сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 214 от 20 ноября 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / ВЕСТИ ИЗ РЕГИОНОВ / Вернутся ли в Донецк цветы?

Вернутся  ли  в Донецк  цветы?
20.11.2008 , № 214 от 20 ноября 2008 г.

Вернутся  ли  в Донецк  цветы?

Редакция «Рабочей газеты» поддержала жителей Донецка в их борьбе против застройки сквера имени Калинина (публикация «Сквер на осадном положении» за 11 июля 2008 года). Сейчас можно сказать, что это не только сохранило сквер, но и подарило ему как бы второе дыхание. Осенью была продолжена начатая весной «зеленая реконструкция». О том, что сделано и какие проблемы приходится решать, рассказал директор коммунального предприятия зеленого строительства Калининского района Валерий Ламзин.

 

– ВМЕСТО старых деревьев мы высадили в сквере молодые каштаны, рябины и березы. Теперь будем наблюдать, как саженцы приживутся и параллельно следить за тем, в каком состоянии будут находиться окружающие деревья. Все это соответствует программе развития зеленой зоны Донецка, принятой в 2000 году сессией горсовета. По сути, это десятилетний план реконструкции и создания зеленых насаждений. В него вносятся коррективы. Например, в связи с проведением в Донецке футбольного чемпионата “Евро-2012” программу продлили до 2012 года, и к запланированным мероприятиям добавили озеленение спортивных объектов, стадиона, парка имени Ленинского комсомола. Ежегодно мы по этой программе отчитываемся. Она постоянно на контроле.

— Какие проблемы возникают у работников зеленого строительства?

— Обидно, что мы потеряли тот питомник, который в советское время существовал в Донецке в районе поселка Мандрыкино. Он был образцовым, здесь проводились всесоюзные совещания, а специалисты могли почерпнуть для себя много нового и хорошего. Тут выращивали сотни тысяч деревьев. Саженцы из питомника отправлялись в города Советского Союза и за границу.

Теперь мы ввозим посадочный материал из Запорожья, Артемовска, Днепропетровска. Больше всего берем в Запорожье, где сохранился питомник, потому что там аналогичные климатические условия и состав почвы.

— Какого возраста и по какой цене приобретаются деревья?

— Мы покупаем обычно 12-15-летние деревья с шаровидной или плакучей кроной. Цены разные. Если саженец везут из Польши, Австрии или Германии, то его стоимость в пределах от 1200 до 2500 гривен. В Запорожье мы берем саженец с комом по 360, максимум 600 гривен.

— Были ли попытки воссоздать питомник в Донецке?

— Фирма “Агро” взяла в долгосрочную аренду землю, но не вложила никаких средств и ничего не сделала. Питомник не работает. А Донецку, да и всей области, очень нужен собственный питомник.

— Оранжереи тоже были?

— Мы имели 15 гектаров оранжерей, где выращивались разные растения. Теперь энергоносители “сжирают” все. Легче вырастить цветы где-то в Колумбии и привезти сюда, чем выращивать свои, хотя можно было бы возродить и это хозяйство, если, применяя энергосберегающие технологии, провести переоснащение, реконструкцию.

— Деревья каких пород предпочтительнее высаживать в Донецке?

— Когда-то Куприн  писал, что скучные здесь места — ни одного кустика, ни одного деревца. Это так и было. Здесь степь и степь кругом, а все деревья посажены людьми. Массовое озеленение края началось с 1929 года, так что без преувеличения можно сказать, что вся зелень вокруг нас рукотворная. Только перерыв был досадный: лет 15 не высаживались деревья, не производилось обновления. В результате скопилось много старых деревьев. Особенно это касается бальзамических тополей. В свое время их высаживали, чтобы как можно скорее озеленить город. Но в наших условиях этот тополь живет около сорока лет и начинает засыхать из-за химического состава почвы. Хотя в других местах бальзамические тополя живут более ста лет. 

