сегодня: 22 ноября, среда
карта сайта обратная связь расширенный поиск
 искать

Выпуск № 107 от 13 июня 2008 г.

 
Регистрация Вход
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА РЕГИОНЫ ЖИЗНЬ РЕКЛАМА ПАРТНЁРЫ КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
Подписаться на наше издание через Интернет можно на сайте ГП "Пресса" www.presa.ua с помощью сервиса "Подписаться On-line"
Архив

  « Ноябрь 2017 »  
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

  Главная / МНЕНИЯ / Петр Толочко: «Наши власти делают все, чтобы развалить страну»

13.06.2008 , № 107 от 13 июня 2008 г.
Многие говорят: к академику Толочко можно идти за правдой. И в современной политике, и даже в науке не хватает сегодня таких умов, которые смотрят на вещи объективно, взвешенно, а главное, могут аргументированно показать, что есть что.

Политической  элиты  у  нас,  по  существу,  нет

— Петр Петрович, по вашим публикациям и выступлениям хорошо видно, что вы находитесь в оппозиции к сегодняшней власти. Можно сказать, интеллигентный человек всегда находится в оппозиции к власти. Можно предположить, что человек, у которого позади большой жизненный опыт, просто брюзжит на новое время и новое поколение. Но мне кажется, что здесь несколько иная ситуация и причины вашей оппозиционности гораздо глубже.

— Я не могу сказать, что это брюзжание с моей стороны. Брюзжал бы я, если бы события развивались динамично, если бы страна хоть постепенно, но преодолевала кризис, если бы процессы выходили на новый уровень развития. Сидел бы в кабинете такой Толочко — и брюзжал: то не так, это не так. На самом деле ведь ничего этого и нет. Мы наблюдаем, что страна в разрухе, политическая элита не консолидирована. Не только те, что постоянно находятся в конфронтации, но, казалось бы, единомышленники, которые обнимались и целовались на Майдане и говорили, что теперь до гроба будут вместе и уж за неньку Украину положат душу и тело.

А как только они пришли к власти, оказалось: есть что-то более существенное, что не дает им консолидироваться. Что это более существенное? Я полагаю, это уровни возможностей в перераспределении украинского пирога. Мы же знаем абсолютно точно, что кое-кто из сильных мира нашего имеет отношение к той же газовой трубе, кто-то имеет отношение к припортовому заводу в Одессе. Кто-то уже продал Криворожский сталепрокатный завод, и не совсем известно, куда ушли деньги. Я думаю, именно на этой основе сегодня происходит достаточно печальный раздрай в, казалось бы, монолитной "оранжевой" команде.

А если к этому прибавить, что Украина — весьма сложное явление, страна, которая не идет из глубины веков, а страна, созданная из кусков на марше истории. По историческим меркам ее формирование закончилось совсем недавно. Она далеко не единая, совершенно разноэтничная, разнокультурная, разноконфессиональная. И наша политическая элита никак не хочет понять этого и выработать общеполитическую концепцию строительства общего для всех государства. Не галицкого, перекинув его на всю Украину, не донецкого, также перекинув его на всю Украину, а общего, где бы комфортно чувствовали себя и галичане, и крымчане, и дончане. Сейчас такого подхода нет. Сейчас пришли к власти галичане и пытаются переломить через колено всех остальных. Но я думаю и о том, что вскоре власть переменится, и через колено будут ломать уже галичан. Из этого заколдованного круга мы никак выйти не можем.

Оказывается, наша история, совместная с Россией, — уже не наша история, а вот их история с Австро-Венгрией и Польшей — это, оказывается, их история. Вот я и брюзжу.

— Вы сказали, что наша элита не хочет понять. А может, она не может понять. Как вы оцениваете нашу сегодняшнюю элиту с точки зрения культуры, интеллекта?

