сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 58 от 31 марта 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / Без идеалов

Без идеалов
31.03.2010 , № 58 от 31 марта 2010 г.

Лена и Юрий Рябушкины — молодая семья. Мы собирались поговорить о том, как и на что они живут, но разговор получился несколько иной.

Квартирный вопрос

ВОПРОС жилья стоит перед этой парой особенно остро.

— Где вы сейчас живете, ребята?
— В общежитии. Нас туда устроила моя мама, — рассказывает Лена. — А прописаны мы — я, мой муж и наш сынок Данечка — в квартире у бабушки и дедушки. Сначала попытались жить вместе с ними. У них трехкомнатная квартира. Но ужиться не смогли. Мой муж не работает, найти работу сейчас трудно. А у меня получается. Я хожу на работу, работаю продавцом в магазине, а Юра сидит в это время с малышом (ему в мае год будет). Бабушку это очень раздражает. Она считает, что зарабатывать должен мужчина. Из-за скандалов нам пришлось уйти. У мамы тоже жить не можем по той же причине. Говорит, что не собирается кормить 30-летнего балбеса. Это о Юре. Если честно, я рассчитывала на понимание и поддержку, а встретила вот что. Спасибо, хоть мама платит за наше общежитие, а бабушка помогает с питанием.

— Но смотрите, что получается, — вступает в разговор Юрий. — И теща живет в трехкомнатной квартире, и Ленины бабушка с дедушкой — в трехкомнатной, а мы с маленьким ребенком вынуждены снимать жилье. Бабушка говорит: свою квартиру заработала и заслужила покой. А разве я виноват, что теперь получить квартиру нереально да и заработать на нее — тоже? Если и дальше все будет так же, будем вселяться в квартиру по суду. Неприятная процедура. Но что нам делать?

— На самом деле, Юра, ты не прав. Так или иначе, все равно бабушкина квартира достанется нам. Мы там прописаны. Да и они не вечные. Обоим уже за 80...

— А не твоя прабабка до ста пяти дожила?.. Это что нам еще 20 лет в общаге жить?

Хоть второго рожай...

– ЮРА, а что с работой? Совсем ничего или есть хотя бы разовые подработки?

— Работы, которая меня устраивала бы, нет. Дедушка Лены приводит в пример себя. Он ветеран войны. После войны поступил в институт. Рассказывает, что в столовых тогда на столах хлеб лежал бесплатно. Зимой он чай пил с тем хлебом, а летом квасом его запивал. Когда женился, им дали общежитие от института, то есть с жильем проблем не было. А чтобы семью обеспечивать, ночью вагоны разгружал. Потом был ведущим конструктором, что-то изобретал для военной промышленности. Но вы посмотрите сегодня на его ноги: там живого места нет, все в язвах — варикоз. Это результат той тяжелой работы в молодости. Разве, глядя на это, я пойду работать грузчиком? Нет. Как-то попытался на рынке товар подвозить, сразу же спину сорвал. Вот охранником в магазин или на проходную пошел бы. Но сейчас таких вакансий нет.

— Но ты бы мог, как и Лена, в магазине продавцом работать, на заводах тоже есть вакансии...

— Нет, это очень тяжело, целый день стоять на ногах и не присесть. Вы ведь не знаете, наверное, но продавцы и консультанты не имеют права садиться, если в зале есть покупатели. Да и на заводе — пыль, гарь, копоть.

— Учиться не думал? Сидел бы в офисе.

— Не очень-то в офисе сидят мои одноклассники, которые институты позаканчивали. Кто на рынке продавцом и в холод, и в жару, кто книги реализует — лошадиная работа.

— Но Лена работает.

— Видимо, ей не тяжело.

— Лена, хватает твоего заработка на семью?

— Я работаю неофициально, ведь декретный отпуск еще не закончился. Сейчас у меня и пособие, и зарплата, хватает. Тем более мама оплачивает нам жилье, а бабушка подкидывает овощи, мясо. Очень много приходится тратить на памперсы. Одежду для малыша нам в основном дарят. Но скоро пособие платить перестанут. Хоть второго рожай.

Вы не думайте, Юра работящий. Когда мы познакомились, он на трех работах работал. В двух магазинах (посменно) и ночным дежурным на автостанции, но теперь везде сокращения.

Вам есть что вспоминать?
– РЕБЯТА, а о чем вы мечтаете? Мы в свое время мечтали о покорении космоса, о комсомольских стройках, о поднятии целины.

— Вот только не надо патетики, — остановил меня Юра.

— Я хотела бы квартиру сдавать, — подключилась к разговору Лена. — Бабушкина квартира в хорошем районе. Можно было бы снимать себе на окраине или жить на даче, а квартиру сдавать и на эти деньги жить. Это классно!

— Мы реально смотрим на вещи, — согласился Юра. — А пока квартиры нет, второго родим, получим пособие, купим путевки и махнем в Турцию отдыхать. Будет что вспомнить на старости лет. А вам-то есть что вспоминать?

— Не поверишь, Юра, есть, — ответила я и поспешила распрощаться с этой парой.

Шла от них и думала: откуда такая бесцельность существования? Конечно, все люди разные. Один — борец по жизни, другой — потребитель. Кто-то, будучи инвалидом, достигает много. Другой здоровый — с руками и ногами — ничего не хочет делать. Но только ли в характерах дело? Или в идеалах нынешних? А может, в чем-то ином?

Эти вопросы я адресую вам, уважаемые читатели.

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.