сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 75 от 25 апреля 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ЖИЗНИ / У последней черты

25.04.2009 , № 75 от 25 апреля 2009 г.

У последней черты

Житейские истории

Приговор

Марина вышла от врача и без сил опустилась  на стул. Постоянные головные боли, которые она объясняла хроническим переутомлением, на поверку оказались проявлением опухоли мозга. Врач объяснил потрясенной женщине  дальнейшую безрадостную перспективу и предложил сделать операцию.

— Я чувствую себя вполне нормально. Когда начнутся те изменения, о которых вы мне сказали?

— Минимум через полгода. Но потом они будут нарастать стремительно. Возникнут непреодолимые проблемы с опорно-двигательным аппаратом, сердечно-сосудистой системой. Операцию надо делать сейчас. Через полгода за нее никто ужене возьмется.

—  Я подумаю, — отрешенно сказала женщина.

Она вышла из кабинета и без сил опустилась на стул...

В неволе

Полгода. Шесть месяцев. Сто восемьдесят два дня. Год пролетает незаметно, а то всего лишь его половина... С этими мыслями она добрела до дому и упала на кровать. Она представила, как скажет супругу о своем страшном диагнозе. И тот наконец оставит свою молоденькую любовницу и все свое внимание переключит на нее: надо же отдать последний долг умирающей. Приедут дети. Просто так, без повода, не больно спешат навестить родителей. А теперь приедут. За ней будут ухаживать, она сможет позволить себе накричать на них всех, высказать им  все обиды, которые накопились у нее на душе. Она скажет этому старому распутнику, что всегда знала о его интрижках, о его ночных “совещаниях” и “авариях”.

Тут в открытую форточку залетела синичка и начала метаться по комнате. Марина закрыла форточку, поймала птицу и сунула ее в пустую клетку. Прежде там жил кенар. Он был совсем ручным, клевал корм из ладошки. Но однажды Марина оставила открытой эту самую форточку, и глупый кенар, который мог бы жить себе да жить припеваючи на всем готовом, тут же упорхнул. Марина накрыла клетку с пойманной птицей платком, чтобы  та  успокоилась. Но синица металась, билась о прутья.

— Ничего, привыкнешь, будешь мне чирикать вместо Кеши, — сказала Марина и ушла на кухню.

Она достала из холодильника бутылку очень дорогого вина.  Щелкнула пультом телевизора. Шел ее любимый сериал. Но его герои вдруг показались  непомерно глупыми, их диалоги — напыщенными. Выключив телевизор, Марина вышла на улицу. Она запрокинула голову и смотрела, смотрела в бесконечную небесную синеву. Ей вспомнилось, как в детстве она мечтала полететь на самолете. Женщина грустно улыбнулась: всю жизнь она совершала поездки либо на машине, либо на поезде. А о чем она еще мечтала? Жить у синего-синего моря в  белом доме с белыми занавесками, развевающимися на соленом ветру. Она мечтала стать художницей. Но кому нужны нынче художники? Слава после смерти и нищая жизнь ее совсем не прельщали, и Марина выбрала юриспруденцию. Денег, действительно, хватало на любой каприз. Как и все девочки, мечтала еще о любви,  семье, муже, который будет ее боготворить. А сегодня она всеми правдами и неправдами удерживает около себя человека, который давно стал для нее чужим: остаться одной на старости лет — не сахар. “О какой старости ты  сейчас говоришь?” — спросил ее внутренний голос. “В самом деле, что за ерунда? — подумала женщина. — Как это глупо удерживать его теперь”. И сразу, как гора с плеч свалилась, ей стало необъяснимо легко.

Женщина оглянулась вокруг. Вечерело. В окнах стал зажигаться свет. Она вернулась домой. Никого не было. Затихла и синица в клетке. Птичка лежала на спине. Она была вся помятая, так сильно билась о прутья.

— Эй, — сказала Марина и открыла дверцу. — Не надо спектакля! Эй!

Она потрогала ее, маленькое тельце было холодным. Свобода оказалась для вольной птахи важнее, чем жизнь в сытой неволе. Пришедший домой муж застал Марину рыдающей на полу около мусорного ведра. Увидев там дохлую птицу, сострил:

— Птичку жалко?

Потом взял ведро и вынес в мусоропровод.

— Понимаешь, я теперь все поняла! Главное — свобода! Жизнь без свободы убивает! — Марина говорила навзрыд. — А туда с собой ничего не заберешь!

Супруг увидел на столе открытую бутылку.

— О, да ты, матушка, никак пьяна? Давай быстро в кровать! Птичку не вернешь, а завтра на работу.

Прозрение

Наутро, за завтраком, Марина сказала супругу о том, что им пора расстаться. Ради кого или чего теперь оставаться вместе им, давно чужим людям? Она говорила спокойно. Тот очень удивился, но тут же согласился.

— Если хочешь, можешь переехать, а можешь остаться здесь, — сказала Марина. — Я сегодня улетаю из города.

— Как улетаешь? Куда?

—  К морю! Давно хотела там пожить! Все деньги я заберу. Так будет честно. Квартира-то тебе достается. И машина — тоже. Я тебе и свою машину оставлю. Можешь подружке подарить. А деньги ты еще заработаешь.

— Подожди, а развод?

— Сейчас заедем в загс, все мигом оформим. А свой отказ от квартиры и машины в твою пользу я и сама составлю, как-никак нотариус.

Вечером того же дня Марина уже бродила босиком по морскому берегу.

...Через полгода она вернулась в Киев и пришла к тому же врачу. Он не узнал в отдохнувшей и загоревшей женщине с ослепительной улыбкой свою обреченную пациентку. Обследование показало, что опухоли нет.

— Бывает же такое, — пробормотал врач. — Видимо, это было не злокачественное новообразование.

...Эту историю рассказали мне в санатории у самого синего моря. И показали фигурку женщины с мольбертом, которая расположилась на парапете. Однажды я не удержалась и подошла к ней.

— Извините, это правда? Про опухоль.

— Правда, — ответила она, не отрывая взгляда от моря.

— А как вы это объясняете себе?

— Да никак. Просто решила оставшиеся мне дни пожить так, как всегда мечтала. Всех простила, всех отпустила. И все.

— Теперь вернетесь к прежней жизни?

— Никогда!

 

Автор: Ирина САМСОНОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.