№ 53 от 12 апреля 2006 г.

ПИСЬМА ВЕЛИКОГО МАСТЕРА

Добрый день, “Рабочая газета”!

Решил откликнуться на ваше предложение и рассказать о встрече с человеком, который во многом повлиял на мою жизнь. Этот человек — украинский писатель Олесь Гончар.

Думаю, газета, которая когда-то писала обо мне как о гравере по мамонтовой кости (эту вырезку из “РГ” храню до сих пор), не откажет в публикации моих воспоминаний.

...В начале пятидесятых я служил в армии и очень увлекался произведениями Олеся Гончара. Трилогию “Прапороносцi”, романы “Таврiя”, “Перекоп”, повести “Земля гуде” прочел на одном дыхании. Я и не думал, что судьба подарит мне встречу с писателем. Да не одну...

Познакомились мы при весьма интересных обстоятельствах. Это было перед Новым годом, в 1954 году. Тогда я пробовал писать стихи, читал их на концертах со сцены. Мне советовали обратиться к кому-то из известных поэтов или писателей. И я решился — написал письмо Олесю Терентьевичу. В конверт положил одно из своих стихотворений. Честно говоря, надеялся даже на публикацию, но получил такой ответ:

“Шановний товаришу Черненко!

Одержав ваш лист з прикладеним до нього вiршем. Ваш вiрш друкувати ще рано, написаний вiн маловправно, ще недосвiдченою рукою, хоча в цiлому в мене складається враження, що ви — людина здiбна i могли б з часом здiйснити свої лiтературнi мрiї. Але для цього треба бути терплячим, а головне — дуже вимогливим до себе, пам’ятати, що паростки здiбностей можуть так i зав’янути, якщо їх не розвивати й не пiдтримувати наполегливим повсякденним трудом i навчанням.

Менi здається правильним ваш намiр продовжувати пiсля служби працю й навчання, без вивчення живої мови рiдного народу — не може бути справжнього поета. Все приходить лише з працею, з упертою роботою над кожним рядком, з глибоким вивченням життя народу i його мови.

Бажаю вам успiхiв на цьому шляху.

Бажаю вам успiху у вашiй почеснiй патрiотичнiй службi.

20.III.55 р.

Олесь Гончар”.

После увольнения в запас я устроился на работу во Львове, там учился, много читал, никогда не забывал советы, которые мне дал Олесь Терентьевич. И хоть поэтом я не стал, но поэзия всегда присутствует в моих работах, а без знаний я не стал бы художником.

Впервые же я встретился с писателем в 1968 году. Тогда в Киеве экспонировалась художественная выставка нашего военного корпуса, в одной из бригад которого я проходил сверхсрочную службу. На эту выставку я был командирован экскурсоводом, после чего по телефону договорился с Олесем Терентьевичем о встрече. Он пригласил меня к себе домой. Мне было не стыдно показать ему свои работы, так как был награжден грамотой за первое место.

Когда я стоял возле двери квартиры писателя, очень волновался. Открыл сам хозяин. Проводил в свой кабинет, где было море книг, а на стенах — картины известных художников. Олесь Терентьевич предложил мне присесть, а я никак не мог прийти в себя. Решил сразу же показать свои работы. Олесь Гончар пригласил свою жену Валентину Даниловну и сына Юрия. Каждую работу осмотрели отдельно. Когда писатель залюбовался “Катериной” по одноименной поэме Т.Шевченко, вырезанной на тихоокеанском перламутре, я решил подарить ему. Вот уже много лет она хранится в семейной коллекции Гончаров. На память писатель подписал и подарил “Прапороносцiв” и еще никому не известный “Собор”.

Следующая встреча состоялась в 1982 году, когда наш великий земляк приезжал в Кобеляки в литературно-художественный музей. С ним тогда был первый секретарь Полтавского обкома компартии Ф.Т.Моргун. Меня пригласил сюда директор музея Алексей Кулик. Олесь Терентьевич, осматривая комнату, оформленную в его честь, увидел мою акварель с изображенной на ней хатой, где прошло его детство. Вдруг он спросил обо мне: “Я слышал, Черненко служит где-то далеко, аж на Чукотке”. “Нет, — ответили ему. — Он сейчас в Кобеляках работает”. И указали на меня. Сияющий Гончар подал мне руку. А Ф.Т.Моргун сказал: “Хорошо, что вы вернулись в Кобеляки”. На это я ответил: “Когда тебе полсотни лет, тянет в родные края”.

Присутствующие еще долго рассматривали мои акварели, которые я принес с собой. Так нас и сфотографировали. Потом я стал прощаться. Олесь Гончар обратился ко мне: “Когда будете, Михаил, в Киеве, то, пожалуйста, приходите к нам в гости”. Я поблагодарил и пообещал воспользоваться приглашением.

И, действительно, вскоре я отправился в Киев по делам, взял с собой некоторые работы и снова встретился с Гончаром. Это был 1983 год, приближалась осень. Я позвонил к Гончарам, они пригласили меня. Дверь открыл Олесь Терентьевич. Завел в квартиру, показал на стену, где висели две моих акварели “Хата с аистом” и “Бродщанский пейзаж”.

Потом Олесь Гончар долго рассматривал мои работы. Обратил внимание на серебряный перстень, на котором вырезаны портреты десяти величайших писателей-полтавцев. Гончар назвал их всех, кроме одного. Я подумал, что он не обратил внимания на него или мне не удалось что-то уловить, работая над этим протретом. И тут Олесь Терентьевич позвал внучку Лесю и сказал ей: “Посмотри, что-то я не разобрал, кто это?”. Ребенок воскликнул: “Дедушка, да это же ты!”. “Ага, это я, значит”, — засмеялся писатель. У меня полегчало на сердце.

Валентина Даниловна тоже внимательно рассматривала коллекцию. Зазвонил телефон. Олесь Терентьевич вышел. Тогда его жена спросила о том, есть ли у меня семья и жилье. Что я мог ответить? Возвращаясь в Кобеляки из Львова, я сдал квартиру. В Кобеляках же приходилось снимать угол. Когда в комнату вернулся писатель, Валентина Даниловна рассказала ему о моем положении и попросила, чтобы он написал письмо Ф.Т.Моргуну в Полтаву. Олесь Терентьевич пообещал сделать это.

Хозяева пригласили меня на ужин. Я согласился. А потом стал прощаться. Гончар написал письмо первому секретарю райкома партии Н.И.Шкарбану и вручил мне с просьбой передать. Я поблагодарил за гостеприимство. Олесь Терентьевич предложит проводить меня. Он был в плаще и берете, такой простой и пожилой человек. Мы шли, и он все восторгался красотой столицы. Дошли до памятника Щорсу, я сказал, что дальше пойду сам, потому что уже и вокзал видно. Олесь Терентьевич даже предложил деньги на дорогу. Я, конечно, отказался.

Считаю свои встречи с Гончаром встречами судьбы. Они свидетельствуют о том, что мир хоть и широк, однако человек тянется к человеку, чтобы обогатиться духовно, чтобы вырасти профессионально, чтобы стать полезным другому.

Михаил ЧЕРНЕНКО.
Кобеляки,
Полтавская область.