сегодня: 18 июля, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 110 от 19 июня 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Акценты дня



Архив

  « Июль 2018 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

  Главная / НОВОСТИ ОБЩЕСТВА / У незнакомого поселка...

19.06.2008 , № 110 от 19 июня 2008 г.


Отец Александра Демьяновича Ганноты пропал без вести в октябре 1941 года.

— Я не помню папу. Когда он ушел по первому партнабору на фронт, мне было всего три года, — начал  разговор Александр Демьянович.

На столе появляется папка, из которой он достает свои сокровища: уникальные документы, кропотливо собираемые долгие годы в память об отце. Здесь
и карта военных лет, на которой отмечено предполагаемое место гибели Демьяна Ганноты, и блеклые довоенные фотографии отца, есть и современное фото: могила на Таганрогском кладбище, на могильном камне — даты рождения
и смерти.

— Мама хотела, чтобы они лежали вместе, поэтому и попросила, чтобы мы, дети, на камне написали и данные
об отце, — объяснил Александр Демьянович.

Александр Демьянович 42 года проработал физруком и военруком
в луганской школе № 42. Сегодня ему уже за семьдесят, но он по-молодому строен, взгляд — ясный и глубокий, слова — просты и трогательны. Он позвонил
в редакцию и сказал: “Я не умею писать статьи, но, может быть, вы согласитесь выслушать меня. Хочется рассказать о 214-й стрелковой дивизии, о ней почти нет никакой информации...”

Тяжелый, но славный путь

В первые дни войны эта дивизия была сформирована в Луганске, ее штаб находился в сельхозинституте, основной призывной пункт — школа № 13 в старом районе города, как его и сейчас называют луганчане. Отсюда 28 июня производилась отправка первых эшелонов на фронт.

— Вы, наверное, знаете, что первыми на фронт уходили коммунисты, — рассказывает Александр Демьянович. — Мой отец работал вальцовщиком прокатного цеха завода имени Октябрьской революции, возглавлял одну из первичных партийных организаций завода. Мама рассказывала, что в тот день было много провожающих. Все как будто чувствовали, что видятся в последний раз, поэтому долго стоял во дворе плач жен и матерей бойцов.

Александр Демьянович достает из папки официальные ответы из института военной истории Министерства обороны России, архивные справки, письма.

...Уже в первых числах июля, выгрузившись между Великими Луками и Невелем, дивизия вступила в бой с фашистскими войсками. Первое боевое крещение бойцы дивизии приняли 29 июня близ Городка Витебской области (Беларусь) и оказали яростное сопротивление врагу. По приказу командования дивизия отошла на новый рубеж в район Кузьминок и еще пять суток сдерживала натиск немецких войск.

214-я дивизия входила в состав 22-й армии, которая попала в окружение после того, как 16 июля город Невель был захвачен противником. Но 18 июля дивизия показала пример невиданного мужества: прорвав окружение, она соединилась с основными войсками. К 27 июля дивизия в составе 22-й армии закрепилась на оборонительном рубеже в верховье реки Ловать и удерживала этот рубеж до конца августа. Документы свидетельствуют, что 30 сентября дивизия вошла в состав 16-й армии и сосредоточилась в районе Ново-Суетово (в Белоруссии). А в конце октября дивизия попала в окружение под Вязьмой, на языке военных — в Вяземский котел.

“Средоточием зоны Вяземского окружения стало село Богородицкое, — зачитывает Александр Демьянович цитату из статьи в “Московском журнале”. — В октябре 1941 года в окружении оказались 1 миллион 700 тысяч человек. Миллион солдат и офицеров остались лежать на Богородицком поле, более 600 тысяч попало в плен, и лишь немногим удалось вырваться”.

Похоронка на отца пришла в семью в октябре 1941 года.

— Есть архивные сведения о том, что в конце декабря сорок первого года дивизия была исключена из состава Красной армии как не подлежащая восстановлению и расформирована, — говорит Александр Демьянович. — Но, видимо, боевое знамя все-таки сохранилось, потому что в начале 1942-го дивизия была сформирована уже в Башкирии. Командовал ею до конца войны генерал Н.И. Бирюков.

214-я дивизия принимала участие в сражениях Сталинградского, Юго-Западного, Степного и других фронтов, участвовала в боях за Сталинград, на Курском направлении, в форсировании Днепра, в Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Ясско-Кишиневской, Дебреценской, Будапештской, Братиславо-Бровской, Пражской и Берлинской операциях. Воевала в Молдавии, Польше, Германии, Чехословакии и закончила войну в городе Люберец, что западнее Праги.

Знамя дивизии находится в Москве в музее Советской Армии, на нем — три ордена Славы. Десяти воинам присвоено звание Героя Советского Союза, 10 тысяч награждены орденами и медалями. В Волгоградском музее есть стенд, посвященный подвигам воинов 214-й стрелковой дивизии. Есть музей дивизии в Кременчуге. В Луганске — памятная доска на здании аграрного университета.

Этажерка с книгами

— Мама получила от отца только два письма, — говорит Александр Демьянович. — Нам, детям, в наследство от него осталась этажерка с книгами. Знаете, что такое целая этажерка книг в довоенное время?

Александр Демьянович аккуратно складывает в папку вырезки из газет, письма на официальных бланках, ксерокопии страниц из книг Константина Симонова и других авторов. Он прожил большую жизнь без отца, но с теплой и бережной памятью о нем. Уважение, восхищение, благодарность — сложно описать чувства, которые вызывает этот человек. И это в наше черствое время, когда дети порой забывают о дне рождении матери, когда живые не помнят о живых, а к мертвым годами никто не приходит на могилку.

Рядом с могилой моего друга-журналиста Сергея, погибшего в 30 лет, покосился старенький памятник с пятиконечной звездой на ржавом обелиске. Когда мы навещаем Сережу, то наводим порядок и на этой могилке. Надписи на ней не разобрать, но если звезда, значит, лежит здесь герой, увы, всеми забытый.

— Я бы многое отдал за то, чтобы поклониться тому месту, где похоронен мой отец, — говорит Александр Демьянович, и мы вместе смотрим на военную карту: Великие Луки, Вязьма, Богородицкое...

Луганск.

 

Автор: Наталия МАКСИМЕЦ.
КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.