сегодня: 17 июля, вторник
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 136 от 30 июля 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня




Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ / Владимир Гостюхин: «У меня появилась кличка «Дальнобойщик»

30.07.2008 , № 136 от 30 июля 2008 г.

Владимир  Гостюхин:  «У  меня  появилась  кличка  «Дальнобойщик»

Тет–а–тет

Народный артист Республики Беларусь, лауреат премии Ленинского комсомола и Государственной премии СССР Владимир Гостюхин за свою почти сорокалетнюю творческую жизнь сыграл более 70 ролей в кино. Среди них — “Восхождение”, “Охота на лис”, “Берег”, “В поисках капитана Гранта”, “Смиренное кладбище”, “Урга”. Добавьте к этому десятки работ в телесериалах, среди которых на первом месте по всенародной любви стоят, конечно же, “Дальнобойщики”. А начиналось все так...

— ОДНАЖДЫ на спектакль “Неизвестный солдат” в московский театр Советской Армии, где я играл главную роль, пришла второй режиссер киностудии “Мосфильм”, — рассказывает Владимир Гостюхин. — Видимо, ей понравилась моя работа, потому что вскоре с ее подачи меня утвердили на роль Алексея Красильникова в сериале “Хождение по мукам”. Психологический рисунок роли был крайне сложным. Да и опыта работы в кино у меня практически не было. Но со своей задачей я все-таки справился, и это открыло дорогу к серьезным работам в кино.

Следующей знаковой картиной стало “Восхождение” режиссера Ларисы Шепитько, где я играл роль предателя Рыбака. Кстати, я был двадцать первым кандидатом на эту роль. Фильм непросто дался всей съемочной группе. Слишком высока была планка, которую ставила перед нами талантливейшая Лариса Шепитько, которая, к сожалению, рано ушла из жизни. Лариса была человеком, близким мне по духу. Как она говорила, одной группы крови. Пустоту после ее ухода я ощущаю до сих пор.

— Как вы считаете, что все-таки определило ваш жизненный путь?

— Судьба. Был момент, когда я, проработав четыре года рабочим сцены, решил “завязать” с профессией, посчитав, что жизнь не удалась. Другой бы спился на моем месте, а я выдержал испытание, которое послал мне Господь. И вдруг судьба резко повернула в другую сторону. Мне стали предлагать одну за другой главные роли. Надо было выдержать, вытерпеть, верить. Я всегда верил в свою звезду.

— В кино вам не раз приходилось играть роли военных. Откуда черпали детали для достоверности образов? Вы ведь к армии отношения не имеете.

— Как это не имею? После окончания Государственного института театрального искусства имени Луначарского меня призвали на службу в Советскую армию. Так я оказался в прославленной гвардейской Таманской дивизии под Москвой. Сначала служил мотострелком, затем меня перевели в разведроту. Я был полноценным солдатом: получил десять суток отпуска как отличник боевой и политической подготовки (это считалось самым большим поощрением для солдата срочной службы) и на губе сидел за то, что ослушался приказа офицера и продолжал репетиции вокально-инструментального ансамбля.

Сейчас вот молодежь все больше пытается “откосить” от службы, мне же ребята без армейской школы кажутся какими-то ущербными. В моей жизни армия сыграла положительную роль. Я ни капли не сожалел и не сожалею о годах, проведенных в военной форме, часто их вспоминаю, открыто горжусь солдатским прошлым.

— У вас прекрасное образование, на сцене вы читаете лирику Есенина, а в кино чаще всего приходится играть прямолинейных, далеких от высокого искусства мужиков, как, например, в сериале “Дальнобойщики”.

— Да на таких мужиках земля держится. Ролью я загорелся, еще когда читал сценарий “Дальнобойщиков”. Мой герой — мужик, на которого можно положиться, он никогда не примирится с несправедливостью. Совесть не дает таким, как он, успокоиться и заставляет вести эту вечную борьбу добра со злом. Фильм получился о настоящей мужской дружбе, взаимовыручке. Но, честно говоря, такого успеха от фильма я не ожидал. Я и до этого сериала был известным артистом, а тут прямо слава такая, как у поп-звезды, пройти невозможно. У меня даже появилась кличка “Дальнобойщик”.

— Вы недавно снялись в белорусско-российском фильме “Око за око” Геннадия Полоки. Когда мы увидим его на экранах?

— Это очень мучительный, горький для меня вопрос. Работу над фильмом остановили, когда 80 процентов материала было отснято. Фильм был оклеветан. Но мы все же закончили съемки. Правда, возникла другая проблема: компания продюсера с российской стороны разорилась. Сейчас изыскиваются средства, чтобы довести фильм до конца. Три международных фестиваля подали заявки на фильм. Я считаю, что это очень крупное, сложное, интересное, глубоко человечное произведение по повести Бориса Лавренева “Седьмой спутник”. В моей судьбе еще не было более драматической картины, речь в ней идет о событиях 1918 года, о сложных отношениях главных героев, оказавшихся по разные стороны баррикад. На мой взгляд, это одна из лучших картин Геннадия Полоки, судьба которого уникальна. В шестидесятые годы режиссер попал в списки неблагонадежных и долгое время писал сценарии для других. Тогда ему и предложили доработать сценарий фильма “Республика ШКИД”. Когда сценарий был готов, вспомнили, что у Полоки режиссерское образование, и поручили ему снять картину. Трудно представить теперь кинематограф без работ этого режиссера.

— Новый фильм Полоки ждет и украинский зритель. Ведь российское, белорусское кино нам ближе и понятнее, чем американские боевики.

— Этого зарубежного “добра” наш зритель уже наелся. Но, к сожалению, отечественный кинематограф за годы бездействия утратил многое. Картины зачастую подражательны, потеряны многие традиции лучшего советского кино. Да, в советские времена были фильмы всякие. Но были и шедевры! Было замечательное, человеческое кино, высокого уровня режиссуры, актерского исполнения, операторской техники. А современный кинематограф во многом все это  потерял.

 

Автор: Александр БУРКОВСКИЙ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.