сегодня: 19 апреля, четверг
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 43 от 10 марта 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Апрель 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

  Главная / СЕМЬЯ / Как рухнула семья

10.03.2010 , № 43 от 10 марта 2010 г.

Житейская история

Хроника одной социальной беды, свалившейся на головы людей в начале “независимости” страны и горечью отозвавшейся в наши дни.

Трудная участь холостяка (декабрь 1991 года)

СЕРГЕЙ Волошин долго не мог найти себе пару. В Житомирском троллейбусном депо, где он работал водителем, строили всякие догадки. Но никому и в голову не приходило, что 30-летний парень сохнет по “даме сердца”, которую любил еще со школьных лет и на которой женился друг детства, пока Сергей служил в армии. Мария родила сына и при встречах подшучивала над давним воздыхателем: мол, прозевал меня, теперь ищи другую. Хотя у самой, как потом признавалась подругам, тоже на душе скребло.

Сергея и родители подгоняли. Василий Григорьевич жаловался на военные раны, которые могут загнать в могилу, и он не дождется внуков. Анастасия Саввична сетовала на подагру, заработанную в прядильном цехе льнокомбината, и ей бы не помешала помощь невестки. Уже и кандидатуру сыну подобрали. Чем, к примеру, не подходит Таня Сердюк, единственная дочь их давних приятелей? Работает в транспортном управлении, заочно учится. Да и сами Сердюки хозяйские люди. Живут в пригороде, имеют частный дом, приусадебный участок, автомобиль, рядом речка.

Свадебный сверток с деньгами (апрель 1992 года, 16 часов)

СЕРГЕЙ уже и сам приглядывался к Тане, выискивая в ней сходство с Марией. И, наверное, нашел. Потому что после нескольких свиданий решил сделать отцу с матерью подарок. “Слава тебе, господи!” — обрадованно всплеснула руками Анастасия Саввична, когда сын сообщил долгожданное: “Женюсь!”

Расписались в районном загсе, позвали самых близких родственников с обеих сторон. Хотели снять зал в недорогом ресторане, но он оказался не по карману. Остановились на пригородном доме Сердюков. Столы накрыли во дворе, под цветущими абрикосами и вишнями. Дарили им в основном конверты с деньгами. Сергей складывал их в светло-коричневый сатиновый платочек, завязанный на два узелка.

Когда подвыпивших гостей потянуло на песни и танцы, начало темнеть, из надвинувшихся туч хлынул дождь. Все забежали в дом, столы с яствами занесли на веранду. Молодые удалились в Танину комнату, и тут Сергей спохватился: “Где сверток с деньгами?” — “Я тебе его передала”, — ответила Таня. “Но я его к фате пододвинул”. Стали искать — нет. “Я, кажется, догадываюсь, кто подобрал”, — в глазах Сергея блеснула злость. “Да бог с ними, наживем больше”, — пыталась успокоить жениха. Но тот уже завелся.

«В шеренгу становись!» (апрель 1992 года, 20 часов)

НА ВЕРАНДЕ Сергей подозвал своего дружка, свидетеля Александра Свенцицкого, курившего в кругу мужчин. “Пропали подаренные деньги”, — сказал на ухо. “Да ты что? — удивился Александр. — Тут ведь все свои. Не может быть”. — “Получается, что может”, — сжал кулаки Сергей. Свенцицкий растерянно смотрел на съежившегося жениха и решил его подбодрить: “Успокойся, попрячутся и найдутся”. И улыбнулся.

Сергея от его улыбки взорвало: “А не ты ли, дружбан, спрятал?” И дернул свидетеля за руку так, что тот чуть не шлепнулся на пол. “Меня подозреваешь?” — возмутился Свенцицкий и, вырвавшись, схватил того за галстук. В оживленный разговор парней вмешались мужчины. В Сергее взыграла сержантская прыть, когда в армии строил отделение на вечернюю поверку, и он крикнул: “В шеренгу становись!”

