сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 199 от 07 ноября 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / «Волшебник световых эффектов»

«Волшебник  световых  эффектов»
07.11.2009 , № 199 от 07 ноября 2009 г.

«Волшебник световых эффектов»

Выставленная в 1876 году в Санкт-Петербурге картина Куинджи “Украинская ночь” произвела эффект разорвавшейся бомбы. Она по-настоящему “светилась”. Перед ней все время была “густая толпа пораженных зрителей”. Куинджи называли “украинским Моне”, “волшебником световых эффектов”. Цвет у него “был доведен до физической ощутимости”.

Из семьи сапожника

КУИНДЖИ родился в предместье Мариуполя 15 января 1842 года в семье грека. Его фамилия означает “золотых дел мастер”. Кто-то в их родне был ювелиром. Но ко времени рождения Архипа семья уже не имела отношения к золоту. Отец, Иван Христофорович, был сапожником.

Архип рос добрым и сильным. Его кулаков боялись ровесники. Он набрасывался на них, когда те мучили кошек и собак.

Позже в Петербурге он лечил больных птиц, прилетавших к окнам его мастерской. Его ученики в Академии художеств были благодарны ему за материальную поддержку. Исаак Бродский вспоминает: “Я был избран Архипом Ивановичем в качестве посредника между ним и нуждающимися студентами. Он выдавал мне довольно большую сумму денег... Когда я приносил ему расписки моих товарищей в получении денег, он их тут же рвал, а затем уходил за новой суммой”.

...Когда мальчику пошел шестой год, умер отец, а вскоре и мать. Архип жил то у старшего брата Спиридона, то у тети.

В школе он учился плохо, зато рисовал блестяще. В 10 лет “университеты” закончились. Нужно было зарабатывать. У подрядчика, строившего церковь, Архип подсчитывал, сколько поступило кирпича. И рисовал на чистых листах учетной книги или углем на стенах кухни, где жил. Потом у хлеботорговца Аморетти чистил обувь. И опять рисовал... Его рисунки хозяин показал торговцу Дуранте. Он посоветовал ехать в Феодосию к Айвазовскому.

«Какой-то Куинджи!»

15-ЛЕТНИЙ Архип прибыл туда летом и был поражен красотой этих мест и Черным морем. Феодосия его сразила. Вот откуда в его картинах луна и солнце, гладь моря, фантастика южной ночи и раннего утра, контрасты света и тени.

Парень с копной черных волос, в рубахе, клетчатых штанах и соломенной шляпе был толстоват и застенчив. В мастерскую его не пускали. Жил во дворе под навесом. Рисовать не учили. Доверили растирать краски и красить забор. Кое-какие указания в живописи давал новичку родственник Дуранте Адольф Фесслер, ученик Айвазовского.

Как бы там ни было, но пребывание в Феодосии имело для Архипа огромное значение. Он впервые соприкоснулся с настоящим искусством.

Архип едет в Петербург. Дважды пытается поступить в Академию художеств — тщетно. Первая большая картина “Татарская сакля в Крыму” приносит успех — его зачислили вольнослушателем академии. А следующие — “Рыбачья хижина на берегу Азовского моря”, “Буря на Черном море при закате солнца”, “Вид Исаакиевского собора при лунном освещении” стали сенсациями. О “Соборе” писали: “Какой-то Куинджи выставил пейзаж Невы с Исаакиевским собором, но какой он там ни Куинджи, а собор отлично написан, до обмана”.

Куинджи в то время находился под влиянием Айвазовского. Оба — южане, любят яркие краски и широкие мазки. А в столице он познакомился с Репиным, Крамским, Васнецовым, Суриковым, которые позже создали Общество передвижников. Из-под его кисти стали выходить картины в стиле передвижничества с его грустью, тоской и серовато-коричневым колоритом — “Забытая деревня”, “Осенняя распутица”, “Чумацкий тракт”. Работы мариупольца были встречены хорошо. Автора приняли в Общество передвижников.

