сегодня: 25 июня, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 30 от 17 февраля 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июнь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / ДИСКУССИЯ / «Розбудова» вместо строительства

17.02.2010 , № 30 от 17 февраля 2010 г.

Актуальное интервью

Продолжаем беседу с публицистом Мирославой Бердник, начатую в номере за 13 февраля. Тема нашего сегодняшнего разговора — украинский национализм, фактически ставший в государстве доминирующей идеологией.

– МИРОСЛАВА, в своих публикациях вы уделяете много внимания украинскому национализму. Откуда такой пристальный интерес к этой теме?

— В конце 1988 года мой отец побывал в Канаде, где ознакомился с документами украинской диаспоры о националистах. По возвращении он сказал мне: “Ты знаешь, все, что у нас писали о них, — правда. Хлопцы мне документы показывали. У них руки действительно по локоть в крови, а они еще и гордятся этим”. После этого я стала углубленно изучать историю украинского национализма и пришла к выводу, что корень наших современных проблем именно в нем. И не случайно в свое время отец отказался войти в руководство РУХа. Провозглашенная Олесем Бердником идея Украинской Духовной Республики — братство украинцев в разных странах, базирующееся на духовных и культурных приоритетах над политическими, социальными, идеологическими и конфессиональными различиями, утверждающее приоритет культурных, духовных, научных ценностей цивилизации — вступала в противоречие с националистическими постулатами.

— А какие характерные и присущие только украинскому национализму черты вы бы выделили?


— Один из основоположников ОУН Зиновий Кныш, характеризуя главного теоретика украинского национализма Дмитрия Донцова, сказал, что тот “своим демоническим словом пленил души молодого поколения Западной Украины”. Это ключевая фраза. Действительно, мы видим демонизм в идеологии, обращение к самым темным и низменным человеческим чувствам. Отсюда культ крови, своего рода некрофилия, обращение в премодерн, то есть возврат в прошлое. “Італійський фашизм надто легкою ціною перейшов до влади, не створивши кривавого, геройського міту (миф. — Авт.). Німецький націонал-соціалізм так само занадто стратегічно опанував державу... Залишки дволикої облудної фрази і рутини ліберального світу надто супроводять шлях цих націй... Українська нація натомість єдина має свіжий кривавий міт... В цьому забезпека великого змагання для новонародженої української духовності, забезпека засвідчення чином і жертвами проголошеної віри”, — откровенничал в 1936 году в журнале “Обрії” один из будущих лидеров ОУН-М Ольжич-Кандыба. Сегодня же именем Ольжича называют улицы, а его произведения включены в курс школьной программы.

— Что можно сказать о методах, которыми ОУН руководствовалась в своей практической деятельности?

— Трагедия Украины в том, что после 1991 года началось не дальнейшее строительство, а “розбудова” государства, что есть искаженным от оуновского “розбудова нації”. Если в двух словах, то некий рыцарский орден должен был тоталитарными методами из “неосознаваемой массы”, “гречкосіїв” создать нацию, которая поведет борьбу с нациями-врагами. Но они, по крайней мере, вожди, прекрасно знали свою слабость. А потому легко становились игрушками в руках геополитических игроков — сначала Германии, после войны — США. В своих “Підставах нашої політики” Донцов откровенно писал: “Среди всех империализмов можем прислуживать тому, который может быть нам полезен”. Кстати, другая “икона” современных националистов — Симон Петлюра в плане иностранного вмешательства был вполне солидарен с Донцовым. В 1926 году в письме Огиенко он писал: “Надо найти... среди влиятельных международных факторов такие, которых можно было бы заинтересовать идеей украинской государственности и которые имели бы реальную выгоду от этого для себя, то ли политическую, то ли материальную”.

— Вам могут возразить, что, несмотря на тоталитарные методы, бандеровцы все же боролись за независимость Украины, что дает им право называть себя сегодня героями...

— О том, за что боролись бандеровцы, говорил в свое время Бульба-Боровец: “За что вы боретесь? За Украину или за вашу ОУН? За Украинское государство или за диктатуру в этом государстве? За украинский народ или только за свою партию?” И здесь я с ним абсолютно согласна. Смотрите, евреи поднимают вопрос о бандеровском геноциде евреев, поляки — о геноциде поляков. И почему-то практически никто не говорит, что более всего украинские националисты уничтожили именно украинцев, большинство из которых женщины и дети. И если они воевали на территории Украины с ее народом, то какая же это борьба за независимость? В прошлом году мне мама рассказала, что в 1944 году в Западной Украине моего отца ранили бандеровцы, когда он, будучи сапером, разминировал объекты жизнеобеспечения, заминированные гитлеровцами. Так кого мне считать героем: отца, воевавшего с гитлеровцами, или тех, кто стрелял ему в спину?

 

Автор: Владимир БОГУН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.