Одни восприняли эту команду в шутку, другие всерьез. Но все вмиг выровнялись. Сергей осмотрел их, словно пойманных с поличным. “Позорище!” — процедил кто-то. Кто-то выругался. Через минуту шеренга превратилась в беспорядочную толпу, спешащую через калитку на улицу. Свадьба расстроилась.

Сорвав с вешалки болоньевый плащ, в темень поспешил и жених. В доме, еще недавно полном веселья, теперь слышался плач. Из освещенных окон неслось: “Будь они прокляты, эти деньги!”

Аппетиты дьявольской силы (апрель 1992 года — декабрь 2004 года)

ХОТЬ и считается, что время — лучший доктор, но для героев истории, рассказанной в письме нашего житомирского читателя Владимира Оноприйчука, оно таким не стало. Более того — как будто воплотилось в дьявольскую силу, занесшую свой карающий меч над судьбами ни в чем не повинных людей.

...Злополучный сверток с деньгами нашли через месяц в кустах смородины. То ли подкинули, то ли ветром занесло. Да было уже поздно: не выдержав позора, гордая Татьяна в тот же вечер бросилась в Тетерев. Ее выловили только через неделю. Отца свалил инсульт, а мать решила продать дом с участком и переехать в село к родственникам. Но мошенники вместо договоренной суммы всучили ей “куклу”. Оставшись в одной рубашке женщина скончалась. Соседи похоронили ее рядом с мужем.

Сергей Волошин через три месяца после не­удавшейся свадьбы выпил для храбрости, взял разводной ключ и, ввалившись в квартиру дружка, женившегося на Марии, проломил ему череп. Получил за это 15 лет строгого режима. Но по амнистии его выпустили с правом устройства на прежнем месте работы. Он снова сел за руль троллейбуса.

Многие теряются в догадках, как Мария могла выйти замуж за убийцу своего мужа. Тем не менее в новой семье появились еще два мальчика-близнеца. Дождавшись внуков, ушел в мир иной Василий Григорьевич.

Но аппетиты дьявольской силы на этом не поубавились. Перебои с зарплатой вынудили Сергея подрабатывать на стороне. Во время ремонта частного грузовика задняя рессора повредила его позвоночник, и он “переквалифицировался...” в водителя инвалидной коляски.

Горькие строки (январь 2010 года)

НА ДНЯХ редакционная почта принесла письмо от Анастасии Саввичны Волошиной. Горькие строки. Не бьют, а стреляют.

Анастасия Саввична клянет власть, которая привела ее когда-то благополучную семью к трагическому финалу. Пенсия у нее 670 гривен 33 копейки. Сделать перерасчет с пенсии мужа, имевшего три ордена, отказывают. А на дворе “собачья дороговизна”. Ходит в обносках.

“Та найбільша моя біда, — заканчивает слезное повествование несчастная мать, — це мій Серьожа. Два роки тому його Марія вийшла з хати і не повернулась. Одні кажуть, що в Грецію на заробітки подалась, інші припускають, що і вона, як Тетяна, кинулась у річку Тетерів...

Найняли адвоката, звернулися до суду, щоб тролейбусне депо визнало травмування мого сина виробничим, бо ремонтував він автомобіль головного інженера, тоді й пенсія йому була б більшою. Але нічого з того не вийшло. Бо хто ми для суду? Ніхто! “Засівати”, як тому Зваричу, можемо лише піском межи очі.

І от при моїх хворих ногах я штовхаю візок із сином, доглядаю трьох онуків. Сусіди намовили нас уп’ятьох поголодувати перед губернатором. Та наших сил не вистачило й на два дні. А якийсь пихатий чиновник прогнав: “Геть звідси, — каже, — на таких, як ви, грошей не напасешся”. Катюги! Самі їздять у дорогих машинах, їдять у дорогих ресторанах, а нам, буває, і хліба насущного нема за що купити. Собаче життя”.

 

Автор: Михаил БАЛТЯНСКИЙ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.