№ 83 от 08 мая 2008 г.

А березки его растут

В конце сентября 1943 года десять разведчиков жмеринского отряда № 5 зашли в село Лысогорку Винницкой области. От жителей узнали, что немцев в селе нет, а полицаи попрятались. Вдруг кто-то сказал:

— Но есть один, все партизан спрашивает.

— А ну-ка, ведите его к нам, — велел командир группы Лысенко.

Минут через десять перед партизанами стоял немецкий солдат. Вид у него был жалкий. Одежда, включая и пилотку с опущенными краями, изорвана до последней степени. Ни по-русски, ни по-украински не говорил, только твердил:

— Партизанен! Камрад! Брудер! Их бин Генрих Шаубе...

Командир отряда Владимир Федорович Слюсаренко и комиссар Семен Терентьевич Марченко велели накормить пленного, дать ему отдохнуть, а утром — на допрос.

На следующий день немец рассказал, что родился он в 1918 году в Бремене, отец его погиб в 1933 году во время забастовки. Позже мать говорила, что этого не случилось бы, не помогай отец коммунистам. Она умерла, надорвавшись на тяжелой работе, когда Генриху было восемь лет. Мальчик остался с бабушкой. Через два года не стало и ее. Беспризорного Генриха приютил Август Колбер, солдат, потерявший свою семью.

Много трудностей и лишений испытал Генрих Шаубе. За распространение коммунистических идей среди солдат отбыл три года в штрафбатах. Держа в руках автомат, стрелял в воздух, а не в советских партизан.

— Я знаю, — заключил свой рассказ Генрих, — что вы не верите. Но прошу испытать меня, я докажу, что у меня такие же цели, как у вас.

Командир и комиссар думали. Поверить или нет? А вдруг он лазутчик гестапо? Сомнение терзало душу. Наконец Слю­саренко сказал:

— Пусть докажет делом.

И тот доказал. Через месяц Генрих Шаубе стал своим человеком в отряде. Командир уже посылал его на задания. Часто в сопровождении партизан, переодетых в форму немецких солдат, обер-ефрейтор Генрих Шаубе появлялся в селах, учинял разнос, нагоняя страх на полицейских, узнавал у них о замыслах карателей. Благодаря ему отряд своевременно уходил из-под удара. Он брал на себя самую рискованную часть задания: задерживал и разоружал патрулей, снимал часовых. Этому способствовало его безупречное знание уставов и порядка службы немецкой армии, обычаев и психологических особенностей солдат фатерлянда.

А вечерами у костра, в тесном кругу боевых товарищей Генрих мечтал о том времени, когда окончится война и он сможет поехать в Москву, побывать на Красной площади, потом в Берлине. Разыщет старых друзей по партийному подполью.

Однажды в конце октября, когда партизаны отдыхали на опушке леса после тяжелого перехода, Генрих не лег отдыхать, а углубился в густые заросли с лопаткой в руках. Вскоре вышел оттуда, держа в руках две молодые березки. Посадил их на опушке, полил водой из трофейного котелка. Командиру группы Лысенко объяснил:

— Уничтожим Гитлера, кончится война, уеду в Германию, а березки мои будут расти здесь, в Украине.

Не знал тогда Генрих Шаубе, что в Украине, которую он полюбил, останутся не только березки, посаженные им, но и его горячее, честное сердце...

Приближался новый 1944 год. И партизаны решили преподнести захватчикам “новогодний подарок”. Предлагались варианты разнообразных операций. Поддержана была идея, которую выдвинули Владимир Федорович Слюсаренко и Генрих Шаубе: на шоссе Винница — Бар захватить участок дороги километра два длиной, что лежит между Людавским и Демидовским лесом, и устроить здесь засаду.

Все группы получили задание — идущие машины с войсками и грузами обстреливаются и уничтожаются. Если какая-нибудь машина или группа вражеских солдат прорвется, то должна быть уничтожена средней группой и засадой. При явном превосходстве сил противника после боя отходить в Людавский или Демидовский лес. И 31 декабря 1943 года в 11 часов утра 46 лучших бойцов отряда во главе с командиром Владимиром Федоровичем Слюсаренко отправились выполнять задание.

Через каких-нибудь 40 минут более десятка машин с грузом горело на шоссе, и трупы вражеских солдат чернели вокруг них. Тем временем появлялись новые колонны фашистов.

— Генрих! Отвлеки их внимание! — сказал Лысенко, отползая по-пластунски вправо. — Я их сейчас успокою!..

Шаубе выждал две-три минуты, а затем на своем родном языке закричал:

— Куда вы стреляете, черт бы вас побрал!? Не можете различить своих от партизан?

Огонь со стороны вражеской группы прекратился. Донесся охрипший, но требовательный голос:

— Какой части? Почему стреляете по нас?

Чья-то голова высунулась из-за автобуса. Но в это время длинная автоматная очередь полоснула с другой стороны. Лысенко зашел врагам в тыл. Генрих метнул гранату, над головой просвистели осколки, в воздух взлетели автобусные обломки. Вся группа врага была уничтожена. Однако подоспевшие вскоре из Винницы свежие моторизованные части фашистов усилили огонь, и партизаны вынуждены были отойти к Людавскому лесу. В этом бою пули настигли сразу двух отважных разведчиков — Николая Лысенко и Генриха Шаубе.

Хоронили погибших на лесной поляне.

А невдалеке покачивались посаженные немецким другом заснеженные березки.

Яков РЕКРУТ.

 Об авторе. Яков Николаевич Рекрут — участник Великой Оте­чественной войны, бывший связист 271-й Горловской Красно­знаменной, ордена Богдана Хмельницкого стрелковой дивизии. Освобождал от захватчиков города и села Украины, Польши, Чехословакии. Затем 33 года работал собственным корреспондентом “Рабочей газеты” в Винницкой и Хмельницкой областях. Заслуженный журналист Украины.