А вот тополь канадский и тополь осокорь, которые все ненавидят за пух и кричат: “Убрать, убрать!”, в наших условиях живет около двухсот лет, как дуб или клен. Поэтому, ориентируясь на продолжительность жизни дерева, надо выбирать и породы для городских улиц.

Я не разделяю нынешнего увлечения хвойными деревьями, хотя они очень красивы. Ведь летом в жару все бегут в тень, в тенистых аллеях прохладно. А какая тень от хвои? Коммерческие же предприятия стремятся украсить свою территорию именно деревьями хвойных пород.

— Раньше эту деятельность называли озеленением, а людей — озеленителями. Теперь говорят ландшафтная архитектура, ландшафтники. Что правильнее?

— Озеление — это очень узкое понятие, то есть исключительно посадка, а ладшафтная архитектура предусматривает еще учет специфики местности, застройки, видовой состав растительности. Ландшафтники — емкое понятие и более правильное. Ланшафтному дизайну сейчас учат во многих вузах, но до сих пор на территории бывшего Союза нет учебных заведений, которые бы готовили арбаристов, то есть специалистов, которые бы могли выяснить причины, почему гибнут деревья, почему корни подгнивают и растение пропадает. Если в Германии арбаристов выпускают более ста лет, то у нас нет даже ни одного учебника по этой дисциплине.

Правда, сейчас в Москве этим занимается одна фирма, сотрудники которой прошли обучение в Германии. Я звонил туда, и они готовы обучать наших специалистов и оказывать помощь в приобретении аппаратуры. Но обучение должно длиться хотя бы год, и за него нужно платить. “Зеленстрою” это не по карману.

И вот когда пишут, что в Запорожье пропадает древний дуб, что дерево осматривало множество специалистов, я думаю, может, стоило пригласить одного арбариста и решить проблему?

— Достаточно ли “Зеленстрою” сегодня рабочих рук?

— Работа у нас трудоемкая и кропотливая, высоких зарплат не было никогда. Поэтому особо желающих трудиться у нас нет. Летом надо было выполнить большой объем работы по проспекту Ильича, бульвару Шевченко, улице Марии Ульяновой, возле Дворца спорта “Дружба”. Мы обращались в бюро по трудоустройству, просили подыскать нам 10 сотрудников, объявления давали в газеты. Но за все время к нам пришел лишь один человек.

— Еще недавно визитной карточкой Донецка были розы...

— Донецк и сегодня имеет славу одного из самых зеленых городов юго-востока Украины. Я общаюсь со многими людьми из разных регионов и могу это утверждать. Что касается роз, то в прошлом году наш “Зеленстрой” посадил полторы тысячи кустов, и я радовался, как ребенок. Они хорошо перезимовали и все лето цвели. Осенью, когда наши сотрудники пришли их окучивать, я увидел печальное зрелище. Ни одной молодой розы нет. Из полутора тысяч посаженных, если и осталось тридцать кустов, то это хорошо. Большинство или выкорчевали, или поломали. Полагаю, что это действия асоциальных элементов, которые по ночам воруют кусты, а утром продают их на рынке дачникам. Остатки роз мы пока выкапывать не стали, попытаемся сохранить. Укрыли их. Весной посмотрим — может, выживут.

Этот случай типичен. Бывает так, что розы вечером посадят, а утром их нет. Во времена Советского Союза подобные, но единичные случаи тоже были, но тогда средств на озеленение выделялось много, да и куст розы стоил недорого. Сейчас же денег на покупку цветов идет меньше, а сами цветы стоят дорого, один розовый куст — от 12 до 25 гривен.

Вернет ли Донецк славу города миллиона роз, покажет время. Сейчас можно говорить о том, что для достижения этой цели должны консолидироваться усилия и работников “Зеленстроя”, и городских властей, и всех дончан.

Донецк.

 

Автор: Ирина ПОПОВА.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.