сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 131 от 23 июля 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня




Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / МНЕНИЯ / Что хуже, голодомор реальный или идеологический?

Что  хуже,  голодомор  реальный  или  идеологический?
23.07.2008 , № 131 от 23 июля 2008 г.

Что  хуже,  голодомор  реальный  или  идеологический?

Исторический ликбез

Вопрос этот, поставленный в контексте становления украинской государственности, в любом случае остается риторическим, так как оба ответа ставят крест на дальнейших перспективах развития страны. Отличной иллюстрацией тут послужил недавний визит в Киев канцлера Германии. Оказывается, переговоры о приезде Ангелы Меркель тянулись почти три года. Камнем преткновения при его подготовке оказался категорический отказ немецкой стороны вносить в график визита посещение канцлером мемориала жертвам Голодомора 1932-1933 годов, несмотря на “железобетонный” аргумент МИДа, что это является обязательным пунктом для всех зарубежных лидеров, приезжающих в Украину. Отдавая должное зашоренности и бездумному исполнительству руководителей нашего дипведомства, с глубоким удовлетворением следует констатировать, что не только большинству наших соотечественников очевидна вся нелепость ключевого постулата официозной трактовки “национальной украинской идеи”.

Живодерня  имени  Гувера — Рузвельта

В предыдущих публикациях (№№ 119, 128) мы уже рассказывали о последствиях реального голодомора, имевшего место в США в годы Великой депрессии. Именно в той стране, руководство которой первым придумало обвинить советское правительство в создании искусственного голодомора.

Мы используем исследования российского эксперта Бориса Борисова, который, изу­чая американские источники, пришел к выводу, что за десятилетие, с 1931 по 1940 год, США потеряли ни много ни мало 8 миллионов 553 тысячи человек. Но в Соединенных Штатах не принято вспоминать о пяти миллионах американских фермеров, согнанных банками с земель за долги и не поддержанных правительством США ни землей, ни работой, ни социальной помощью.

Крестьянские семьи, лишенные земли, денег, жилища, имущества, оказались в пучине массовой безработицы и голода. Бесполезно ждать от Штатов саморазоблачений на тему доморощенного голодомора, публикаций архивных документов и признаний наподобие тех, что сфальсифицировала команда Горбачева в конце 80-х под лозунгом “восстановления исторической правды”. Замалчивание Великого американского голодомора — консенсусное решение всей американской политической элиты. И республиканской, и демократической, так как в огромных жертвах 30-х годов равно повинны и республиканская администрация Гувера, и демократическое правительство Рузвельта. И у тех и у других на совести миллионы жертв живодерской политики. На фоне массового голода и гибели “излишнего” населения правительство США в угоду аграрному бизнес-лобби в значительных количествах и системно уничтожало запасы продовольствия в стране. Разумеется, “рыночными методами”. Разнообразно и с размахом уничтожалось зерно, которое просто сжигали или топили в океане. К примеру, было сгноено 6,5 млн свиных туш и запахано 10 млн га земель с урожаем. Не скрывалась и цель этих действий. Она заключалась в росте цен на продовольствие в стране более чем в два раза — исключительно в интересах аграрного капитала.

Дилеммы  национального  «прозрения»

Перейдем теперь к мифу о том, что такого голода и такого количества умерших от голода, как при Сталине, никогда в России не было. Доказывать, что это был геноцид украинцев — удел “батьки” украинской нации. Мифы, сопровождаемые “плясками демократов на костях”, являются самыми сложными для разоблачения, так как оцениваются они не разумом, а сугубо на эмоциональном уровне. Миф о “голодоморе” в СССР является составной частью гарвардского проекта, созданного для информационно-психологических диверсий против Советского Союза, а затем против его остатков. Его основная цель — максимальное разжигание националистической неприязни и, прежде всего, звериной ненависти к России и русскому народу. Творцом “гарвардского проекта” считается один из самых злобных русофобов планеты — Збигнев Бжезинский.

В журнале “Шпигель” приводились подробности одного из закрытых заседаний в Белом доме, на котором Бжезинский, выслушав эксперта по применению ядерных боеголовок против СССР, задал ему вопрос: “А где критерии уничтожения именно русских?”

Когда эксперт пытался втолковать политологу, что баллистические ракеты не способны вычислять среди советских граждан только русских, Бжезинский стал орать на него: “Нет, нет, нет! Я имею в виду только русских!”

И стал требовать, чтобы американские ракеты с ядерными боеголовками были способны вычленять среди советского населения только русских... Комментарии тут излишни. Разве что не вспомнить: с такой же маниакальностью Ющенко доказывает, что в 1932-1933 гг. голод косил только украинцев. Видимо, получил инструкции из первых уст.

“Гарвардский проект” — особый продукт правящих кругов и спецслужб США, щедро финансируемый и постоянно дополняемый новыми “научными разработками”. В издательстве Гарвардского университета в 1983 году увидела свет книга Джеймса Мейса под довольно глупым названием “Коммунизм и дилеммы национального освобождения: национальный коммунизм в Советской Украине в 1919-1933 гг.” Увидела, но ничем не удивила даже американских ученых. Основной тезис книжонки заключается в том, что Москва “уничтожила Украину как таковую”. На что существует совершенно банальный, но от того не менее объективный ответ — на момент обретения Украиной независимости она обладала территорией в 22 раза большей, чем та, с которой в 1654 году она была объединена с Московским централизованным государством. Численность населения в 70 раз превышала ту, что была при Богдане Хмельницком. Не говоря об экономическом, научном и культурном расцвете. Народ какой страны не согласился бы на такое “уничтожение”?

Однако вернемся к “голодомору”. Тут мы используем научные исследования известного российского историка Арсена Бениковича Мар­тиросяна, опубликованные в его многотомной монографии “200 мифов о Сталине”. Ученый прежде всего стремится ответить на вопрос: таким ли неотвратимым был голод 1932-1933 гг.? Как свидетельствуют архивные данные, в 1932 году в Украине для нужд населения было оставлено
663,8 миллиона пудов зерна (всего на 4,9 миллиона меньше, чем в 1931 г.), а в 1933 г. — 1 млрд 95,5 тыс. пудов. Учитывая, что численность населения в Украине в то время составляла примерно 30 миллионов человек, на одну душу населения в 1932 году приходилось 21,1 пуда (337,6 кг), а в 1933 г. — 36,5 пуда (584 кг) зерна. Непосредственно в хозяйствах оставалось от 320 до 400 кг зерна на человека. Этого более чем достаточно.

Значит, для возникновения голода существовали какие-то особые причины. Но о них мы поговорим в следующих публикациях.

 

Автор: Виктор ТОЛОКИН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.