сегодня: 20 ноября, понедельник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 14 от 26 января 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Очная ставка с прошлым

26.01.2010 , № 14 от 26 января 2010 г.

В ГЕОМЕТРИИ параллели никогда не пересекаются. Но если взять историю и хотя бы три параллели, клянусь, они в конце концов пересекутся! Особенно если через них током пропущена боль... Я беру эти три параллели: судьбу своего отца, матери и Бандеры!

Мой отец, Толокин Михаил Григорьевич, родившийся в канун социалистической революции в сентябре 1917-го, окончил Киевское артиллерийское училище (теперь там располагается Высшая воинская академия). Когда он еще безусым юношей в буденовке и с пылающими глазами (таким запечатлен на пожелтевшем фото) ехал служить в Перемышль, что на бывшей польской границе, моя будущая мать оканчивала педучилище в Великом Новгороде. Потом началась война...

Отец отступал до самого Сталинграда, теряя своих боевых товарищей не только павшими на поле боя — были и такие, кто разбегался по домам.Как он потом вспоминал, ему стыдно было признаваться, что он родом из Украины... Сталинградский кошмар закончился для него не только потерей правого легкого (снаряд разорвался за спиной), но и звания (не успел вовремя добраться до своей части из госпиталя). Практически от Курской дуги до Карпат (до первой крови) отец наступал в штрафбате...

А моя еще несостоявшаяся мать в это время под Алма-Атой учила грамоте местных детишек. Советская власть, воюя с коричневой чумой, не забывала, что огромная часть ее граждан оставалась безграмотной. Спросите у Ющенко, зачем тоталитарной власти грамотные граждане? Во второй раз за пять лет, освободив Западную Украину, советская власть обнаружила, что и там тоже почти все неграмотные. И моя мать из Казахстана отправилась в западный регион, чтобы учить уже тамошних детишек. Но если под Алма-Атой она мало ела, но имела возможность спокойно спать на кровати, то подо Львовом она ела еще меньше, но всю ночь ей приходилось дрожать под кроватью... И каждую ночь в другой хате... Потому что под окнами этих хат по ночам бродили “бравые и отважные” ребята с “блакитно-жовтими стричками”, расстреливая все кровати, на которых по их подозрению ночевали “училки”, “докторицы” или просто девчата, мечтающие выйти замуж за комсомольца...

Лет за десять до этого, когда мои будущие родители еще воспитывались в пионерских отрядах, детей учили всему тому, что помогало им впоследствии побеждать и врага, и безграмотность и быть гражданином огромной страны. А чему тем временем учился будущий Бандера в отрядах под названием “Пласт”, которые сейчас поганками воскресают в Украине? В этой детской организации, созданной “отцом украинского террора” и “героем” Крут, где он бросил умирать на снегу десятки юношей, Евгением Коновальцем, из подростков лепили будущих убийц. Им прививались инстинкты безропотной дисциплины и подчинения командирам, заставляли забывать свои имена и своих родителей. Учили стрельбе, приемам конспирации, прививали пламенную страсть к радикальному национализму... и, как это ни странно, “германолюбию”. Не зря в Германии галичан называли “нашими тирольцами”.

Когда мои будущие отец и мать еще учились в школе, Бандера со “товарищи” (с Шухевичем в том числе) приобретали первый опыт убийств: сельского кузнеца Михаила Белецкого, директора Львовской государственной украинской гимназии Ивана Бабия, студента университета Якова Бачинского и еще десятки других безоружных людей, которые не могли дать отпор вооруженным нелюдям.

Не спрашивайте о причинах убийств. Например, Собинский был убит за то, что ратовал за преподавание в школах не только польского, но и украинского языка. Бандера редко убивал сам. Его задачей был подбор убийц, будущих жертв, поводов для расправы. Так, убийство советских дипломатов во Львове планировалось на 22 апреля 1930-го, к 60-летию Ленина. Это вам ничего не напоминает? Повреждение памятника Ленину на Бессарабке и горельефа Ильича на станции метро “Театральная” тоже приурочивались к знаменательным датам в истории бандеровщины...

Когда мои родители еще под стол пешком ходили, а немцы еще ничего не знали о Гитлере, основатель ОУН (Организации украинских националистов), упомянутый Коновалец, в 1922 году стал агентом немецкой разведки. В 1923–1928 годы Германия через свои разведорганы передала этой нелегальной организации два миллиона дойчемарок, 500 килограммов взрывчатки, сотни единиц огнестрельного оружия.

В январе 1934 года берлинскую штаб-квартиру ОУН на правах особого отдела зачислили в гестапо. За немецкие деньги строились казармы, где готовили боевиков ОУН и их офицеров. Росла организация, росли и денежные вливания. В 1936–1937 годах общий бюджет ОУН равнялся 126 тысячам долларов, из них 50 тысяч выделила гитлеровская Германия, а 30 тысяч — Литва. И было за что платить. Оуновцы совершали все более громкие убийства. Добрались даже до министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Теракт спланировал Бандера, а реализовал его боевик Гриць Мацейко. Степана поймали, приговорили к смерти, но по амнистии заменили приговор пожизненным заключением.

(Продолжение в следующей публикации.)

 

Автор: Виктор ТОЛОКИН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.