№ 80 от 30 апреля 2008 г.

В гостях у балетного кутюрье

Мир закулисья

Профессия Ирины Николаевны Галич довольно распространенная — она  портниха. Однако второй такой портнихи в столице нет, и то, что она делает, не сможет сделать никто другой.

— Вы действительно незаменимый человек? — спрашиваю Ирину Николаевну.

— Да, — совершенно серьезно отвечает она.

Официальная должность Ирины Николаевны — начальник балетной бригады по пошиву театральных костюмов Национальной оперы Украины. Ее начальственный кабинет так же необычен, как и ее профессия. Посредине — огромный стол, на котором привычными, уверенными, отточенными до совершенства движениями она “разделывает” очередной рулон белоснежного английского тюля. А под потолком по всему его периметру — конечный продукт: десятки новеньких балетных пачек, которые вскоре оживут на сцене театра в премьерном спектакле “Бал-маскарад”.

Ирина Николаевна “обшивает” балет Национальной оперы уже 27 лет. Пришла в мастерские после окончания обычного швейного училища. В премудрости уникальной профессии ее посвящала старшая коллега Татьяна Семеновна Бондарь, которой Ирина безмерно благодарна. Знания и навыки, полученные в училище, конечно, пригодились, но, по большому счету, всему пришлось учиться с нуля.

— Ведь это совсем другая кройка и другое шитье. Обычная бытовая одежда, конечно, должна быть удобной. А балетное платье — комфортным на все сто процентов. Костюм должен срастись с фигурой балерины, стать ее второй кожей. В идеале танцовщица не должна его ощущать — только тогда она сможет свободно двигаться, свободно дышать и показать все, на что способна. Поэтому мы работаем с каждым исполнителем индивидуально. Нельзя просто взять какое-нибудь платье и надеть.

С именем Ирины Николаевны связан определенный прорыв в истории Национальной оперы. До ее прихода балетный цех обшивал только кордебалет. Солистам костюмы  шили, как правило, в Москве, в мастерских Большого театра. Но уже поколение  Сморгачевой, Хилько, Таякиной,  ранее ездившее на примерки в Большой театр,  рискнуло сменить фирму. Костюмы от Галич, как выяснилось, не уступают московским.

Ирина Николаевна поведала много интересного о специфике балетного костюма. Никогда, например, не думал, что балетное платье надевается не через голову, а через ноги. Открытием было и то, что на небольшую с виду классическую пачку уходит не менее 15 (!) метров тюля, который укладывается в десять слоев. Стандартная ширина поля пачки — 38 сантиметров. Таков исторически сложившийся канон. Размеры балетного платья — 38, 40, 42: соответственно, для маленьких, средних и крупных девочек (так Ирина Николаевна называет балерин). Каждый балетный костюм — плод коллективного труда закройщика, мастера по пошиву, художника, который делает аппликацию, и вышивальщицы, которая эту аппликацию обшивает. По долгу службы Ирина Николаевна участвует в генеральных просмотрах всех спектаклей — здесь вносятся последние коррективы.

— Сроки сдачи спектаклей с каждым годом сокращаются, — рассказывает она. —  Наверное, это связано с финансированием. Ну а количество костюмов, естественно, то же самое. Так что бывают очень горячие деньки, особенно перед сдачей спектакля. Приходится работать сверхурочно, иной раз и ночуем в цеху. Но работу свою люблю и ни на какую другую не променяю, хотя такую же зарплату можно иметь на любой швейной фабрике. За долгие годы настолько приросла к театру, что на другом месте себя и представить не могу. Да и не отпустит меня никто. Сотрудники говорят: если уйдешь, мы тебя из-под земли достанем. Только вот немного обидно, что имена наши нигде не фигурируют — ни в программках, ни на афишах. Наверное, по статусу не положено.

Валерий ПОЛИЩУК.