сегодня: 20 сентября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 140 от 05 августа 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня




Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / НОВОСТИ МИРА / Громовые залпы ста двадцати орудий

05.08.2008 , № 140 от 05 августа 2008 г.

Громовые  залпы  ста  двадцати  орудий

“Полночным залпам торжества,

Рукоплеща победе новой,

Внимала матушка-Москва”.

Александр Твардовский.

...”И каждым камнем вся Москва Распознавала в этих гулах — Орел и Белгород — слова...” — строки, не вызывающие никаких сомнений, что Александр Трифонович был очевидцем того салюта и переживал со всем нашим народом первую радость торжества огромной победы.

Сегодня мы с приятным чувством причастности наших отцов и дедов к одному из ключевых моментов той мировой бойни отмечаем шестьдесят пятую годовщину завершения 5 августа 1943 года Курской битвы.

О том, какое значение имело освобождение Орла и Белгорода для всей страны, говорит тот факт, что впервые за все время Великой Отечественной в честь этого события была назначена торжественная церемония — орудийный салют. Решение о проведении первого салюта было принято Верховным главнокомандующим И.В. Сталиным. Вот строки исторического приказа: “...Месяц тому назад, 5 июля, немцы начали свое летнее наступление из районов Орла и Белгорода, чтобы окружить и уничтожить наши войска, находящиеся в Курском выступе, и занять Курск.

Отразив все попытки противника прорваться к Курску со стороны Орла и Белгорода, наши войска сами перешли в наступление и 5 августа, ровно через месяц после начала июльского наступления немцев, заняли эти города. Тем самым разоблачена легенда немцев о том, что будто бы советские войска не в состоянии вести летом успешное наступление...

Сегодня, 5 августа, в 24 часа столица нашей Родины Москва будет салютовать нашим доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород, двенадцатью артиллерийскими залпами из 120 орудий. Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу нашей Родины! Смерть немецким оккупантам!”.

О той битве написано немало. Но нет ничего ценнее воспоминаний непосредственных участников той сечи. Вот, например, необыкновенно интересные, подкупающие своей искренностью строки, написанные гвардии генерал-майором Владимиром Григорьевичем Лебедевым, участником сражения под Прохоровкой: “В течение целых двух недель, днем и ночью, на небольшом пятачке земли, не затихая, грохотали тысячи орудий, лязгали траками и ревели моторами тысячи танков, в воздухе завывали сотни самолетов, а на земле проливали свою кровь сотни тысяч людей. Номера и названия многих соединений и частей нашей армии, принявших участие в сражении, на века останутся в памяти потомков символами самоотверженности и беззаветного мужества и отваги. Неистовство сражения доходило до того, что люди не только стреляли, но, порой, дрались прикладами, монтировками, траками, а то и просто кулаками”.

Генерал описывает то, что видел своими глазами. Его сын, Николай Лебедев, — историк. Соответственно, и мыслит более широкими масштабами. Он пишет о том, что Гитлер не был таким, каким принято его ныне изображать в публицистике. Это был умный и по-своему талантливый враг, хорошо осведомленный во многих вопросах. Представлять же его шизофреником, взбесившимся неврастеником — значит  оскорблять память наших погибших солдат.

Гитлер отдавал себе отчет, что Германия устала от войны, что вера в его гений у немецкого народа тает. После Сталинграда и Воронежа, после неимоверных усилий немцев по удержанию Ржевско-Вяземского плацдарма, Ростова и после повторного захвата Харькова, Гитлер понял, что победу в том формате, как он предполагал вначале, ему не одержать. Войну надо было заканчивать.

Он знал, что на 10 июля американцами и англичанами назначена высадка в Сицилии. Высадка могла не состояться, сумей немецкие войска где-то от 7 до 9 июля одержать громкую победу на Востоке. Это вытекает из слов в дневнике военных действий Верховного командования вермахта за 5 июля 1943 года: “Наши истинные намерения — наступление с ограниченной целью — не должны раскрываться... Благодаря этому... открытие союзниками второго фронта может быть отсрочено до завершения боев на Востоке” (Русск. Арх., Т.15, с. 435). Иначе говоря, предполагалось, что в случае успеха немецкого наступления под Курском высадка в Сицилии англо-американцами была бы наверняка признана несвоевременной. Это значило бы, что союзники в очередной раз обманут Сталина, а, следовательно, давало шанс на начало сепаратных переговоров со Сталиным. В июле 1943 года Гитлер готов был заключить мир с СССР, естественно, на условиях, подобных тем, которые двадцать пять лет назад получила Германия в Бресте: уже оккупированные на тот момент Украина, Белоруссия и Прибалтика должны были бы отойти Германии. Что же касается англо-американцев, то, с учетом ведущейся ими изнурительной войны на Тихом океане, они тоже могли пойти на мировую, оставив всю Европу в руках Гитлера. Таков был политический расклад. А отсюда и задача — войти в Курск танкам Моделя или Гота любой ценой.

Но замыслы фюрера провалились благодаря коллективному подвигу бойцов и командиров 1-й танковой армии Катукова, 6-й гвардейской армии Чистякова, сдержавших напор эсэсовского танкового корпуса “Мертвая голова” и перемоловших его живую силу и технику; 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий Жадова и Ротмистрова, пришедших на помощь войскам Воронежского фронта в самый тяжелый момент; 69-й общевойсковой и 7-й гвардейской армий Крюченкина и Шумилова. Результатом Курской битвы стало отступление гитлеровских войск по всему фронту. Победа СССР в войне уже ни у кого не вызывала сомнения, поэтому и англо-американцы поспешили высадиться в Сицилии, а затем уже и в Европе, чтобы поспеть на пир победителей.

Поздним вечером 5 августа 1943 года приказ озвучивал Юрий Левитан, разорвавший пакет правительственной связи в последний момент, на ходу в студии. Привычно и почти с налету начал: “Говорит Москва”, а сам торопливо пробегал глазами текст...

“При-каз-з-з-з Вер-хов-но-ко-ман-ду-ю-ще-го...” Левитан растягивал слова, чтобы успеть заглянуть в следующие строчки, узнать, что дальше... Когда понял — это большая победа, у него зарябило в глазах и пересохло в горле. Торопливо глотнул воды и все охватившие его чувства вложил в заключительные строки: “Сегодня, 5 августа, в 24 часа столица нашей Родины — Москва будет салютовать нашим доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати  орудий...”

А в Ставке Верховного главнокомандующего уже шла работа над планами новых побед...

 

Автор: Виктор ТОЛОКИН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.