— Политической элиты у нас, по существу, нет. У нас есть своеобразные бизнесовые холдинги, которые группируются вокруг конкретных экономических интересов. Поэтому на уровень осознания своего места и своей роли не выходит ни одна элита: ни "оранжевая", ни "бело-синяя". Больше всего этому соответствует, на мой взгляд, наша левая элита. Может, не столько старые левые, сколько рождающиеся новые левые, которые левую идею воспринимают в ее европейском обличье. Не ортодоксальную левую идею, пришедшую к нам из прошлого, а ту, которая исповедуется в Скандинавии, Австрии, некоторых других странах. Политическая элита у нас интеллектуально малоразвита. Я не потешаюсь над их ошибками, которые они допускают во время своих публичных выступлений. Хотя недавно был совершенно курьезный случай, когда один из наших политических деятелей, поздравляя православных с Пасхальным днем, заявил, что Христос принял за нас мученическую смерть и ушел в небытие. Причем это человек как будто бы верующий.

— В свое время вы ушли из политики. Мне кажется, люди вашего плана в ней полезны.

— Когда я начинал свою политическую деятельность, мне казалось, что это нужно. Приду я, придет другой, третий. И вместе мы сумеем облагородить общую картину. Ничего подобного. Если они нас не сумели переделать, то и мы их тоже переделать не сумели. Оказалось, что политическая жизнь развивается по своим законам, на которые очень трудно повлиять. Если капиталисту, как говорил Маркс, светит доход в тысячу процентов, он продаст родного отца. Они дорвались до общенародной собственности, рвут ее, как медведь кожух, и им кажется все мало-мало, и я не вижу остановки этого процесса. Может быть, когда эти нахапаются, их дети поймут, что не в деньгах счастье, а их внуки уже поймут: а может, нужно что-то отдавать. Мы пока что далеки от этого.

Сейчас этап бесстыдного пиара. Вспомните, как дурили народ "оранжевые", когда шли к власти. Придем — отменим призыв в армию, рассчитаемся за два года с долгами по сберкнижкам, сделаем пять миллионов рабочих мест. Но ничего ведь не выполнено.

Конечно, наша политическая элита, которая пришла, выполняет политический и идеологический заказ своих наставников. Одни говорят, что наш обком находится в Вашингтоне, другие — в Брюсселе, третьи — в Варшаве. Я думаю, что они есть во всех этих центрах, потому что уж очень они податливы. Скажите, НАТО — нам это нужно? Что мы обретем в НАТО? Если бы это была культурологическая или благотворительная организация. Или экономическая. Я лично не против того, чтобы Украина интегрировалась экономически в Европу и культурную Европу. Но в военную зачем? Что мы там забыли? Когда разваливался СССР, мы говорили: ох, как хорошо, потому что наши дети не будут гибнуть в Чечне. А теперь гибнут в Ливане, Ираке, Афганистане. Оказывается, это нормально, потому что теперь они гибнут с благословения США. В активе НАТО столько неприглядных дел. Чего стоит одно только разрушение Югославии. Не только политическое, но и физическое. То, что Россия наводит порядок в Чечне, это плохо, а то, что Америка держит базы по всему свету, воюет и наводит свои порядки —  это хорошо.

— Но дело в том, что народ почему-то все это проглатывает и, более того, по-прежнему уважает людей, которые вчера лгали.

— Я пришел к выводу, что, к сожалению, народ не лучше элиты, а элита не лучше народа. Чем выше уровень интеллекта народа, тем больше он может выдвинуть крупных деятелей из своей среды. Значит, народ не в состоянии это сделать и, конечно, должен нести солидарную ответственность за то, что происходит. За то, кого он выбирает, за то, кому он поклоняется. За то, что каждый раз рад обманываться.

Мы  рискуем  зачеркнуть  себя  в  прошлом

— Вы сказали, что главные мотивы действий нашей так называемой элиты — собственность. Но тем не менее она не забывает и о другом: идеологии, культуре, религии. Под видом демократии строится недемократичное государство. С каждым годом быть оппозиционером будет все труднее и труднее. Уже появляются ростки откровенного диктаторства, национализма. Для чего все это делается: стремление переиначить, переписать, назначить новых героев?

