сегодня: 17 июля, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 108 от 20 июня 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / КОМЕНТАРИИ / Украинская специфика стирания граней

20.06.2009 , № 108 от 20 июня 2009 г.

Украинская  специфика  стирания граней

В СССР была плеяда прозаиков и поэтов, прозванных “деревенщиками”. Неудавшиеся прозаики и поэты, сиречь критики, загнали под эту крышу совершенно разноплановых и разноталантливых людей, объединив их исключительно деревенским происхождением. Были там личности масштабные, вроде Шукшина, Астафьева, Распутина и Рубцова, но серое большинство массово издавало скулеж об умирающей деревне, и гонорары позволяли им комфортно жить в городах. Это Рубцова терзали “грани между городом и селом”, а многие эту грань перешли безболезненно, зато стали разводить крепкую городскую культуру своей сельской жижей по принципу “пропорций” старого еврейского анекдота о колбасе из конины и рябчика — 50 х 50 — один рябчик, один конь. Эта удивительная “пропорция” продолжается. И в Украине, где село исстари было морем, а города островками, своя специфика. Я как-то прочел у совершенно замечательного украинского политолога и публициста (Кость Бондаренко) такие проникновенные слова: “Украинское Село стало постепенно отступать перед Городом. Начала создаваться украинская городская культура, яркими выразителями которой стали Валериан Пидмогильный, Николай Кулиш и целый ряд других писателей. Более того, лозунг стирания граней между городом и селом постепенно начал менять сельское население, ориентировать его на городской тип мышления. Кстати, уровень урбанизации украинского населения был одним из самых высоких в Советском Союзе. Это вело и к повышению уровня политической культуры”. Мне показалось, что уважаемый мною автор слегка сместил акценты, но это легкое смещение исказило объективную картину современной Украины. Сразу о том, что лежит на поверхности. Уровень политической культуры в Украине таков, что утверждать об уровне урбанизации украинского населения и его ориентировании на городской тип мышления, мягко говоря, некорректно. Скорее, наоборот, стоит говорить об оселянивании города и об ориентировании городского населения на сельский тип мышления. Наша “политическая культура” тому порукой. И уж, конечно, рановато говорить об истинно украинской городской культуре. Это, скорее, сельская культура в городе. Надо бы вспомнить наконец, что украинский язык вплоть до XX века считался языком села. Для яркого примера “созидательности” этой культуры я намеренно выбрал Львов, поскольку удачней, чем сама История, и не выдумаешь. К тому же в нашей украинской современности этот город подается как суперукраинский и по духу, и по форме, и по содержанию. Итак, “Львов в цифрах” 1938 года издания. Украинцев 24.245 человек (7,8 процента), русинов 10.892 (3,5), поляков 198.212 (63,5), евреев 75.316 (24,1), прочих 3566 (1,1). Далее по той же брошюре: “На 30.000 всех украинцев и украинок, которые зарабатывают во Львове, есть 9700 слуг, 2000 сторожей, 1400 неквалифицированных рабочих и 9000 квалифицированных рабочих и ремесленников. Кроме домашней прислуги, украинцы нигде не имеют относительно большого числа, а что касается 11% в торговле, то там на 4000 украинцев половина сторожа... Об интеллигентных профессиях и говорить нечего. Еще в промышленности украинские рабочие и ремесленники играют некоторую роль, но как наемная сила”. И вот пришли “погани москали” и “оккупировали” город, в котором проживало в качестве прислуги 7,8 процента украинцев. “Советский оккупационный режим” создал на пустом месте промышленность и науку, школы и университеты и подготовил в них местные национальные кадры для промышленности и науки. А на пике своего озверелого колониализма еще и преподнес на блюдечке с голубой каемочкой Независимость и, по большому счету, отлично налаженное государство. В 1989 году во Львове проживало: украинцев 622.800 человек (79,1 процента), русских 126.418 (16,1), евреев 12.837 (1,6), поляков 9697 (1,2), белорусов 5800 (0,7), армян 1000 (0,1%). Всего 778.557. Откуда появились во Львове 600 тысяч украинцев, можно и не спрашивать — из сел. Кто их ориентировал на “городской тип мышления”, поляков-то с евреями извели?! Неужели те 30 тысяч прислуги и сторожей?! “Независимый” город Львов грязнеет и разваливается. Что стало с промышленностью? Догадайтесь с одного раза. Прислуга и квалифицированные рабочие опять работают у поляков и, если повезет, у австрияков. И далее — вплоть до Атлантического океана. И даже за ним. А носители “интеллигентных профессий”, о которых в 1938 году во Львове и “говорить нечего” было, теперь все больше в Киеве. Да не в качестве украинских Шекспиров и Моцартов, а все больше по чиновничьей части. Повышают уровень политической (и не только) культуры до полного ее уничтожения. Стирают грани между городом и селом до полного оселянивания города. Не на карте, а в сознании людей.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.