сегодня: 16 января, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 95 от 30 мая 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / СЕМЬЯ / Доченька

30.05.2009 , № 95 от 30 мая 2009 г.

Доченька

Житейские истории

— Доченька, — непослушными губами прошептала Татьяна Степановна. — Воды!

Людмила, которая сидела в задумчивости у постели больной, вздрогнула. В горле встал ком. Впервые за 17 лет свекровь назвала ее дочерью.

Неравный  брак

С ТОЧКИ зрения свекрови и свекра, их сын Боря сделал большую глупость, женившись на Людмиле, женщине старше его на целых 10 лет, к тому же с “приданым” — 9-летним ребенком от первого брака. Они надеялись, что молодая семья распадется. Поиграет их мальчик в любовь, а потом успокоится и разглядит, что вокруг много замечательных женщин, куда лучше его жены.

А молодые получили гулкую от эха, ободранную малосемейку в общежитии квартирного типа, занесли туда два чемодана и поняли: теперь они абсолютно счастливы. Весело ремонтировали свое жилище: обои клеили, потолки штукатурили. Люда пошила шторы на окна. Борис убрал из коридора кладовку и расширил таким образом санузел. Оставалось заложить образовавшийся проем гипсоблоками. А денег не было. Полгода проем был завешан полиэтиленом. Но разве это беда? Ерунда, да и только! Скопили денег, ремонт закончили.

Было это в начале 90-х. Кто помнит, заводы простаивали, зарплату не выдавали. Люда и Борис оказались в непростой ситуации. Работали на одном предприятии, и когда там стали задерживать зарплату, они оказалась без средств к существованию. Родители Бориса были уверены, что теперь-то их строптивый сын вернется домой в просторную квартиру — настоящую полную чашу. Его отец работал в магазине мясником. Семья никогда не знала финансовых проблем. Но Борис не возвращался. Узнав, что друзья возят в Москву колбасу на продажу, он решил: это выход. Вместе с Людой на все деньги, что у них остались после покупки билетов до Москвы, накупил колбасы. Продавали прямо на вокзале, из сумки, рядом с такими же, как они.

Вечером супруги возвращались домой довольные: везли деньги! Их хватит, чтобы и новую партию колбасы закупить, и билеты приобрести в оба конца, и за квартиру заплатить. Так продолжалось несколько месяцев. Но потом Москва перешла на импортные продукты, закупленные Россией по товарному кредиту в разных странах, и бизнес Бори и Люды остановился. Но накопления, которые успели сделать, помогли им пережить самые трудные времена.

Потом, через пять лет после свадьбы, у них родился малыш. Свекор и свекровь, надеявшиеся, что блажь сына пройдет, расстроились. Но внука пришли навестить. Свекровь, хмуро посмотрев на малыша, сказала:

— Не похож на Борюсека. Он у нас красивенький родился! А этот похож на Люду.

А уж потом иначе, как байстрюком, внука не называла, уверяя всех, что Люда “нагуляла” ребенка и “повесила” на ее сына. Окончательный разрыв между ними произошел после того, как дед Бориса включил того в свое завещание. Когда он умер, тетки Бориса отказались от претензий на квартиру отца в пользу Бори: у них были свои квартиры, а племянник ютился с семьей в служебной малосемейке. Но мать Бориса, которая в завещании не упоминалась, стала требовать от него свою долю, угрожая судом. Нужной суммы у того не было. Одолжили тетки. Скинувшись между собой, они отдали деньги Татьяне Степановне. Та взяла. Борис был шокирован.

Наследство

СВЕКОР умер в одночасье. Инфаркт. Татьяна Степановна, не желавшая первой нарушить молчание и заговорить с сыном, пусть даже по такому поводу, как смерть его отца, позвонила дальним родственникам и попросила их сообщить ее сыну трагическую весть. Посовещавшись, супруги решили, что отношения отношениями, а помочь надо, ведь Борис — единственный сын.

Мать сидела неподвижно у гроба, не реагируя на слова и вопросы. Людмила металась между кладбищем, похоронным бюро и закупками для поминального стола... После этих событий отношения между сыном и его властной матерью потеплели. Он с женой все выходные проводил на родительской даче, в 50-ти километрах от Киева, приглядывая за овощами, которые успел посадить свекор. А затем узнали, что Татьяна Степановна... продала весь урожай, не оставив сыну с невесткой ни килограмма картошки.

Поразмыслив, Борис сказал матери, что будет вступать в отцовское наследство. Опасался, что она, привыкшая жить на широкую ногу, не работая, потихоньку распродаст дачу, гараж, а потом обменяет свою квартиру на меньшую. Мать отреагировала на эту новость грандиозным скандалом. Вытолкнула сына на лестничную клетку, захлопнула дверь и кричала, кричала... А на следующий день позвонила и сказала, что если он не откажется от наследства в ее пользу, она пойдет в милицию и расскажет о том, как он колбасу в Москву возил, как ремонты делал людям, как извозом подрабатывал без регистрации, как... И на работу к нему пойдет и расскажет. И в налоговую.

Борис сдался. Но сказал, что у него теперь нет матери. Шесть лет прошло. Счастливых шесть лет. И вот звонок.

— Ваша мама в больнице, — сообщил незнакомый голос. — Ей сделали операцию, она очень тяжелая, приходите.

...Люда сидела у кровати, на которой лежала свекровь, обвешанная дренажными трубочками. Она вспоминала, сколько боли принесла ей эта женщина, такая тихая и мирная теперь. Врачи говорили разное. Но гарантий не давал никто.

— Доченька, — непослушными губами прошептала Татьяна Степановна. — Воды!

А когда Люда смочила ее губы влажной салфеткой, свекровь еле слышно прошелестела:

— Прости меня, доченька!

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.