сегодня: 21 ноября, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 60 от 26 апреля 2006 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / НОВОСТИ ВЛАСТИ / КОГДА ЗАТЯНЕТСЯ РАДИАЦИОННАЯ РАНА ЧЕРНОБЫЛЯ?

26.04.2006 , № 60 от 26 апреля 2006 г.

В СЕНТЯБРЕ 1996 года в лабораторию «Курчатовского института» в Чернобыле позвонили сотрудники американского посольства в Киеве. “Все украинские газеты пишут о том, что в саркофаге вырос поток нейтронов и развивается неуправляемая цепная реакция, — говорил дрожащий голос в трубке. — Насколько это опасно? Нужно ли готовить эвакуацию американских граждан из Украины?”. Курчатовцы поинтересовались: дорогое ли удовольствие эвакуация американцев? “Очень дорогое!” — ответил работник посольства. “Тогда заплатите нам 1% от стоимости эвакуации, и мы гарантируем вам безопасную жизнь в Киеве”, — отшутились исследователи лаборатории. В трубке раздался смех: “Извините. Наши страхи — это, наверное, очередное выражение “чернобыльского синдрома”, — объяснил свой звонок американец.

Да, “чернобыльский синдром” никуда не денется, пока остается опасным саркофаг, а точнее, “Укрытие”, возведенное над взорвавшимся 4-м блоком ЧАЭС. Почему к этому сооружению до сих пор приковано всеобщее внимание? Зачем сотрудники «Курчатовского института» уже двадцать лет ездят из Москвы в Чернобыль и вместе с украинскими специалистами занимаются проблемой безопасности?

Что представляет собой саркофаг? Огромное, высотой в 20-этажный дом, r-образное строение, с внешними размерами 200 х 200 м. Сталь и бетон. Внутри полная темнота скрывает около тысячи помещений со смертоносной начинкой — облученным ядерным топливом, выброшенным взрывом из реактора. Чем это угрожает людям, окружающей среде? Главная опасность связана с возможным выходом за пределы “укрытия” радиоактивной топливной пыли. Ее часто называют “плутониевой пылью”, поскольку среди других радионуклидов в ней присутствуют также изотопы плутония, распадающиеся очень медленно — в течение тысяч лет. После аварии пыль улеглась на полу помещений, покрыла разрушенные конструкции, въелась в стены и потолок. Часть ее “повисла” в воздухе в виде аэрозолей. Вызвать выброс пыли могут разные вещи, и самая неприятная из них — обрушение верхних конструкций “укрытия”.

Чтобы понять, почему такое обрушение может произойти, надо вернуться к тем майским дням 1986 года, когда советская правительственная комиссия решила, что разрушенный блок во что бы то ни стало надо изолировать, причем в кратчайшие сроки. Перед проектировщиками открылись две возможности. Первая — создать гигантский, герметичный, толстостенный ангар, закрывающий блок целиком. Вторая — использовать в роли опоры уцелевшие конструкции блока, уложив на них балки, перекрывающие развал. На балках закрепить кровлю (металлические трубы и листы) и возвести боковые стены из стали и бетона.

Экспертные оценки показали, что реализация первого варианта потребовала бы огромных затрат и долгого времени. Поэтому выбрали второй путь. Благодаря жертвенному мужеству и профессионализму десятков тысяч людей “укрытие” было построено в фантастически короткие сроки — за полгода. Но, увы, в технике чудес не бывает. Выигрывая в одном, приходится уступить в другом. 

Старые конструкции, выбранные в качестве опоры, не были абсолютно надежными, поскольку они перенесли взрыв и пожар. Их реальную прочность проверить не удавалось из-за огромных радиационных полей. Но ученые понимали: движение хотя бы одной из опор вызвало бы “эффект домино” и разрушение всего “укрытия”, а значит, и выброса радиоактивной пыли в атмо­сферу. И тем не менее все произошло так, как произошло.

Уже через три года после аварии ученые поняли, что “укрытие” представляет потенциальную опасность, которая с годами будет возрастать. Но не из-за опор, а из-за воды, которая просачивается сквозь щели “Укрытия”.

В 1989 году исследователи настоятельно рекомендовали вернуться к первому варианту строительства саркофага: создать над существующим “дырявым” “укрытием” новую надежную оболочку — “укрытие-2”: герметичную, не пропускающую внутрь воду, наружу пыль, и, конечно, защищающую от излучения людей, работающих на площадке. Такое укрытие дало бы возможность, не торопясь, с максимальными предосторожнос­тями разобрать разрушенный блок, вывезти и захоронить топливо, радиоактивные материалы. С 1990 года проект “укрытие-2” начал активно прорабатываться. Но в 1991 году Украина стала независимым государством. Чернобыльская АЭС перешла под украинскую юрисдикцию. И хотя идея “укрытия-2” нашла поддержку в украинском правительстве, ее осуществление требовало огромных технических и финансовых ресурсов, не имевшихся на тот момент. Ценой колоссальных усилий в 1996 году создали специальный “Чернобыльский фонд “Укрытие” и получили согласие западных стран перечислить на его счет необходимые средства.

На основе многолетних исследований и предложений российских и украинских специалистов был разработан Shelter Implementation Plan (SIP) — План проведения работ на объекте “укрытие-2”, предусматривающий несколько главных шагов. Среди них: укрепить самые опасные конструкции саркофага и стабилизировать их на 10–15 лет; построить и надвинуть на старое “укрытие” новую оболочку; разобрать под защитой этой оболочки остатки разрушенного реактора, вывезти их и захоронить.

План реализуется уже 8 лет, и каковы же результаты? В первые годы истратили десятки миллионов долларов, написали тысячи страниц отчетов, не содержащих ничего нового. Это обеспокоило украинское руководство, Чернобыльский фонд “Укрытие” и Европейский банк реконструкции и развития, управляющий средствами фонда. Сегодня положение исправляется. Уже выполнена почти половина работ по стабилизации конструкций укрытия. Каждый день на площадке работают сотни людей, за безопасностью которых следят дозиметристы и медики. Близка к завершению система мониторинга топлива, оставшегося внутри помещений. А главное — со дня на день начнется рабочее проектирование, а потом  строительно-монтажные работы по созданию новой оболочки “укрытия-2”. Если оценивать происходящее со сдержанным оптимизмом, то можно надеяться на завершение работ через 3-4 года. На старое здание “наедет” гигантская арка, которую потом закроют с торцов. Это новое “укрытие” должно прослужить не меньше века.

 

Александр Боровой,

сотрудник Российского научно-исследовательского Центра “Курчатовский институт”,
доктор физико-математических наук, профессор, действительный член Нью-Йоркской академии наук, эксперт МАГАТЭ
по радиационным авариям. “РИА Новости”, специально для “Рабочей газеты”.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.