сегодня: 15 июля, воскресенье
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 4 от 12 января 2010 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / Этот Старый Новый год

12.01.2010 , № 4 от 12 января 2010 г.

С  корабля  на  бал

ГОВОРЯТ, иностранцам очень трудно понять, что такое Старый Новый год. Да что там иностранцам! И у нас многие не задумываются, почему празднуют его. Традиция, мол, и все. Вот и Николай Степанович удивился, когда его коллега по работе пригласил к себе домой на праздник за город.
— Какой праздник, какая поездка, когда наутро на работу? — отказывался Николай Степанович. — Я дома на диване телевизор посмотрю и на боковую.
— Да ты ж, чудак-человек, знать не знаешь, что такое щедрый вечер! — не унимался коллега. — Это же праздник! На диване он Новый год встретит! Так на диване и проведешь! А у нас все село не спит, гуляет! Щедрый вечер — это когда ты со своим блюдом можешь в любой дом прийти, и везде тебе будут рады! Потому и называется вечер щедрым, что все тот стол накрывают. А как гуляют у нас!..
В общем, уговорил. На бумажке план нарисовал, как идти к его дому. От остановки всего пару домов. Его — с синими воротами, он один такой на улице, не ошибешься.

...Николай Степанович, помня, что на щедрый вечер надо идти со своим съестным, нажарил окорочков, прихватил бутылку водки и отправился в путь-дорогу.

Когда автобус прибыл на нужную остановку, было уже темно, фонари не горели, метель мела прямо в лицо. Николай Степанович отсчитал два дома и дернул калитку третьего. Она гостеприимно отворилась. Прошел по тропке к дому. Дверь была не заперта. Из глубины дома доносились голоса веселой компании. Николай Степанович постоял в нерешительности, а потом снял пальто, разулся и пошел на голоса.

В комнате гуляла веселая, чисто мужская компания. Стоило ему оказаться на пороге, как все подвинулись и усадили гостя. Окорочки проплыли на середину стола и затерялись в массе угощений. Водка была рассмотрена со вниманием и, к обиде Николая Степановича, оценена как никудышная. Ему тут же плеснули в граненый стакан то, что заслуживало одобрения собравшихся. Гость проглотил огненную жидкость и застыл с открытым ртом: дыхание перехватило. Ему сунули в руку вилку с куском мяса.

— Это что, спирт? — спросил Николай Степанович, отдышавшись.
— Обижаешь! Самогон. Скажи, мягко пошло?
Николай Степанович осмотрелся и не увидел среди собравшихся своего коллегу.
— А хозяин-то где? — спросил он.
— Ушел вместе с бабами колядовать! Обрядился в бабу и ушел! — сообщили ему.

Тут в комнату вкатилась компания раскрасневшихся женщин-ряженых, которые стали петь колядки и требовать угощений. Им насыпали в торбу конфет и печенья, туда же отправили водку Николая Степановича. Все выпили за год уходящий. И Николай Степанович тоже. Потом еще за что-то. Потом этих ряженых сменили другие. С ними был мужчина, наряженный женщиной. Компания, смеясь, признала в нем какого-то Семеныча. Семеныч явно не хотел уходить, и тетки собрались дальше идти без него. И тут-то Николай Семенович вызвался идти с ними ряженым. Остатки сознания в его голове сильно удивились такому решению, но оказались в меньшинстве, и ноги уже вынесли городского гостя из-за стола. А женщины достали косметику и быстро разрисовали “новобранца”: губы, щеки, глаза. На голову напялили шаль. На плечи накинули шубу Семеныча. И уже через минуту Николай Степанович оказался на улице.

С  ряжеными

ОНИ ШЛИ от дома к дому. Пели колядки. И, надо сказать, Николай Степанович усердно подпевал. Несмотря на то, что в каждом доме им наливали, их в каждом доме еще и кормили. А возвращение на мороз действовало отрезвляюще. Их “труппа” постоянно меняла состав. То одна, то другая участница оставались в гостях, а их место занимали другие женщины и мужчины, которым было не интересно простое застолье, а хотелось подурачиться. А когда их ватага влетела в очередной дом, уходить оттуда не захотелось самому Николаю Степановичу. Их встретила одна хозяйка. Женщины принялись уговаривать ее пойти с ними. Но Катерина, так звали веселую дородную особу, отказалась наотрез.

— Ну, побойтесь Бога. Еще года нет, как Ивана похоронила. Нынче я вам не помощница. Вот на следующий год — другое дело. Сама пойду и просить не придется.

Компания поколядовала, пошумела и ушла. А Николай Степанович остался. Хмель, ударивший в голову раньше, уже прошел.
Теперь они вместе со смешливой хозяйкой встречали и провожали ватаги ряженых. А после полуночи дверь не закрывалась за посевальниками. Это были уже одни мужчины. Они пели колядки, деловито обходили весь дом и щедро посыпали пшеницей и ячменем, желая дому процветания, а хозяйке здоровья. Катерина наливала каждому стопочку и давала закусить. Наутро мужчин сменили мальчики. Для них хозяйка припасла деньги.

Никуда  не  едет

КОГДА Николай Степанович отправился к коллеге (надо было ехать на работу), Катерина пошла его провожать, поскольку горожанин совершенно запутался в хитросплетении улочек и не знал, как найти друга. Тот очень удивился.

Оказалось, что он никуда не ходил с ряжеными, просто сам Николай Степанович ошибся домом. Еще с полчаса ушло на поиски пальто. И вот они уже в холодном пустом пазике ехали в город...

Прошел год. Нынче Старый Новый год Николай Степанович отмечает дома. Никуда не едет. Да и куда ехать, ведь он теперь живет в самом центре праздника. С той самой хохотуньей Катериной.

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.