сегодня: 20 сентября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 74 от 24 апреля 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / КОМЕНТАРИИ / Бег на месте.

Бег на месте.
24.04.2009 , № 74 от 24 апреля 2009 г.

Бег на месте.

По-украински и по-европейски

Промедление с легким делом превращает его в трудное; с тяжелым — в невозможное.

(Лоример)

Почему  тревога  нарастает

У ВСЕХ, кто заинтересован в решении проблемы ЧАЭС и объекта “Укрытие”, все сильнее нарастает тревога, что в обозримом будущем она не будет решена. И причины не столько в сложности задач, сколько в обоюдном нежелании руководителей Украины и Европейского Банка Реконструкции и Развития решать их быстро и качественно.

Напомним, что в 1993 году Украина проводила международный конкурс на лучший проект преобразования объекта “Укрытие” в экологически безопасную систему. Одним из его условий, утвержденных правительством Украины, было требование завершить создание новой защитной оболочки над саркофагом — нового безопасного конфайнмента (НБК) – в течение пяти лет. Не позднее 1998 года. В 1997-м под эгидой “Большой семерки” и Европейской комиссии был разработан и одобрен парламентом Украины план SIP, в котором этот срок... перенесли на 2005 год. А 8 декабря 2005 года президент Украины Ющенко во время пребывания в Чернобыле заявил, что “Укрытие” должно быть введено в эксплуатацию в 2010 году, что по итогам трех международных ассамблей из необходимых одного миллиарда 91 миллиона долларов страны-доноры согласились выделить 930 миллионов долларов  и что кассовое наполнение этого фонда составляло (на ту пору) 720 миллионов.

В Законе же Украины “Об Общегосударственной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразовани объекта “Укрытие” в экологически безопасную систему” от 15 января 2009 года срока ввода НБК в эксплуатацию вообще нет. Вместо этого приводится странная и безответственная фраза: “В объемах финансирования и согласно графику выполнения работ, которые предусмотрены контрактами международного плана осуществления мероприятий на объекте “Укрытие”. Последнее, как известно, осуществляется под эгидой ЕБРР.

И еще: 16 января 2009-го было подписано соглашение между правительством Украины и ЕБРР относительно выделения 135 миллионов евро для скорейшего завершения строительства саркофага на Чернобыльской атомной электростанции. Об этом премьер-министр Украины Тимошенко заявила на совместной пресс-конференции с президентом ЕБРР Томасом Мировом. По словам Мирова, новый безопасный саркофаг является уникальным явлением и ничего подобного никогда не строилось. Но главное, подчеркнул президент ЕБРР, говорить о конкретных сроках строительства пока невозможно: “Мы хотели бы, чтобы до 2012 года имели конкретные хорошие результаты на площадке, поскольку считаем, что 2012 год является чрезвычайно важным для Украины”.

Опасный  волюнтаризм

В ЭТИХ словах президента ЕБРР просматриваются несколько важных моментов. Первое: несмотря на заявления независимого государства о том, что выделяемые ему 135 миллионов евро необходимы для скорейшего завершения строительства саркофага, другой участник “совместной” пресс-конференции  утверждает, по существу, противоположное: “Говорить о каких-то сроках строительства (НБК) пока невозможно”. Ясно, что ЕБРР как распорядитель средств чернобыльского фонда “Укрытие” (ЧФУ) не нацелен на скорейшее строительство НБК.

Второе. Президент ЕБРР почему-то связывает строительство НБК с некими “чрезвычайными событиями”, которые будут иметь место в Украине в 2012 году (речь, по-видимому, идет о Евро-2012). Но ставить в один ряд важный этап ликвидации последствий чернобыльской катастрофы и спортивные соревнования, пусть даже такого уровня, как Евро-2012, не только аморально, но и преступно.

