сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 46 от 13 марта 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / признание Эдиты Пьехи

признание Эдиты Пьехи
13.03.2010 , № 46 от 13 марта 2010 г.

«Раньше все измерялось другими величинами»

Тет-а-тет

После концерта Эдиты Пьехи в киевском Доме офицеров я спросил у одного уже немолодого зрителя: “Что для вас Пьеха?” Немного задумавшись, он ответил: “Это наша жизнь”. Я пересказал эту историю Эдите Станиславовне. “Что ж, — казала она с улыбкой, — этого человека можно понять. В этом году мне исполняется 54 года как артистке и 73 как женщине. Совсем немного, правда?”

– Вы помните свой дебют, Эдита Станиславовна?

— Он состоялся в новогоднюю ночь с 55-го на 56-й год на сцене Ленинградской консерватории. Тогда, будучи еще студенткой Ленинградского университета, я исполнила песню на польском языке “Автобус червоный”. Меня вызывали на “бис” четыре раза. Неожиданный успех! На этом “автобусе”, говоря образно, я объездила всю страну. Затем была победа на Всемирном фестивале молодежи в Москве, где мы с музыкантами получили золотую медаль. Потом — первые гастроли, которые, кстати, начались с Украины. Это был 1957 год.

— С вашим именем связывают революцию в советской эстраде...

— Когда я спела первую песню на ломаном русском (произношение тогда у меня было ужасное) “Если я тебя придумала” Александра Флярковского на стихи Роберта Рождественского, Кабалевский в Москве и Соловьев-Седой в Ленинграде, не сговариваясь, написали, что в советской эстраде появилась артистка, которая живет на сцене абсолютно оригинальным способом, ни на кого не похожая. Наверное, действительно была не похожа ни на кого.

Говорят, я первая взяла в руки микрофон и отошла от стойки.

Я человек эмоций, живу на сцене по принципу бумеранга. Отдаю энергию, а зрители мне ее возвращают. Мне хотелось как можно ближе подойти к зрителю, устроить диалог с публикой. Наверное, поэтому и сняла микрофон.

Первый клип также связывают со мной. На самом деле это был небольшой, как тогда говорили, документальный фильм. Пела тот же “Автобус червоный”. В автобусе сидели пассажиры, а я изображала кондуктора. Ходила по салону, улыбалась и голосила. Но не думайте, что мои, как вы говорите, революционные шаги принимались на “ура”. За них получала не только похвалы, но и оплеухи, и подножки. И падать приходилось. Но я шахтерская. Вставала и шла дальше.

— Сегодня впервые узнал о том, что вы из рабочей среды.

— Мое детство и юность — это шахтерские поселки. Выросла в интернациональной колонии гастарбайтеров на севере Франции.

Во Франции мы жили нищенски. В детстве я ходила в обносках. Мама не могла мне ничего покупать. С четырех лет я знала, что такое работа на шахте, что такое похороны. Папа умер, когда мне было четыре года. В 14 лет мой брат спустился впервые в шахту. Нас выгнали бы на улицу, не сделай он этого. В 17 он умер от туберкулеза. В Польше, куда мы переехали позже, тоже было нелегко. Продукты получали по карточкам. Основное блюдо, как говорила мама, — суп из ничего. Одежду перелицовывали, перешивали. Это ощущение неблагополучия, кстати, породило желание быть красивой. Когда уже в Советском Союзе мне стали платить небольшие деньги за концерты, я впервые сумела купить себе настоящий наряд, в котором долго выходила на сцену — плиссированную юбочку и блузку.

— И все же удивительно: вы всегда были олицетворением шарма, изысканности... Не вяжется ваше пролетарское происхождение с вашим обликом и манерами...

— Мне одна женщина прислала письмо, в котором разгадала по цифрам мое якобы фактическое происхождение. Будто бы корни мои в княжеской семье, которая жила когда-то на Аляске. Когда с дипломом учительницы младших классов, который получила в Польше, я поступала в Ленинградский университет, мне один преподаватель сказал: “Ваша эрудиция хромает, но вы чертовски интеллигентная”. На самом деле, к сожалению, я не знаю своей родословной глубже бабушки и дедушки. А что касается воспитания, по-видимому, это и французская школа, где четко говорилось, что хорошо, что плохо, и католическое воспитание в Польше, где ксендз говорил: дети не делайте этого, дети, это неприлично. Вплоть до того, что если чихаешь, ты должна закрыть лицо левой рукой. Потому что правой будешь здороваться с людьми. Такие нюансы впитывала с малолетства. Подобные мелочи не являются второстепенными. Например, мне преподносят на концерте букет цветов. Я автоматически прижимаю его к груди, кладу на рояль. Некоторые артисты, именующие себя звездами, бросают их на пол — цветы, заряженные энергетикой, пожеланиями. Жуткое невежество. Ты автоматически обрываешь нить между собой и зрителем. Из таких мелочей складывается облик человека. Нельзя заниматься самоедством. Но каждый день перед сном ты должен спросить себя: а что сегодня сделал хорошо, а что сделал плохо? И идти дальше.

— Эдита Станиславовна, а сегодня вы достаточно обеспеченный человек?

— Многие так думают. На самом деле я никогда не была очень обеспеченной. Начинала с гонораров в 4-5 рублей за концерт. Будучи народной артисткой РСФСР, а потом СССР, стала получать 48 рублей. Концертное же платье от Зайцева стоило 1000. Чтобы купить его, давала много концертов. Работа, песни, города... А чтобы быть в форме, прыгала со скакалкой. Обливалась ледяной водой. Помните книгу “Как закалялась сталь”? Так вот я закалялась. Уставшая, а выхожу на сцену и улыбаюсь. И заставляю улыбаться других. Когда Горбачев ввел договорные цены на концерты, я впервые получила 150 рублей и решила, что стала миллионером. В то время многие артисты стали брать тайный гонорар в конвертах. Но я этого не делала. Мама мне всегда говорила: никогда не бери чужого. Эта порядочность передалась мне. Раньше все измерялось другими величинами. Главное было, чтобы тебя уважал зритель. Вот недавно снялись со Стасом (внук. — Авт.) в рекламе. Когда мне назвали гонорар (мол, вы согласны работать за такие деньги?), у меня чуть глаза на лоб не полезли. Столько??? Согласилась, конечно. А Стас меня отругал. Говорит: бабушка, ты хорошая артистка, а в бизнесе ничего не понимаешь.

— Наверное, это ваш единственный недостаток или есть еще какие-то?


— Есть. Я живу в основном эмоциями. Голова у меня отстает немножко всегда. Поэтому делаю много глупостей. А потом пытаюсь их исправлять.

 

Автор: Валерий ПОЛИЩУК.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.