сегодня: 24 января, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 250 от 21 января 2009 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Январь 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Удивленная жизнью

21.01.2009 , № 250 от 21 января 2009 г.

Удивленная  жизнью

В 2009 году народной художнице Марии Примаченко исполнилось бы 100 лет. Ни синих маков, ни особых, примаченковских, словами не описуемых птиц в природе не существует. Даже в чудо-лесах Полесья, откуда она родом. Это в лесах ее воображения бродили и забрели на ватман ни на кого не похожие звери, многоголовые, с ветвистыми оленьими рогами на спине, празднично разукрашенные яблоками и рыбами, но с удивленными человечьими глазами, диковинные, но узнаваемые. Может быть, таких видели и вы в своих смутных снах, хранящих уже неосознаваемую память доисторического фольклора.

Рождение дивных  образов

СТОЛИЧНЫЙ Музей украинского народного декоративного искусства обладает самой большой коллекцией работ художницы. В год 100-летнего юбилея Марии Примаченко в своих залах, отданных ее произведениям, музей презентовал роскошно оформленный альбом лучших из них. На 300 страницах разместились фотопортреты Марии Примаченко и 240 репродукций панно, созданных с 1936 по 1988 годы.

В биографии этой скромной, неразговорчивой, болезненной женщины осталось много белых пятен. Даже ее фамилию пишут двояко: Примаченко — Приймаченко. Сама Мария Оксентьевна как-то внесла ясность: еще ребенком присутствовала на процедуре усыновления дедом и бабкой ее отца Оксентия Григорьевича и помнила, как нотариус поставил на документе огромную сургучную печать. То есть ее отец был приемышем, “в приймах”. Но в Полесье “приймаков” называли “примаками”, отсюда разночтения.

В Болотне Иванковского района, родном селе Примаченков, сохранилась память о том, что Оксентий Григорьевич “возил конями клади из Киева, этим и кормил семью”, его жена, Приска Васильевна, была вышивальщицей, дядя будущей художницы играл на скрипке, а братишка — на бухале.

Марии было всего 8 лет, когда ее поразил полиомиелит. У девочки отнялись ноги, и, с трудом передвигаясь на костылях, она почти не выходила из хаты. Благо одна из родственниц работала в Иванкове директором артели вышивальщиц, так что Мария получала за свои работы кое-какие деньги.

Откуда пришли к ней дивные образы, выходящие за пределы канонов традиционной вышивки, она и сама не могла бы объяснить. В один прекрасный день ей потребовались акварельные краски, тонкие кисти и бумага из школьных альбомов для рисования. Марии было уже 25 лет, когда из-под ее рук выбежал первый “коричневый зверь”, на детских ножках пасущийся посреди декоративных перцев и кактусов. Потом на спины странных животных стали садиться невиданные птицы, в компании со своей создательницей они путешествовали по райским кущам манившего ее мира.

Однажды чудо по имени Случай показало, что оно существует в жизни. На иванковский базар забрела киевская профессиональная художница Татьяна Флору. Она-то и “открыла” миру талант Примаченко, пригласив ее принять участие в выставке народного искусства. Диплом 1-й степени окрылил Марию. Ее судьба стала схожа с судьбой народных героинь и героев того времени, вознесенных на гребень волны искренним общественным интересом. Татьяна Флору пригласила Марию поработать в Центральных экспериментальных мастерских при Киевском музее украинского искусства. В 1936 году работы Примаченко экспонировали в Москве и Ленинграде. В следующем году — на международной выставке в Париже, где стиль “наивной” живописи был почитаем благодаря работам соотечественника Анри Руссо.

«Чтоб  люди  жили, 
как  цветы...»

 

В КИЕВЕ Марии сделали несколько удачных операций, и она даже начала передвигаться без костылей. А тут и любовь случилась. Василий был лейтенантом Красной Армии, молодая семья пополнилась сыночком Федей. Известной художницей, счастливой женщиной Мария вернулась в родное село, где ей было легче растить ребенка. Начавшаяся спустя три месяца война приносила Марии одно горестное известие за другим. Нацисты расстреляли одного из братьев, в боях погиб муж.

После войны, пока страна приходила в себя, вместе с родителями она работала в колхозе, вернулась к вышивке, которая давала приработок. Наконец во второй половине 50-х к ней возвращается уснувший на время дар фантазийного творчества. Государство снова берет ее талант под опеку. Снова выставки в Париже, Софии и Вене. Марию посылают в Москву делегатом на съезд художников СССР, награждают орденом “Знак Почета”. Как-то она рассказала журналистам, что ей предлагали дом в городе, со всеми удобствами, даже с ванной и телефоном, но она не согласилась: “Как же я без села?”.

В Болотне Мария Оксентьевна организовала детскую художественную студию, куда сходились ребятишки со всей округи. Жизнь начала налаживаться, вот только пережитое в годы войны не прошло бесследно, здоровье снова пошатнулось, с тех пор она уже не могла обходиться без костылей.

Но, как ни странно, ее глаза видели все острее, она рисовала все увереннее, линия становилась все тверже, композиция все гармоничнее (Примаченко рисовала без предварительных набросков). От робкой акварели перешла к насыщенной гуаши, фантастические по красоте панно стали масштабнее и мощнее.

Мария Примаченко была обласкана советской властью: в 1966 году ее удостоили Государственной премии имени Тараса Шевченко, в 1970 — звания заслуженного деятеля искусств, в 1988 — народного художника УССР.

Марии Оксентьевны Примаченко не стало 11 лет тому назад. Она работала всю жизнь, до самых последних дней, и потому ее наследие обширно — не менее 700 произведений. Как-то ее спросили о секрете солнечности, которую излучают ее работы, и она ответила: “Делаю солнечные цветы, потому что людей люблю, творю на радость, на счастье людям, чтобы все народы друг друга любили, чтобы жили, как цветы по всей земле”. Удивительно, что и последние ее панно, точь-в-точь как первые, смотрят на зрителя теми же неискушенными, широко распахнутыми, детскими, но мудрыми глазами.

 

Автор: Валентина ВАЛЕЕВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.