«Лунная ночь на Днепре»

ПРОШЛО время, и художник почувствовал: его не устраивает то, что он делает. В 1876 году резко изменил манеру письма и представил на выставке “непозволительно роскошную” “Украинскую ночь”.

Все пейзажи Куинджи “светились”. Он был новатором и ввел особый цвет, основанный на системе дополнительных цветов. Архип Иванович обладал особым зрением, “побивал рекорд в чувствительности”. К тому же изучил законы гармонии цветов и оттенков. Его световым эффектом интересовались ученые. Менделеев за партией игры в шахматы выпытывал у художника состав его красок.

Не все могли понять, в чем тут дело. Крамской считал, что это не особый цвет, а физиологическое раздражение в глазу. Но Куинджи фокусами не занимался. Он придумал новую живописную технику, соединив академическую манеру письма с легкой эскизной. Потому-то картина “После дождя” “дышит” влагой, а “Березовая роща” смотрится как “живая”.

“Лунная ночь на Днепре” стала очень популярной. Одним из первых ее увидел Иван Тургенев. А поэт Яков Полонский “не мог оторвать от нее глаз”. Крамской сообщил о ней владельцу Третьяковской галереи. Но Павел Михайлович остался равнодушен. Зато “Днепр утром” приобрел за пять тысяч рублей. “Лунную ночь” купил великий князь Константин.

Из желающих посмотреть на это “в своем роде единственное произведение в Европе” собралась очередь, “экипажи тянулись по всей Морской улице”.

Слава и зависть

ЕЩЕ Куинджи называли “солнцепоклонником”. Его полыхающие алым цветом “Закат”, “Закат в степи на берегу моря” “Красный закат” и другие завораживают.

Он вызывал не только восторг, но и зависть. Особенно распалялся аноним в газете “Молва”, назвав Архипа Ивановича “однообразным талантом, который “перезеленяет” свои картины”. Досталось и Обществу передвижников. Каково же было изумление всех, когда выяснили, что автором был Михаил Клодт, член Общества передвижников! Куинджи потребовал исключить его. Это оказалось не просто: Клодт был профессором Академии художеств. Куинджи сам вышел из Общества, исчез из поля зрения и не показывал свои новые картины никому почти 30 лет.

Их видела только жена художника Вера Леонтьевна, обрусевшая гречанка, имевшая двойную фамилию Кетчерджи-Шаповалова.

Отказаться от славы в расцвете творческих сил и больших денег мог не каждый. А Куинджи смог.

Однако на деньги от продажи картин долго не проживешь. Тем более что художник много отдавал на благотворительность. Но, к счастью, он был предприимчив. Купил дом, отремонтировал и с прибылью сдавал.

Когда спустя годы мастер отважился показать публике то, что сделал во время “своей забастовки”, отзывы были такие: “А про Куинджи слухи совсем другие: люди диву даются, некоторые даже плачут перед его новым произведением”.

Картины трогают всех

ХУДОЖНИК любил музыку, сам играл на скрипке, жена — на фортепиано. Он был общительным, поддерживал молодежь. Объявил конкурс и выделил для наград сто тысяч рублей. Его манеру письма переняли Николай Рерих, Константин Богаевский, Аркадий Рылов. Без Куинджи, пишут искусствоведы, не было бы пейзажных гениев Исаака Левитана и Валентина Серова.

Несмотря на большое состояние, жил художник скромно. Когда после его смерти описывали имущество, занесли в опись только “один диван, два кресла, восемь стульев мягких, один рояль, один буфет, обеденный стол, двенадцать стульев, четыре мольберта, один этюдник, стенное зеркало, скрипку в футляре”.

Умер Куинджи 11 июля 1910 года в Петербурге.

Свой капитал он передал организованному им Обществу художников. Часть денег оставил жене, брату, племянникам, их детям и церкви, в которой крестился.

Секрет воздействия картин Куинджи не только в необычайных красках. “Сами по себе луна и солнце, — писал Крамской,— не предмет для живописи. Но, глядя на такие картины, я могу сделаться лучше, добрее, здоровее”.

 

Автор: Татьяна ХЛЕБНИКОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.