сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 150 от 26 августа 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / СЕМЬЯ / Я люблю свою лошадку

26.08.2009 , № 150 от 26 августа 2009 г.

О том, какие усилия прикладывают родители, чтобы вырастить детей здоровыми, рассуждает в своем дневнике наша читательница.

Вторник, 19 мая
НЕСКОЛЬКО лет назад мой муж возил на машине нашу хорошую знакомую с сыном на ВДНХ. Мальчик болен церебральным параличом, а там тогда работал Центр иппотерапии (лечение верховой ездой). Знакомая узнала, что директор Киевского конного клуба Елена Петрусевич имеет патент на эту деятельность и добивается хороших результатов. После годичного курса иппотерапии сын нашей приятельницы начал самостоятельно кушать, а до того не мог даже ложку держать в руках. Мы все не верили чуду.
Правда, вначале малыш боялся лошади, и приходилось читать ему стишок Агнии Барто: “Я люблю свою лошадку, причешу ей шерстку гладко, заплету в косичку хвостик и верхом поеду в гости”. После этого страх у него проходил. 
Эта история вспомнилась, когда недавно мы с детьми приехали из Фастова погулять по Киеву и в парке увидели катание на пони. Сын и дочка умоляющими глазами смотрели на нас — так им хотелось покататься на маленькой лошадке. И хотя цена “кусалась” — за один маленький  круг требовали 20 гривен, пришлось детям уступить. А рядом стояли ребятишки,  чьи родители не могли заплатить такие деньги.
Однако это забава. Хотя само по себе общение с животными далеко не пустяк. Что же касается иппотерапии, то специалисты называют этот метод одним из важнейших в реабилитации детей с ограниченными физическими возможностями,  страдающих аутизмом, болезнью Дауна, эпилепсией, сколиозом и другими заболеваниями. Есть очень тяжелые дети, которые передвигаются только в инвалидной коляске, но на лошади сидят прекрасно. Такие были и у Петрусевич. Помимо укрепления мышц, они еще обретали веру в себя. Все упражнения разработаны невропатологом. Самое интересное, что детишки и не подозревают, что, садясь на лошадку, они лечатся. А это вам не “горькие” таблетки и “страшные” уколы.
Широко признаны английские и немецкие методики иппотерапии. В Европе лечебная верховая езда существует более 20 лет. В Англии, например, она находится под патронатом королевской семьи. В Советском же Союзе иппотерапия начиналась в Грузии, где горцы верховой ездой лечат уже много веков.
А у нас? Только и закрывают то, что необходимо людям. Наша знакомая не смогла долго посещать Центр иппотерапии: и добираться далеко, и денег лишних в семье не было. А ведь лечение через общение с лошадьми, дельфинами — очень полезное дело. Скольким детям можно было бы дать хорошую перспективу на будущее. Однако я не вижу, чтобы подобные методы развивались. Может, потому, что в этом случае деньги будут уплывать из рук чиновников?
Написала и думаю: “Ну вот, от педагогики — к политике. Но что делать, если сегодня у нас чуть ли не каждый на это выходит. Поскольку жизнь устроена не так, как надо, то общество слишком заполитизировано, что само по себе ненормально”.
Пятница, 13 февраля
ВЧЕРА у нас на работе выключили электричество. Мониторы компьютеров погасли. Сидим и не знаем, когда дадут свет и можно будет приступить к работе. Мужчины вышли покурить. А женщины завели разговор на животрепещущую тему — о детях.
— Родители всегда ответственны за то, чтобы их дети стали счастливыми, нашли свое место в жизни, — сказала одна.
— Вовсе нет, — стали возражать ей другие. — Мы не можем сделать из них образцовых людей. Наша задача — создать обстановку, в которой они смогут нормально развиваться. Конечно, нужно заботиться об их здоровье, развивать способности. Но больше это касается маленьких детей. К старшеклассникам  иные требования. Они уже достаточно взрослые и должны сами принимать решения и отвечать за них. В широком смысле слова наша задача — не быть няньками, а научить детей жизни, дать определенные навыки. За границей это называется “компетенции”. Там детей учат практическим навыкам на деле. А у нас чаще всего крен в сторону поучений, нотаций,  руки и голова у ребят “свободны”. Наши дети живут на всем готовом. И когда выходят в самостоятельную жизнь, случаются большие неудачи.
Я убеждена: много конфликтов между родителями и подростками возникает, когда взрослые боятся “отпустить поводья”. А если видят, что сын или дочь могут совершить ошибку, вообще запрещают им самостоятельно действовать. И у подростков нет возможности “набивать шишки”. Высказала эту мысль и нашла поддержку.
— И я думаю, что лучше всего нам почаще вспоминать свой опыт и  давать детям возможность совершать их собственные ошибки, — сказала третья. — За одного битого двух небитых дают. На наших они, во всяком случае, не научатся.
При этом я вспомнила, как пыталась отучить маленькую Катю не трогать утюг. А она все время пыталась его потрогать.
— Нельзя, — говорила я, — можешь обжечься.
Но, видимо, этот запрет только подогревал желание девочки. Тогда я немного нагрела утюг, выключила и сделал вид, что занята своим делом. Катя подошла, оглянулась на меня  и коснулась рукой гладкой поверхности.
— Ай! — крикнула она и бросилась ко мне, схватилась за юбку.
— А я что говорила? Утюг маленьким детям трогать нельзя.
С тех пор Катя обходит его стороной.
Потом мы заговорили о том, что мало кто из детей слушает родителей. Особенно трудно приходится мамам. Приказания отцов дети выполняют скорее, поскольку чувствуют, что за ними — сила. Отцы обычно не идут на попятную. А нас, женщин, губит наша жалость.
— Надо  четко определить, какой способ является самым действенным, — предложила одна сотрудница. — У меня дочка ходит по струнке, когда я ее накажу.
— А что потом? Опять за старое?  — усомнилась в этой панацее начальница отдела.
Стали вспоминать, кто как выражает свое отрицательное отношение к плохому поведению ребенка. Одна укоризненно качает головой, другая лишает конфет и мороженого, третья кричит, не разговаривает с ребенком, четвертая бьет. Однако никто не добился значительных успехов в воспитании. И тем не менее от своих методов мамы не отступают.
— Каждой из нас надо проанализировать способы воздействия на детей, которые мы применям хотя бы в течение месяца, — предложила я. — И определить, какие меры оказались наиболее действенными. Психологи говорят, что любой человек, а ребенок особенно, больше стремится к хорошему, когда его не ругают, а поощряют, понимают, прощают, ценят. Поэтому и родителям нужно меньше подавлять своих детей.
Со мной согласились. А вскоре включили свет. Мы разошлись по рабочим местам. Но это мини-собрание запомнилось. Решили и впредь обмениваться своим родительским опытом и мыслями.

 

Автор: Татьяна ХЛЕБНИКОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.