяпки сегодня на селе просто некому, а купить убивающие сорняк гербициды не за что. Стоимость их достигает тысячи гривен за литр. Подсчеты показывают: применение гербицидов ставит фермера при нашей средней цене на зерно на грань разорения. Не каждый может позволить себе “гербицидную роскошь”...

— Но ведь существует и так называемое органическое земледелие, альтернативные способы защиты растений? Может быть, есть смысл применять их?

— Вообще-то в земледелии существует больше ста способов защиты зерновых культур. Органическое земледелие, или, как еще говорят, биологическое, имеет место быть. Оно по-своему интересно и привлекательно. Но урожаи при его использовании ниже, ценовая политика в нем не урегулирована, есть и другие проблемы. Словом, массовым пока остается сельское хозяйство с применением химических препаратов. Ну как без них обойтись, если, например, клоп-черепашка способен уничтожить до 70–80 процентов урожая? На полях могут прижиться и пять-шесть сорняков, добрый десяток других вредителей, вплоть до жука кузьки, способного обгрызать зерно...

— И как же в этом случае избежать возможных проблем и негативных явлений?


— Вариант один: только строгий контроль и высокий профессионализм агрономических служб. Да вообще-то и не в интересах хозяйств сыпать где попало дорогую химию.

Погрозить пальцем можно. Но дела это не решит


– КТО ЖЕ занимается в современном АПК защитой растений?

— Раньше я на этот вопрос мог ответить совершенно определенно, как и мой дед бывший фронтовик-танкист, проработавший потом всю жизнь в МТС трактористом. В АПК существовала хорошо поставленная, разветвленная и структурированная система химической защиты растений, выполнявшая заказы хозяйств. Работая в свое время бригадиром, а потом управляющим в одном из хозяйств Донецкой области, я и горя с этим не знал... Мы же с нашими маломощными станциями защиты растений, с их ограниченными возможностями и до предела дорогущими химпрепаратами остались, что называется, у разбитого корыта, оказались беззащитными перед сорняками и болезнями растений. Не у всех хватает сил бороться с ними, и потому мы чаще экономим, чем применяем полный комплекс препаратов. А вы говорите, химия или жизнь...

— А накопившиеся запасы пестицидов? Этакий чемодан без ручки: и нести тяжело, и выбросить жалко...


— Никакого “жалко”! Обладая мутагенным эффектом, они грозят людям целым букетом заболеваний — от онкологических до сердечно-сосудистых. При этом большинство хозяйств не имеют достойных помещений для их хранения. Приедет санстанция, оштрафует директора, погрозит ему пальцем, на этом все и заканчивается. Вот это действительно плохо.

В борьбу вступают... микробы

– ПОЧЕМУ устаревшие пестициды не передать куда-то для уничтожения или “перезатарить”, как это делается на некоторых химпроизводствах?


— Спору нет, проще всего передать — и с плеч долой. Только вот кому и сколько за это нужно заплатить? Оказывается, заплатить надо до трех миллионов гривен за тонну. У нас 25 тысяч тонн устаревших пестицидов, сколько будет это стоить?

Теперь о перезатаривании. Вопрос, конечно, интересный. Однако проблема “новой тары” все еще существует, она консервируется, окончательное решение здесь откладывается... Но верно и то, что все эти годы не прекращался поиск путей утилизации устаревших пестицидов. Над этим работали в Киеве, Днепропетровске, Донецке. Вот здесь и вспомнили мы о чудесных возможностях микроорганизмов. Тех самых микробов, которые способны очищать, например, самые грязные технологические стоки...

Для утилизации пестицидов мы создали особую технологию их обезвреживания. При этом появилась возможность получать из них полезные биостимуляторы — биогуматы. Технология эта не требует больших затрат, сверхсложного оборудования. Мы пошли не по пути, скажем, сжигания пестицидов. Укрощение их поручено микроорганизмам.

— Расскажите, как это происходит...


— Коротко, схематично это укрощение выглядит так. Пестициды смешиваются с подсолнечной лузгой (она создает питательную среду для ферментативной активности микроорганизмов). Измельченная лузга поливается почвенным раствором, который лучше взять с участков, где выращивалась соя или горох. Привнесенные таким образом микроорганизмы вступают в борьбу с пестицидами. Чтобы процесс этот был завершен, требуется до полугода. На выходе укрощенные пестициды превращаются в биогумус, в биогуматы, которыми можно потом делать предпосевную обработку семян и вернуть в поле в качестве биостимуляторов.

Все это, повторяю, схематично, популярно. В принципе дело наше непростое, с исследованиями, формулами, расчетами. Его с интересом восприняли в правительстве и Министерстве агарной политики. Рассмотрено оно и в Донецкой облгосадминистрации. Есть предложение создать специальное производство по утилизации устаревших пестицидов, провести по этому поводу международную конференцию. Более того, совместная работа ученых Киева, Донецка и Днепропетровска “Комплексная система хранения и утилизации устаревших пестицидов в АПК Украины” после успешного “испытания” биогуматов в ряде хозяйств страны готовится к выдвижению на соискание Государственной премии Украины.

— Николай Александрович, а чего не хватает вам для полного счастья?


— Честно отвечу: новых исследований. Нужен полигон размером в два гектара, который, по идее, мог бы предоставить Донецкий институт агропромышленного производства. Надо было бы гектаров тридцать для промышленных испытаний... Но это отдельный разговор. Важно в поле показать результативность работы ученых. Селянин ведь не поверит, пока не убедится, что дело стоящее. Боюсь только бюрократической волокиты, разных согласований, в которых утонуло не одно важное начинание. Время-то не ждет...

 

Автор: Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.