сегодня: 22 ноября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 83 от 14 июня 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / МНЕНИЯ / Слово о слове

14.06.2006 , № 83 от 14 июня 2006 г.

ВЗЯТЬСЯ за перо меня побудила недавняя передача на радио — лекции известного профессора-языковеда Анатолия Погрибного, который буквально на второй день после празднования Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне выступил в защиту украинского языка и, конечно же, против русификации нашего общества, которую якобы внедряют в Украине непатриотичные элементы восточного и южного регионов.

Но сначала хочу сделать некоторое отступление.

Во-первых, я считаю себя чистокровным украинцем Полтавского края, который охватывает центральную часть территории Украины, то есть имеет самое украинское расположение и не тяготеет к любому из политических цветов.

Во-вторых, у меня лично абсолютно нет каких-либо дискриминационных языковых взглядов как в отношении родного украинского языка, так и в отношении языков других национальных меньшинств.

В-третьих, хоть у меня и нет профессорского ранга, однако в свое время получил два высших образования, а поэтому считаю себя способным сделать определенный анализ в процессах общественного языкотворчества.

Это подчеркивается для того, чтобы автора не заподозрили в каких-то предвзятых попытках скомпрометировать или, наоборот, восхвалять определенные взгляды политического или языкового характера.

Так вот, глубокоуважаемый профессор с тревогой и опасением высказывает предположение, что украинский язык из-за пассивных и безответственных действий властных структур страдает от всевозможных притеснений и вседозволенности отдельных местных групп чиновников. И приводит факты, где на востоке и юге Украины существует незначительное количество школ с преподаванием на национальном языке, а также мало издается газет на украинском языке. К тому же отдельные местные советы узаконивают русский как региональный.

Все это в известной степени так, но следовало бы господину профессору помнить, что радикальными методами не только невозможно как-то уладить дело, а, наоборот, еще больше усилится сопротивление, как это сегодня проявляется на уровне национального построения государства. Партийные лидеры и другие высокодолжностные чиновники в борьбе за власть вместо объединения украинской нации готовы раскромсать ее, только бы добраться до заветного “корыта”.

“Нашеукраинцы” словно не замечают своего катастрофического поражения, оставшись без самой влиятельной части Руха и других не второстепенных сателлитов бывшего “оранжевого” Майдана. Жаль только, что и президент делает вид, будто ничего не случилось, продолжая наращивать раскол в украинском обществе, вместо того чтобы твердой рукой объединять это общество. Ведь только этим можно объяснить его пренебрежение к Партии регионов, набравшей на выборах наибольшее количество голосов. Его беспомощность в направлении в Генеральную прокуратуру запроса по решениям на сессиях Харькова, Луганска и Симферополя о признании русского языка региональным, кощунственные усилия примирить воинов советской армии с вояками УПА, стремление вопреки всенародному протесту втянуть Украину в НАТО и т.п.

Все это выглядит довольно примитивно, вульгарно и аполитично. Кто заставит граждан думать и говорить иначе, чем им это нравится?

Здесь ясно только одно: нужно кровно отрабатывать ту “бескорыстную” помощь, которую предоставил Запад во время двух последних избирательных эпопей. Но это следует делать умело, тактично и порядочно, а не административно-радикальным способом.

Но речь о другом. Господин Погрибный обеспокоен насыщенностью нашего рынка иноязычной (читайте — русской) литературой. И это действительно так. Но ведь мы стремимся приобрести товар более качественный, более привлекательный, более добротный. А его у нас маловато. Где наши настоящие современные поэты, романисты, другие прозаики? Кому нравится читать бесцветную писанину Яворивского, Павлычко, Драча и им подобных? Это же как-будто о таких сказал когда-то наш славный земляк, основоположник современной украинской литературы И.П.Котляревский, употребив в бессмертной “Энеиде” выражение: “Писарчуки поганих вiрш...” Поэтому и хватаемся за русские романы, детективы, поэтические произведения...