Третье. Если исходить из сообщений, опубликованных  ранее, то 135 миллионов выделяются из прибыли, полученной ЕБРР. Но, как известно, банковская прибыль — это в основном проценты от предоставляемым банком кредитов. Значит, немалую роль в этих процессах играют и “замороженные” благодаря “хитроумной политике” ЕБРР средства ЧФУ. Поэтому-то и напрашивается предположение, что отнюдь не случайно Общегосударственная программа-2009 не установила ни конкретных сроков завершения строительства НБК, ни конкретного финансирования этой деятельности. Дирижер здесь совсем другой. И он в очередной раз подчеркнул это.

И, наконец, четвертое. Ситуация с НБК все больше обостряется из-за того, что согласно заключению Госстроя СССР, утвержденному решением правительственной комиссии в 1987 году, срок безопасной эксплуатации “вновь возведенных металлических конструкций объекта “Укрытие” составляет 30 лет”, то есть заканчивается в 2016 году. Следовательно, “игры” с переносами сроков окончания строительства НБК надо немедленно прекращать. Ибо такой волюнтаризм, учитывая специфику вопроса, очень опасен.

По  принципу  «как  получится»

СРЫВАЮТСЯ сроки строительства и других объектов инфраструктуры, касающихся вывода ЧАЭС из эксплуатации — хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2), завода по переработке жидких радиоактивных отходов (ЗПЖРО) и промышленного комплекса по обращению с твердыми радиоактивными отходами (ПКОТРО). В соответствии с “Комплексной программой снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС”, принятой в 2000 году, срок ввода в эксплуатацию ХОЯТ-2 — 2003 год, ЗПЖРО — 2002 и ПКОТРО — 2003. Однако в “Концепции снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС” от 2002 года эти сроки уже изменены: 2006 год, 2005 и 2005 год, соответственно. А в Общегосударственной программе-2009 конкретные сроки ввода в эксплуатацию этих объектов вообще не предусматриваются. С “легкой руки” президента ЕБРР Томаса Мирова деятельность по решению проблемы ЧАЭС — “Укрытие” перешла в стадию “как получится”.

Это в полной мере относится и к “Общегосударственной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразования объекта “Укрытие” в экологически безопасную систему”, которая разрабатывалась на протяжении десяти с лишним лет (примерно по полторы страницы в год). На ее разработку были затрачены миллионы бюджетных средств (более ста тысяч гривен за страницу). Конечно, уместен вопрос: в чем же причины такого безобразия? Конечно, здесь требуется специальное исследование. Однако главные факторы можно назвать и сегодня.

Гуляй,  Ваня,  бюджет  за  все  платит!

ПЕРВАЯ причина — в ослаблении внимания общественности Украины и мира к проблеме ЧАЭС — “Укрытие”. Об этом свидетельствует хотя бы то, что еще в 2007 году ООН приняла резолюцию о завершении после 2016 года активной фазы своей деятельности по чернобыльской проблематике. Меньше стала заниматься ею и “Большая семерка”. Да и в Украине вертикаль государственного управления этим процессом заметно ослабла, главным образом вследствие ликвидации правительственной Комиссии по чернобыльской проблематике. Кроме того, серьезно тормозит работу резкое снижение профессионализма на всех уровнях руководства процессом. Ярким доказательством является неэффективность деятельности Ассамблеи Доноров ЧФУ, где на протяжении всего ее существования звучат лишь хвалебные оды в честь ЕБРР, несмотря на то, что все (подчеркиваем, абсолютно все) сроки реализации плана SIP сорваны.

Бросается в глаза и необязательность Общегосударственной программы-2009, в которой нет анализа причин невыполнения предыдущих мероприятий. Не указаны здесь и сроки выполнения вновь намеченного; нет ответственных за выполнение как отдельных пунктов, так и всей программы в целом. Она свелась лишь к распределению между различными ведомствами бюджетных средств, планируемых Украиной для решения проблемы ЧАЭС — “Укрытие” в 2009–2012 годах. Даже без указания ответственности за качество конечных результатов. Воистину: “Гуляй, Ваня, бюджет за все платит!”.