— Они не забывают об этом потому, что нынешняя политическая элита — это проект западной идеологии, западной политики, кого хотите. В том числе "оранжевая" революция. Их главная задача сейчас — вырвать Украину из восточнославянского ареала и из-под, как они говорят, российского влияния. А чтобы вырвать, надо посеять сомнения в прошлой нашей истории. Что история была никудышная, что все триста лет, в том числе и в Советском Союзе, мы были в страдательном состоянии, нас без конца унижали, нам не давали развивать свой язык, свою культуру.

Идеологическая составляющая направлена на то, чтобы дискредитировать наше совместное с Россией прошлое. Для этого придумываются всякие поводы. Скажем, своеобразное празднование трехсотлетия той же Полтавской битвы. Ведь если кто и должен праздновать эту дату — конечно, Россия. Мы тоже можем отпраздновать эту дату совместно с Россией, потому что на стороне России в этой битве сражались 12 тысяч казаков, а Мазепа находился в обозе у Карла XII со своими сторонниками, которых было не больше двух тысяч. И он участия в битве не принимал. Он даже ее не проиграл. Так, спрашивается, что мы должны праздновать вместе со шведами?

Точно так же другие события, те же голодоморы, те же Круты.

— Мы все время говорим об объединении страны. На самом деле вся политика и идеология направлены на разъединение. Это очевидно. Не приведет ли это в конце концов, как минимум, к федерализации и, как максимум, к распаду страны?

— Угрозы распада объективно не существует. Угроза кроется в идеологии. Если одна часть Украины будет подминать в этом смысле под себя другую, рано или поздно вторая часть скажет: да пошла ты! Я с вами согласен: сегодня власти делают все возможное и невозможное для того, чтобы развалить страну. Если господин президент на праздновании 9 Мая начинает говорить о героях УПА при фронтовиках, которые сидят перед ним, лучшей провокации и придумать нельзя. Нельзя сделать из Украины большую Галичину. Но он это упорно делает.

— Петр Петрович, что касается украинизации, вы не могли бы привести пример откровенной исторической ереси, которая сегодня навязывается?

— Может, это будет не очень смешно, но в одном учебнике для средней школы я, например, читаю: Переяславская Рада была нелегитимна, потому что там было очень мало людей и никакого юридического документа не было принято. Что касается количества людей, их было мало, но все, которые необходимы. Практически вся тогдашняя политическая элита. После Рады к тому же Бутурлин поехал по 180 полковым местечкам, и там тоже произошли аналогичные события. Что касается юридического акта, так юридические акты были раньше приняты. Хмельницкий направил прошение в Москву, а Земский собор в 1653 году принял решение принять Украину под высокую руку. То есть было прошение и было решение. Но самое смешное — историки говорят, что присягнула только центральная Украина, а западная не присягала. Действительно, не присягала, потому что западной Украины как таковой и не было. Это была территория польского государства. Южная не присягала. Правда, не присягала, но такой Украины не было в то время. Вешают откровенную лапшу детям на уши. Южная Украина только с XIX века начала входить в состав Российской империи.

И еще один пример. Рассказывая о Киевской Руси, Владимира Мономаха называют украинским князем, а его сына Юрия Долгорукого — москалем. И у нас этот абсурд культивируется.

— Вы занимаетесь археологией. Не было случая, когда вас просили подтвердить как эксперта, что вот то-то подтверждает существование украинцев тысячи лет назад?

— Ко мне никто не обращается — знают, что я занимаюсь наукой профессионально. Украинцы — это явление позднего средневековья, которое возникло на базе древнерусской народности. Потуги перенести проблему украинского этногенеза в глубь веков несерьезны. И вообще, отказываясь от нашей общей истории, мы стараемся, во-первых, зачеркнуть себя в прошлом. Во-вторых, по существу, в нравственном смысле — это отказ от своих родителей.

Беседовал  Валерий ПОЛИЩУК.

 


КОММЕНТИРОВАТЬ комментариев: 0
 
 
 
   
© Рабочая Газета, 2008-2010.