сегодня: 24 января, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 30 от 17 февраля 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Уроки Лувра

Уроки Лувра
17.02.2010 , № 30 от 17 февраля 2010 г.

C детства меня учили: “глазами жадными цапайте все то, что на нашей земле хорошо и что хорошо на западе” (Маяковский). Поэтому семинар “Опыт музеев Франции”, организованный Киевским музеем современного изобразительного искусства и Французским культурным центром, меня заинтересовал.

Опыт спорный

ОПЫТОМ делились не последние люди — ответственная за сектор современного искусства Лувра Мари-Лор Бернадак и директор регионального фонда сферы искусства Лотарингии Беатрис Жосе.

В пространных докладах французские музейщики рассказывали о своих наработках по организации музейного пространства, созданию выставочных проектов и их популяризации.

Казалось бы, зачем тому же Лувру экспериментировать и что-то выдумывать? Ежегодно его и так посещают 8,5 миллиона человек (для сравнения, петербургский Эрмитаж — 2,5 миллиона). Ан нет. Борьба за посетителя всегда актуальна для музеев. Это их доход и престиж. И в этой борьбе, как я понял, все средства хороши, даже те, которые выглядят спорными.

Если обобщать, то главный прием привлечения посетителей — провокация. Причем никакого отношения к искусству она может и не иметь. Так, в один прекрасный день парижане и гости столицы обнаружили сидящего на перилах одного из фасадных балкончиков Лувра и играющего на барабане ребенка, с минуты на минуту могущего соскользнуть вниз. Поднялся жуткий переполох! Столпотворение! Люди вызывали пожарных — спасать дитя. А ребенок оказался поддельным — из папье-маше. Однако весть об “отчаянном мальчонке” облетела Париж. Поток туристов к Лувру значительно увеличился. Ну а если ты оказался уже возле музея, почему бы, поглазев на мальчонку-верхолаза, заодно в него не зайти?

В смысле провокации показателен также проект “Контрапункт”, задачей которого было продвижение современного искусства в выставочном пространстве Лувра. На первый взгляд, Лувр и современное искусство — две несовместные вещи. Неправда, возражает мадам Мари-Лор Бернадак. В этом возможность заинтересовать старым и обратить внимание на новое. К тому же своеобразный диалог старого с новым. К организации такого диалога привлекаются, кстати, весьма известные художники-мастера провокаций.

Маски Санта-Клауса выставляются рядом с древними африканскими ритуальными масками, современные свадебные платья — по соседству со старинными нарядами. Полянка с живой клубникой возникает среди памятников садово-паркового искусства. Или еще такой ход. Посетители теряют в Лувре огромное количество вещей. Художник размещает эти находки среди экспонатов. С табличками и описанием. Скажем, “Зонтик, первое десятилетие XXI века. Такой-то материал. Такой то производитель”. Объект приобретает ценность. Становится артефактом. Словом, технология проста. Выставлять все, вплоть до плачущего большевика. И народ потянется к искусству. Такие нехитрые приемы, по словам Мари-Лор Бернадак, помогают привлечь в музей молодежь.

Опыт полезный

НАШИМ музейщикам самим решать, в какой степени использовать опыт их французских коллег в отношениях с публикой. А вот другой, на мой взгляд, по-настоящему ценный опыт перенять просто необходимо, а именно — опыт взаимоотношений с властью, которым французские гости тоже поделились.

Совсем недавно, в конце прошлого года, ведущие музеи Франции (в том числе Национальный центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду, Орсэ и Лувр) объявили забастовку. Опять-таки, кажется, чего бастовать? Французские музеи всегда стабильно финансировались государством. Их работники исправно получают заработную плату, которая, кстати, по словам директора киевского французского культурного центра Матье Ардена, составляет от 1200 до трех тысяч евро в зависимости от статуса и квалификации (от контролера на входе до директора) — не такие уж большие деньги для Франции, но за них можно вполне прилично жить.

Тем не менее профсоюзы музейных работников хотят большего. Они выдвинули требование повысить премии с 50 до 100 евро и не увольнять каждого второго работника, вышедшего на пенсию, как это практиковалось ранее. Первое требование министерством культуры уже удовлетворено. Второе обещано решить в скором времени.

Не время ли украинским музейщикам, да и прочим работникам культуры, страдающим от нищенских зарплат и столь же убогого финансирования самих заведений культуры, взять пример с французов? Или так и будем прозябать? По остаточному принципу?

 

Автор: Валерий ПОЛИЩУК.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.