Или о школах. Скажем, у нас на Полтавщине нет ни одной русскоязычной школы. И это естественно, поскольку большинство населения— местные украинцы. Зато когда я в прошлом месяце побывал на Донбассе, то почти не слышал там настоящей украинской речи. Кстати, когда я покупал в Киеве билет в печально известный Алчевск, кассирша заметила: “Такого города нет, есть Коммунарск”. Я не стал спорить, хотя хорошо помнил о зимних алчевских проблемах. Но мои сомнения быстро развеялись, когда я, выйдя из вагона, увидел над железнодорожным вокзалом надпись огромными буквами “Коммунарск”.

Уверен, что и в других городах Луганщины подобная ситуация. Ну и что?! Пускай себе любуются, если им это по душе. Никто ведь не отрицает, что на Ривненщине и в других местах Западной Украины отдельные улицы носят названия далеко не везде уважаемых бандеровских вожаков, хоть значительная часть украинцев категорически не воспринимает факт отбеливания довольно темных пятен в истории ОУН-УПА. Однако это не должно будоражить общество. Со временем, возможно, действительно наступит момент определенного примирения неоднозначных противоположностей. Но это никак нельзя решать административно-командными методами, потому что это приведет только к обострению и без того непростых отношений между регионами. Странно и досадно, что этого никак не хотят понять государственные мужи, навязывая обеим сторонам неприемлемые в настоящее время концепции.

Но вернемся к внутриязыковым проблемам. Не секрет, что в той или иной степени подавляющая часть украинцев довольно уверенно владеет русским языком, а в столице и в областных центрах даже на западе Украины им пользуются и в быту. И это при том, что наши государственники от образования, а, возможно, и не только, русский язык совсем исключили из учебных планов или же делают это частично, да и то только в старших классах, в то время как английский изучают с первого класса. А теперь давайте спросим у себя: где, когда в быту и на официальном уровне кто-нибудь из нас употреб­ляет английский язык? Ни на улице, ни в магазине, ни в транспорте, а тем более дома. Украинцы общаются только на украинском или русском языках, и никоим образом не на английском.

Никто не против изучения иностранных языков (хоть сейчас сюда отнесен и русский), но не в такой уродливой форме, когда везде употребляемому русскому в школах отводится нулевой вариант, а английским мучают малышей ежедневно. Но не потому ли в нашем государстве творится вся эта вакханалия, что юные потомки украинской элиты давно штудируют иностранные языки в западноевропейских и американских вузах и чхать им не только на русский, но и на собственный украинский язык?!

Вот бы куда направить свой профессорский талант господину Погрибному!

Или еще такое. В украинском языке во времена независимости появился ряд терминов и оборотов непонятного происхождения. Точнее, в большинстве они происходят от перелицованных диалектов заокеанской диаспоры, чем окончательно засоряется наша “солов’їна мова”. Например, благозвучное слово “процент” вдруг заменилось “вiдсотком”, хоть еще недавно такого термина украинцы не знали. Да и в мобильных словарях его не найдешь. Такая же участь постигла и выражение “заробiтна плата”, вместо которого появилось пренебрежительное
“...платня”. Вместо слова “солдат” или “воїн” стали употреблять презрительное “вояка”. “Ех ти — вояка!” — говорят о неудачливом или неуклюжем юноше. Да и обращение “пан” у нас не приживается, разве что в саркастическом понимании. А в уставном армейском употреблении от него отказались, вернувшись к прежнему — “товариш”. А такие довольно широко употребляемые термины, как “виконуючий” (обязанности), “завiдуючий” (отделом) и им подобные в угоду той же диаспоре стали именоваться: “виконувач”, “завiдувач” и т.п.

Создается впечатление, что власть специально создает языковую путаницу, а затем апеллирует к прокурорскому надзору. Во всяком случае, языковая проблема, о которой так беспокоится господин Погрибный, находится у нас в далеко ненадлежащем состоянии не по вине луганчан, харьковчан или симферопольцев...

Поэтому хотелось бы в завершение посоветовать господину профессору не только поучать других, но и самому “учиться так как надо”!

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.