№ 85 от 14 мая 2008 г.

Шли в атаку не ради наград

Они сражались за Родину

В 1939 году студента Киевского пединститута им. М.Горького Ивана Шастуна призвали в армию. Приняв присягу, новобранец оказался на финском фронте. Хотя боевые действия к марту 1940 года и завершились, он, что называется, успел вдоволь понюхать пороха. В апреле 1941 года их часть передислоцировали якобы в лагеря, а оказалось... в Западную Белоруссию в 15 км от границы. В воздухе уже витало начало Великой Отечественной войны.

«Эх ты, Днепр»

22 ИЮНЯ у Ивана Денисовича день рождения. А накануне в их часть поступил приказ — выдвинуться на границу, занять исходную позицию. Рассвет 22 июня они встретили в полной боевой готовности. Три дня наши войска сдерживали натиск в несколько раз превосходящих сил противника. Но вынуждены были отступить.

В декабре 1941 года наши войска перешли в наступление. Хорошо зарекомендовавшего себя в наступательной операции молодого бойца отправили в политучилище. После ускоренного курса обучения будущий политрук получил направление на Брянский фронт комсоргом полка. В 1943 году его зачисляют в 373-ю стрелковую дивизию 52-й армии. В ее составе он прошел фронтовыми дорогами до конца войны, дослужившись до командира батареи.

Курская дуга вошла в историю как самое ожесточенное сражение.

— 5 июля 1943 года немцы перешли в наступление, — вспоминает Иван Денисович, — продолжавшееся на разных направлениях несколько дней. Мы вынуждены были немного отступить, остались позади Белгород и Курск. А 12 числа нам удалось вернуть позиции и пойти в атаку. Медленно, с большими потерями (особенно страшными были танковые сражения) продвигались вперед, освобождая города и села. Так дошли до Восточной Украины.

Первым освобожденным украинским городом оказался Миргород Полтавской области. (Кстати, Иван Шастун почетный гражданин не только Миргорода, но и Смелы). За это их дивизия получила наименование Миргородской.

В конце сентября 1943 года ее части вышли к Днепру возле Черкасс. Комдив полковник Сазанов, глядя на реку, молвил: “Эх ты, Днепр, сколько прекрасных песен и стихов о тебе сложено, ты и впрямь — чуден и могуч, но стоишь ты на нашем пути и не даешь возможности протянуть руку помощи братьям на правом берегу”. И сразу же отдал приказ форсировать Славутич.

— В районе рафинадного завода на противоположный берег переправился один из полков, — продолжает ветеран, — но фашисты встретили его шквалом огня, завязался жесточайший бой, большинство наших бойцов погибло, остальные вынуждены были вернуться на левый берег.

В ночь с 12 на 13 ноября 1943 года войска первого батальона начали переправу через Днепр — в кромешной тьме, во время ливня и при высокой волне. Около двух десятков лодок и самодельных плотов отплыло от левого берега. И вдруг на противоположной стороне вспыхнул настоящий фейерверк ракет. Гитлеровцы, заметив десант на воде, открыли по нему огонь из пушек, пулеметов и автоматов. Но форсирование не прекратилось. Первыми достигли цели бойцы роты старшего лейтенанта А.Энгердта. За ними последовали и другие подразделения.

Родители не узнали в командире... сына

Командир полка, положив руку на плечо Ивану Шастуну, по-отцовски обратился к нему: “Сынок, я тебе не приказываю, а прошу — выполни боевую задачу, хоть умри, но не отступи”. И бойцы его батареи, кстати, 10 национальностей, эту просьбу-приказ командира выполнили. Только 13 ноября нашим бойцам пришлось отразить девять контратак немцев, но они выстояли и 17 ноября освободили первое село в окрестностях Черкасс.

Освобождение Черкасс 14 декабря открыло путь нашим войскам на Смелу, до которой было каких-то 30 км, но преодолевать их пришлось полтора месяца, настолько ожесточенное сопротивление оказывал противник.

Иван Денисович в составе своей части проходил и через свое родное село Орловец Городищенского района. Родители неимоверно обрадовались, встретив сына на подворье. Правда, сразу не узнали его. “Что же вы родного сына не признаете?” — и уже после этих слов бросился в объятия матери и отца. Но не успели они наговориться, а сын и сто граммов выпить, как подошла боевая техника, и надо было двигаться вперед.

“Будем живы, обязательно свидимся”, — только и бросил на прощание родителям. Через два дня советские войска освободили Городище, потом — Корсунь-Шевченковский, Умань, города и села Винницкой области, вступили в Молдавию. Оттуда путь пролег на Румынию, принимали участие в освобождении Польши. А война для Ивана Денисовича закончилась в Праге...

— Идя в бой, — отмечает собеседник, — никто из нас о наградах не думал, все мы были одержимы искренним желанием выполнить свой  сыновний долг и очистить землю от фашистской чумы. Так уж получалось, что ордена и медали догоняли нас на фронтовых дорогах. И Ивана Денисовича Родина не забыла, его боевой путь отмечен многими орденами и медалями. Но это никогда не было для него главным.

От своей мечты возобновить учебу в пединституте фронтовик не отказался и после расформирования дивизии написал рапорт об увольнении из армии, указав причину и приложив вызов из института. Но командование этот аргумент сочло недостаточным и не отпустило Ивана Денисовича. Пришлось офицеру подчиниться воле командования. Служил до масштабного сокращения армии в 1961 году...

Защищать Родину — очень почетная профессия, однако не менее благородная — воспитывать подрастающее поколение в духе любви и преданности идеалам добра и справедливости. У Ивана Денисовича нет оснований сожалеть о пройденном жизненном пути — свой сыновний и офицерский долг он выполнил сполна. Но бывает, и пожалеет о том, что не удалось посвятить себя самой мирной профессии, особенно когда выступает с воспоминаниями перед школьниками. Слушают они Ивана Денисовича, затаив дыхание.

Владимир РЕКА.

Черкассы.