сегодня: 20 апреля, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 77 от 29 апреля 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Апрель 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

  Главная / ПОТРЕБИТЕЛЬ / Украинский инсулин. История вопроса

Украинский  инсулин.  История  вопроса
29.04.2009 , № 77 от 29 апреля 2009 г.

Украинский  инсулин.  История  вопроса

Наше здоровье

Снова  независимость?

В РОССИИ сегодня фактически не выпускают собственные инсулины, а закупают импортные. Хотя больных диабетом почти 50 миллионов человек. И потому критики (а может быть, владельцы фармкорпораций?) вопят об инсулиновой зависимости России от Запада. Кстати, под такими же лозунгами на заре независимости Украины приступили к строительству завода по выпуску украинских инсулинов — ЗАО “Индар”. Это подавалось не иначе, как инсулиновая независимость Украины.

Но обратите внимание: предприятие было зарегистрировано 14 августа 1997 года, а первую продукцию дало уже 19 июня 1999 года.

И еще один факт. В 2000 году председатель правления и директор ЗАО “Индар” профессор Алексей Лазарев, давая интервью, видимо, на радостях, сказал буквально следующее: “Индар” начал свою работу с выпуска свиного инсулина короткого действия “Моносуинсулин МК” по украинской технологии из отечественной субстанции и из субстанций немецкой фирмы “Hohst”, полученных в рамках товарного кредита на сумму 15 миллионов марок. Одновременно велись клинические исследования еще по трем препаратам свиных монокомпонентных инсулинов. Два препарата среднепролонгированного и один пролонгированного действия.

Параллельно с сентября 1999 года мы начали производить препараты человеческих инсулинов по технологии наших немецких партнеров и из поставляемого фирмой “Hohst” сырья. Если принять во внимание, что деньги были выделены только на капитальное строительство и нам пришлось создавать завод фактически без оборотных средств, можно представить, какие трудности легли на плечи команды энтузиастов-профессионалов, которая взялась за создание “Индара”. Но мы уже изготовили 1,5 миллиона ампул свиного инсулина и миллион флаконов человеческого инсулина. Человеческий инсулин изготовили на год вперед”.

Простите за столь длинное цитирование, но оно оправдано.

В 2000 году предприятие уже располагало годовыми запасами инсулина! Причем как из собственного сырья, так и из импортного. А почему не ограничились только отечественным сырьем?

Ответ все в той же цитате, хотя и завуалирован. Изготовление препарата на импортном оборудовании по немецкой технологии и из сырья той же фармацевтической компании сняло вопрос о необходимости всесторонних клинических исследований препарата, на которые обычно требуется много лет, и позволило приступить к производству. Но потом сырье стали использовать отечественное, технологии  опять же наши.

Продвижение

ВЫ СПРОСИТЕ: а как проводились клинические исследования чисто отечественного инсулина? Полного цикла доклинических и клинических испытаний быть просто не могло. В частности, Международный фонд клинических исследований указывает, что новый медицинский препарат — “это результат глобальной долгосрочной стратегии, требующей значительных инвестиций в открытие новых технологий, привлечения больших финансовых средств, а также высокой квалификации тысяч людей. Для разработки и продвижения на рынок нового препарата требуется в среднем 12–15 лет”.

И тем не менее препарат запустили в производство. А через год, в 2000-м, профессор Лазарев уже рапортовал, что “...мы выпускаем семь препаратов. Однако в стадии клинических исследований и регистрации находятся еще пять лекарственных средств”.

А как отреагировало на это государство? Постановление Кабмина № 1071 обязало медучреждения после начала выпуска отечественных инсулинов закупать только их. В результате в январе-феврале 2000 года диабетикам уже выдавали до 20 процентов индаровских препаратов, к августу — 40, в ноябре эта цифра достигла 60 процентов.

В 2002 году профессор Лазарев констатировал: “80 процентов препаратов, используемых инсулинозависимыми больными (а их около 130 тысяч), производит отечественный инсулиновый завод!”

И все бы ничего, подходи индаровские препараты всем диабетикам. Но у многих больных после перехода на отечественные инсулины резко ухудшилось здоровье. Люди стали обращаться к врачам и требовать вернуть их на прежние инсулины. Однако медики только руками разводили — нельзя! Под страхом административного давления вплоть до увольнения с работы.

Последствия

УХУДШЕНИЕ здоровья диабетиков зафиксировано и официальной статистикой. Динамика такова. В 1996 году было зарегистрировано 300 тысяч инсулинозависимых диабетиков.

В 1999 году — 250 тысяч. В 2003 году — 123 тысячи человек. За три года до пуска завода умерли 50 тысяч диабетиков. За первых три года интенсивного принудительного перевода диабетиков на украинский инсулин — 127 тысяч. Сегодня статистика дает практически те же цифры. Но это не значит, что в живых остались только те, кому отечественные препараты подходят.

О том, что происходит сегодня, читайте в следующем материале.

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.