И еще одна существенная причина “атомных безобразий” заключается в отсутствии в государстве единого центра управления комплексным решением проблемы ЧАЭС — “Укрытие”. В Советском Союзе все делалось как следует. Общее руководство осуществлялось правительственной Комиссией, которая обладала всеми необходимыми полномочиями. Такой подход был обусловлен вовсе не чрезмерной централизацией государственной власти, как любят повторять нынче сторонники “либеральной модели управления экономикой”. Это было обусловлено исключительной сложностью и комплексностью проблематики. И не случайно после развала Союза решением задачи непосредственно занялись лидеры мирового сообщества.

С этой точки зрения странно видеть фотографию, запечатлевшую момент подписания соглашения о гранте ЕБРР в 135 миллионов евро. На первом плане вместе с премьер-министром Украины и президентом ЕБРР сидит директор, в общем-то небольшого предприятия, каким, по существу, является ГСП ЧАЭС, а не министр ведомства, курирующего это предприятие, который по своему статусу несет всю ответственность за происходящее перед украинским народом.

Об этом можно было бы еще дискутировать, если бы ЧАЭС управлялась командой сильных и опытных профессионалов, имеющих за плечами опыт строительства атомных электростанций, хранилищ отработанного ядерного топлива, объектов по переработке радиоактивных отходов, обеспечения радиационной защиты. Но, к сожалению, о нынешнем руководстве ГСП ЧАЭС такого не скажешь.

И еще. У многих ответственных работников госаппарата и на ЧАЭС сложилось превратное убеждение, что поскольку Запад “навязал” Украине закрытие атомной станции, именно он и должен построить “под ключ” и передать Украине все те объекты, которые перечислены в Меморандуме о закрытии ЧАЭС. В то же время ЕБРР считает, что его задача заключается только в распоряжении средствами ЧФУ и Счета ядерной безопасности.

Надо  выбираться  из  паутины

ЧТОБЫ достойно выйти из этого тупика, обеим сторонам (Украине и ЕБРР) достаточно на высокопрофессиональном уровне выполнять все пункты Соглашения о гранте ЧФУ, Соглашения о гранте Счета ядерной безопасности, рамочного Соглашения между Украиной и ЕБРР относительно деятельности ЧФУ в Украине, в которых четко расписаны права и обязанности каждой. И не пытаться перетянуть “финансовое одеяло” на свою сторону, а ответственность за результативность освоения средств “столкнуть” на другую.

Есть и еще один поистине убийственный для успеха плана SIP момент. Согласно ему, ЕБРР занимается “подготовкой объекта “Укрытие” к преобразованию в экологически безопасную площадку”. В то же время Украина, согласно Общегосударственной программе-2009, занимается “преобразованием объекта “Укрытие” в экологически безопасную систему”. То есть, занимаясь одной проблемой, два участника этого процесса формально преследуют разные цели. А это, как известно, приводит к краху самых лучших начинаний.

По мнению авторов, чтобы выбраться из паутины, в которую загнана сегодня проблема ЧАЭС — “Укрытие”, в первую очередь надо построить в Украине профессионально-патриотическую вертикаль  управления процессом. И первым шагом должно стать правительственное постановление об организации выполнения “Закона Украины об Общегосударственной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразования объекта “Укрытие” в экологически безопасную зону”. В нем следует четко прописать все организационные моменты, назначить ответственные ведомства, установить конкретные сроки реализации мероприятий, уточнить финансовые ресурсы и конечные результаты всего процесса. Словом, устранить неопределенность, которой страдает госпрограмма. На основании такого постановления каждое ведомство, каждая организация и каждое предприятие, привлеченное к реализации Программы-2009, должны разработать свой план выполнения поставленных задач с соответствующей детализацией.

Надо постоянно помнить, что уровень опасности “Укрытия” по сравнению с 1992 годом не снизился. Именно это обстоятельство должно быть основополагающим для всех участников решения проблемы объекта ЧАЭС — “Укрытие”.

Михаил УМАНЕЦ,

лауреат Государственной

премии Украины,

лауреат премии Совета Министров СССР,

генеральный директор Чернобыльской АЭС

(1987-1999 годы);

Владимир ЩЕРБИНА,

первый руководитель Госкоматома Украины, первый директор объекта “Укрытие”,

лауреат Государственной

премии Украины,

лауреат премии Совета Министров СССР.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.