сегодня: 15 декабря, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 55 от 26 марта 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Декабрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Неужели полный гаплык?

Неужели полный гаплык?
26.03.2010 , № 55 от 26 марта 2010 г.

Письмо из депрессивного города

Из первых строк этого письма следовало, что сначала житель небольшого городка на Слобожанщине писал его президенту. Однако в жизни, по его же словам, частное нередко выходит за отведенные рамки, становясь характерной особенностью жизни в стране. Потому и попросил рассказать о своей нынешней жизни через газету...

Здесь работали две тысячи рабочих

Я ВООБЩЕ-ТО не люблю жаловаться на судьбу. Но уже терпения не хватает смотреть на этот беспредел. Живу в Барвенково Харьковской области. При СССР в нашем городе были автопарк, маслозавод, пекарня, машиностроительный завод и больница...

На Барвенковский машиностроительный завод я пришел в 1985 году. Здесь тогда работали в три смены около двух тысяч рабочих. Выпускали буровые станки для добывающей промышленности и шкивы для шахтных копров. Но это, к сожалению, в прошлом. А теперь в таком же прошлом может оказаться и весь наш город.

Барвенково превращается в забытый богом и властью хутор без дорог, воды и даже канализации. Откуда взять деньги на ремонт дорог, библиотек, школ, больницы, детских садов, если из всех предприятий, что были здесь, остался только наш завод? Да и тот — немощный калека. Ведь на нем работают сейчас (если можно так сказать) около 70 человек — старики да инвалиды, которых тоже скоро выкинут за ворота.

Пять тонн металла — через забор. И притом незаметно...

ПОСЛЕ развала Союза предприятие перешло из государственной собственности в “коллективную”. “Коллективом” выбрали директора. И это стало началом... нашего конца...

В лихие 90-е на заводе продавалось все, что имело хоть какую-то ценность. А еще воровали. Да как! Нам говорили тогда, что с заводского склада похитили, перебросили через забор и перенесли через железную дорогу в шесть полос около пяти тонн цветного металла! Как можно было это сделать, и притом незаметно — уму непостижимо. А сколько было на складах еще не побывавших в работе сварочных аппаратов, списанных за бесценок!

Все это мы кое-как перетерпели, думали: вот-вот лучше будет. И был момент, когда дело вроде стало налаживаться. С 2004 года на завод стали поступать заказы. Не такие, конечно, как в советское время, когда выпускали по 12 буровых машин, но и за то спасибо. В 2004 году завод еще “кормил” около тысячи человек.

Вскоре на завод пришел глава городской администрации и, что называется, заставил коллектив проголосовать за переход из статуса коллективного предприятия в закрытое акционерное общество. Проголосовали за переход из КП в ЗАО, но с одним условием: 51 процент акций должен оставаться у коллектива.

Нас крепко всех «развели»
МЫ ДУМАЛИ, все будет честно. Действительно, через неделю на заводе появился приказ о переходе предприятия из статуса КП в ЗАО, о том, что большая часть акций принадлежит коллективу. Однако на этом вся правда закончилась. Когда мы стали работниками закрытого акционерного общества “Барвенковский машиностроительный завод “Красный Луч”, выяснилось, что нас крепко “развели”. А заключалась фишка в формулировках, формальных моментах. Когда мы голосовали за переход из КП в ЗАО, имели в виду “51 процент акций”. В протоколе же собрания было записано: “Большая часть акций”.

В итоге у коллектива осталось 36 процентов акций, 33 принадлежало другому заводу и 31 процент — еще кому-то. Как потом оказалось, все “посторонние” представляли одну фирму — так называемый “Торговый дом”. Нас обманули, и закрутилась карусель по окончательному развалу завода. Сначала неизвестно кто и куда вывез наш неприкосновенный запас оборудования, заготовок и сырья, хранившийся с советских времен. Были там и трубы для производства штанг к буровым станкам. Эти штанги мы в то время делали. Чтобы работа не остановилась, нам приходилось покупать... свои же, вывезенные из НЗ, трубы.

А еще новые хозяева заставляли нас выпускать продукцию по абсолютно невыгодным ценам. Например, мы делали легкие ковши для сыпучих материалов на экспорт, в Грецию. “Заказчик” платил нам по 350 гривен за изделие. А потом выяснилось, что эти ковши перепродавали во Францию за хорошую валюту. Нам же их изготовление было в убыток. И тем не менее завод выполнил три таких заказа — по 40 ковшей в каждом.

На предприятие станки не вернулись
А ПОТОМ наступил полный мрак. Фактический владелец завода “Торговый Дом” перепродал уже всех нас. Причем непонятно кому. Знаем только, что в Киев. Наш директор не хочет или не может объяснить людям, кто теперь хозяин завода. Но я не о том. Когда нас перепродали, рабочим хоть немного платили. А потом начались перебои с работой и, конечно, с зарплатой. Чтобы поправить денежные дела (так нам тогда говорили), снова стали продавать заводское оборудование. Начали с чугунных плит, которыми были выложены все цеха. Из цехов стали вывозить станки. Якобы для реконструкции. Но на предприятие они так и не вернулись. И как только вывезли самый новый на предприятии расточной станок, директор купил себе иномарку. Вывезли глубокосверлильный станок — иномарку купил себе бывший главный инженер.

Словно смерч по нему прошелся!

ЕСЛИ глянуть нынче на завод — словно смерч по нему пронесся! Вырезают, продают буквально все. С декабря 2009 года с нашей территории вышло больше 25 КамАЗов с прицепами, груженными литьем. Куда ушел металл, кто получил за него деньги, неизвестно. Ясно только, что прошли они мимо рабочих завода, которым с октября выплачивают лишь по 600 гривен. Нет у нас и нормальной работы, зато есть укороченные смены и усеченная (до трех дней) рабочая неделя. А еще завод не платит сегодня налогов. И за это уже наказан инспекцией. Не помогает он, естественно, ничем и городу. Скоро объявят нас банкротами. А дальше — и единственному крупному предприятию в Барвенково, и самому городу, как говорится, конец?..

Кое-кто и сегодня не понимает: почему такие города, как наш, стали депрессивными? На это скажу: такими их сделали ваши, господин президент, “предшественники”. Не хочется верить, что и нынешняя “команда” будет такой же. Ведь если ей не хватит сил для созидания, то депрессивной станет уже вся страна.

По понятным, думаю, причинам, называю лишь свое имя: Владимир. Извините за сумбурность. Я ведь никогда и никуда прежде не писал. Всю жизнь имел дело с металлом...

 

Автор: Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.
Компания склад плюс продает товары для склада и магазина.