№ 77 от 24 апреля 2008 г.

Сахар — это не только сладкий продукт

В серии публикаций “Рабочая газета” рассказала о проблемах украинского пищепрома, проанализировала ситуацию в главных его отраслях. В том числе и в той, которая занимается производством сахара. Сегодня мы продолжаем тему. Ведь сахар — это не просто сладкий продукт. Это тысячи рабочих мест, особый статус городов и сел, в которых его производят, основа развития многих смежных отраслей экономики, важный объект экспорта. О том, как обстоят дела в одной из основных “сахарных” областей Украины, журналисту рассказывает человек, руководивший объединением сахарной промышленности Виннитчины с 1981-го по 1996-й год, депутат Винницкого облсовета, академик Украинской технологической академии коммунист Борис Жмака.

Исторические параллели

— Чтобы дать адекватную оценку событиям, происходящим в сахарной отрасли, стоит вспомнить о так называемых исторических параллелях, — говорит Борис Емельянович. — В начале 90-х годов в Винницкой области существовало 38 сахарных заводов, которые выпускали около 10 тысяч тонн сахара в сутки. В течение года в лучшие времена мы производили 800 тысяч тонн сладкого продукта, а в худшие — от 650 до 700 тысяч тонн. Свеклосахарный сектор занимал в экономике области 30 процентов. Это был огромный потенциал. И речь здесь идет не столько о самом производстве, сколько о том, какое количество людей было в нем занято. Ведь только один сахарный завод создает во всей технологической цепочке около 5 тысяч рабочих мест (для нормального функционирования завода необходимо сырье, топливо и т. д.).

В нашем объединении работало от 35 до 40 тысяч рабочих. Здесь были задействованы не только те, кто трудился на сахарных заводах, но и сельскохозяйственные коллективы, занятые выращиванием свеклы. Ну а свекла, в свою очередь, — это не только сахар, но и большое количество сырья для производства спирта, это корма (патока, жом). Поэтому на основе развитого свеклосахарного производства у нас существовало и интенсивно развивалось животноводство.

«Убили» вчетверо больше заводов, чем за всю войну

Сейчас же область максимально производит 300 тысяч тонн сахара. В прошлом году в регионе работало 22 сахарных завода. Под свеклу было отведено около 100 тысяч гектаров земли. Более десяти заводов за годы так называемой демократии “порезали” на металлолом (в период Великой Отечественной войны было уничтожено только 3 таких завода). А что такое “исчезнувшие” предприятия? Это минимум 60 тысяч рабочих мест. Чем их сейчас восполнить, неизвестно.

 Некоторые говорят: будем строить дороги, откроем карьеры. Но все это чепуха. Там задействованы сотни, а здесь тысячи работников. И дело не только в количестве задействованных рабочих рук. Сахарный завод — это центр цивилизации села. Благодаря заводам в селе появились инженеры, экономисты, финансисты, квалифицированные рабочие. И это коренным образом изменило его социальную картину. Поэтому и говорю: уничтожая сахарную промышленность, мы уничтожаем и село...

За что нас называют вымирающей нацией

Ликвидируя производство, мы создаем условия для того, чтобы наша молодежь уезжала за границу. Почему нас называют вымирающей нацией? Потому что молодое, самое продуктивное поколение покидает Украину. Я всю жизнь проработал в сахарной промышленности, и у меня в голове не укладывается, почему власть так себя ведет по отношению к народу? Это касается не только нашей отрасли. Я могу назвать тысячи примеров уничтожения отечественной промышленности в Украине. В том числе и в Виннице. Закрыли ГПЗ — и работу потеряли 10 тысяч человек. Обанкротился радиоламповый завод — и еще 10 тысяч работников оказались на улице. Два винницких предприятия — “Маяк” и инструментальный завод — раньше вместе создавали 16 тысяч рабочих мест (по 8 тысяч каждый). Эти предприятия были центром индустриализации, научно-технического прогресса. А теперь? Торгово-развлекательные заведения, повсеместно появившиеся в городе, — это не производство. Потому и слабеет наша экономика, потому и растет инфляция и цены на продукты.

Почему Бразилия стала выпускать больше сахара

Нередко от чиновников можно услышать, что наши сахарные заводы очень старые (по сто лет и больше). Это не соответствует истине. Столетние в основном территории и помещения, в которых размещены заводы. А техника и технология там достаточно современные.

Чтобы оправдать свои действия, власть говорит: “А зачем нам столько сахарных заводов?”. Отвечу. В свое время Украина производила 5,5 миллиона тонн сахара, нынче же меньше двух. А ведь сахар — валютная продукция. Почему Бразилия за последние 10 лет увеличила производство сахара на 10 миллионов тонн? В европейских странах производство сахара всячески поддерживается государством. Около 50 процентов сахара, выработанного там из свеклы, идет на экспорт. Выходит, нам экспорт не нужен?.. В Японии, например, сельское хозяйство на 80 процентов дотирует бюджет. И это правильно. Это не моя выдумка. Это общепринятое правило ведения расширенного воспроизводства. Жаль, что этого не понимает наше “демократическое” правительство.

Мы вступили в ВТО

Украинская экономика напоминает сейчас корабль, потерявший кормчего и движущийся без четкого курса и логики. Вот мы вступили в ВТО. И, что особо интересно, располагая такими огромными возможностями производства сахара, правительство принимает в это время постановление о ежегодном ввозе 260 тысяч тонн сахара-сырца. Зачем, спрашивается? Все просто. Под 260 тысяч завезут полтора миллиона тонн сахара-сырца, которые окончательно угробят украинского производителя. Сахарный тростник ведь дешевле.

К сожалению, климатические условия не позволяют нам его выращивать. Как, впрочем, и другим европейским странам. Однако, в отличие от нас, они продолжают добывать его из свеклы. Почему они не бросились на дешевый тростник и не закрыли свое свеклосахарное производство? Просто там понимают, что сахарные заводы — это рабочие места, которых не найдешь потом нигде. Что это надежная основа развития экспорта и всей структуры народного хозяйства...

Записала Анна СМИЛЯНЕЦ.

Винница.