сегодня: 22 ноября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 116 от 27 июня 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня




Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / МНЕНИЯ / Павлик Морозов... Так кто же кого предал?

27.06.2008 , № 116 от 27 июня 2008 г.

Павлик Морозов... Так кто же кого предал?

В наше смутное время имя Павлика Морозова стало нарицательным как символ предательства. Главный аргумент: он донес на родного отца, прятавшего от “кровожадных” большевиков зерно, и нет ему прощения. Но так ли было на самом деле?

Отец, который бросил детей

Предубеждение к этому уральскому мальчику на волне “разоблачений” поздней перестройки появилось и у самого автора этих строк. Как-никак стукачей у нас никогда не любили. Вспомните старую пословицу: “Доносчику первый кнут”. Уже гораздо позже я прочитал статью потрясающего публициста Владимира Бушина о Павлике Морозове “Он все увидит, этот мальчик...”. В свое время Сергей Михалков так отзывался об авторе: “Попал Бушину на суд, адвокаты не спасут”. Именно эта публикация и заставила меня в корне изменить свое мнение о мальчике из глухой таежной деревни Герасимовка.

Оказывается, Трофим Мо­розов, отец Павлика, был сволочь еще та. И дело не в том, что он пьянствовал, бил жену и как председатель сельсовета занимался махинациями. Будем честными: людей с такими моральными качествами хватало во все времена. Но вот чего ему простить никак нельзя, так это то, что он бросил своих детей. А дело ведь было в русской деревне с ее патриархальным укладом, где семья  и земля испокон веков считались самыми высокими ценностями. Какой позор должна была испытать деревенская женщина, когда ее супруг стал открыто сожительствовать с другой, а она осталась одна с пятью малолетними детьми, один из которых потом умер! И  это происходило на виду у всей Герасимовки. И кто же после этого не согласится со мной, что поступок Трофима Морозова стал самым настоящим предательством? А они говорят: “Павлик, Павлик...”

Где же этот донос?

В чем же состоял грех Пав­лика Морозова? По версии нынешних “разоблачителей”, он донес прибывшему в Герасимовку представителю райкома партии о проделках своего отца, торговавшего справками для ссыльных переселенцев. Но вот как пишет о “доносе” Владимир Бушин. “Наиболее вероятным будет предположить, что Павел хотел только припугнуть отца, надеялся, что приезжий дядя всего лишь задаст тому хорошую взбучку, он образумится и вернется в семью. При всем драматизме сложившейся в доме обстановки, при всей горечи и боли, что отец причинил семье, мечта о возвращении отца могла жить в сердце мальчика и двигать его поступками”.

Но дело все в том, что ни в материалах уголовного дела, ни на суде не фигурировала информация о доносе. Единственное, что сделал Павлик, — дал показания в ходе процесса. Вернее, как несовершеннолетний был допрошен в присутствии матери, которая уже дала показания против мужа. Снова предоставим слово Владимиру Бушину: “И вот мать уже дала правдивые показания. Значит, если Павел захотел бы выгородить родимого негодяя, то, во-первых, он, скорее всего, был бы легко уличен в неправде, а главное, ему пришлось бы выбирать между ненавистным отцом и любимой матерью, которую он ложными показаниями мог поставить под удар. Синклит сердцеведов ныне твердит: вот и должен был во имя отца-страдальца поставить под удар мать! Слава богу, мальчик поступил по-своему: встал на сторону несчастной, опозоренной отцом матери. В этом весь его грех. Судите его, сердцеведы!..”

Две березы в ногах

Третьего сентября 1932 года Павлик вместе со своим девятилетним братом Федей отправился в тайгу за клюквой. Их нашли в лесу через три дня.

“Морозов Павел лежал от дороги на расстоянии 10 метров, головою в восточную сторону. На голове — красный мешок. Павлу был нанесен смертельный удар в брюхо. Второй удар нанесен в грудь около сердца, под каковым находились рассыпанные ягоды клюквы. Около Павла стояла одна корзина, другая отброшена в сторону. Рубашка его в двух местах прорвана, на спине кровяное багровое пятно. Цвет волос — русый, лицо белое, глаза голубые, открыты, рот закрыт. В ногах две березы... Труп Федора Морозова находился в пятнадцати метрах от Павла в болотине и мелком осиннике. Федору был нанесен удар в левый висок палкой, правая щека испачкана кровью. Ножом нанесен смертельный удар в брюхо выше пупка, куда вышли кишки, а также разрезана рука ножом до кости...” (Из протокола осмотра места происшествия участковым милиционером).

Убийц нашли быстро. Самое страшное, что ими оказались ближайшие родственники: родной дед, бабка, дядя... Вот что рассказал на суде двоюродный брат Павлика 19-летний Данила:

“Павел не шевелился, но дед вытряхнул ягоды из мешка и сказал: “Надо надеть ему мешок на голову, а то очнется и домой приползет”. Потом я стащил Павла с тропы на правую сторону, а дед стащил Федора на левую. Федю мы убили только затем, чтобы нас не выдал. Он плакал, просил не убивать, но мы не пожалели...”

Следуя извращенной логике нынешних обличителей, эти люди — герои: казнили предателя. Уже во времена “демократического” ельцинского режима, когда кампания по очернительству Павлика Морозова достигла своего апогея, администрация Тавдинского района обратилась в Генеральную прокуратуру России с просьбой пересмотреть решение Уральского областного суда, приговорившего родственников мальчика к расстрелу. Вывод Генпрокуратуры: Морозовы не подлежат реабилитации по политическим основаниям, так как дело носит чисто уголовный характер. С этим мнением согласился и Верховный суд.

Согласимся и мы с учительницей Павлика Ларисой Ивановной Исаковой, у которой в тридцать седьмом расстреляли невинного мужа, а в сорок первом погиб на фронте второй. С женщиной, которая одна вырастила шестерых детей. Вот ее слова: “Светлый Павлик был человек. Хотел, чтобы никто чужую судьбу не заедал, за счет другого не наживался. За это его и убили.

 

Автор: Владимир БОГУН.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.
Формат и размер рекламы подробнее про печать баннеров нестандартных размеров Киев, vivario.com.ua