сегодня: 22 сентября, пятница
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 133 от 25 июля 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня




Архив

  « Сентябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

  Главная / МНЕНИЯ / Искусство оболванивания

Искусство оболванивания
25.07.2008 , № 133 от 25 июля 2008 г.

Искусство оболванивания

Тележурналист и писатель Андрей Дмитрук считает, что двух  телеканалов  достаточно,  чтобы  сделать  украинский  народ  иным

— Андрей Всеволодович, можно ли говорить об украинском телевидении, как о свободной и независимой структуре?

— Если подразумевать под свободой вседозволенность, то современное телевидение ближе к ней, чем когда-либо. То, о чем раньше говорить было стыдно и непристойно, что считалось дурным тоном, сейчас практически беспрепятственно попадает на экран. Пусть даже с некоторыми ограничениями и не в дневное время. Одни названия чего стоят: “Табу” или, наоборот, “Без табу”. Задача этих программ — шокировать зрителя, чтобы он почувствовал себя ошпаренным кипятком и не вздумал переключаться на другой канал. Темы могут быть самые разнообразные: извращения, насилие, разврат и прочее. В таких шоу действуют по принципу замочной скважины: подсмотри и расскажи сенсацию. Кто с кем переспал, кто устроил дебош в ресторане и так далее. Следовательно, если считать, что смысл свободы — подвергать сомнению основополагающие человеческие ценности, то в таком случае наше ТВ свободно.

— А может журналист свободно высказать свое мнение с телеэкрана?

— А вот здесь свободой и не пахнет. Особенно если речь идет об утверждении каких-то систем ценностей, которые вступают в противоречие с господствующей формой либерального мышления, имеющей поддержку властей. Все остальное подается, в лучшем случае, с иронией и насмешкой. А факты и данные, которые представляют в положительном свете нашу историю до 1991 года, вообще замалчиваются. Поверьте, сегодня цензура на телевидении уже давным-давно покруче советской. И если в те времена она была сугубо идеологической, то сегодня, кроме идеологической составляющей, активно используются финансовые рычаги. Тебе могут объяснить, что сейчас не принято употреблять термин “Великая Отечественная война”. Изволь заменить его на “Вторая мировая”. Но если ты упорно придерживаешься взглядов, которые неугодны тем, кто финансирует деятельность телекомпании, тебе в один прекрасный день с улыбочкой скажут: “Денег на ваш проект больше нет”...

— Вы согласны с утверждением, что телевидение — это главный инструмент для оболванивания масс?

—  Отвечу как специалист. Дайте мне два телеканала, сопоставимые по масштабам с “Интером” или “1+1”, и я за пять лет смогу превратить наш народ в совершенно другой. Для людей, занятых на нескольких работах, нищих и бесправных, телеэкран —  царство мечты и воплощенная утопия, единственный способ уйти от реальности, пусть даже это будет кровавый, лихо закрученный триллер. Ведь для чего придуманы фильмы ужасов? Как бы тебе ни было плохо в реальной жизни, но все-таки это лучше, чем когда из могил вылезают мертвецы. Посмотри на экран, и твои неприятности (бедность, безработица) покажутся тебе пустяками. Сын стал наркоманом? Нет денег на жизненно важное лечение? Все веселее, чем нашествие марсиан или новый потоп...

— Какие приемы используются для воздействия на телезрителя?

— Их достаточно много: от филигранных до самых грубых. Например, ведущий программы новостей объявляет о протестной акции левых под красными знаменами. Кажется, журналист беспристрастен, но после сюжета он слегка ухмыльнется, всем своим видом показывая: “Ну что с них взять? Эти дурачки нас с вами не проведут”. А вот о событиях в Брюсселе или Вашингтоне этот же диктор рассказывает совершенно с другой интонацией и даже с подобострастием. Кроме того, есть очень хитрые операторские приемы. Например, из демонстрации в десять тысяч человек можно сделать жалкую горстку. И наоборот, кучку из двадцати человек превратить на экране в многотысячный митинг. Главное, “правильно” ориентировать камеру и монтировать отснятые моменты...

— Многие наши читатели жалуются, что не совсем понимают новую, якобы украинскую речь журналистов на телевидении.

— В основе телевизионного “новояза” лежит западноукраинский диалект, причем трансформированный в диаспоре. Сегодня официальная политика властей направлена на дистанцирование от России, потому и насаждается галицийский менталитет, в том числе и через употребление на ТВ местных выражений вроде “порцеляна” вместо “фарфор” или “филижанка” вместо “чашка”...

— По телевидению в последнее время нам часто рассказывают о голодоморе и прочих “тоталитарных ужасах”. На ваш взгляд, для чего это делается и как просмотр таких передач может повлиять на психику подрастающего поколения?

— Прежде всего, таким образом нам хотят привить ненависть к России и заставить смотреть на Запад, как на единственное средство избавления от всех бед. Главное для властей — это смена цивилизационного ориентира: со славянско-евразийского на евроатлантический. Поверьте, о детях никто в этом случае и не думает. Им наплевать, что у подростков создается жуткий комплекс неполноценности. Ведь прошлое представляется исключительно в черно-кровавом свете. Дескать, в нашей истории не было никакого позитива, а лишь функционировал мифический топор, беспрерывно отрубающий миллионы голов. Это очень тяжелый груз даже для взрослого человека, а для психики ребенка тем более.

 

Автор: Владимир БОГУН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.