№ 75 от 22 апреля 2008 г.

Аисты над Подольем

“Рабочая газета” уже сообщала о том, что на Хмельнитчине торжественно отметили 90-летие со дня рождения легендарного хлебороба, дважды Героя Социалистического Труда, кавалера шести орденов Ленина Григория Ивановича Ткачука. Он более сорока лет возглавлял в Городокском районе колхоз “Украина”. Сегодня мы подробно рассказываем о встрече с подолянами, земляками и близкими Героя. Рассказываем о том, что говорят и думают люди о нем и о нашей жизни...

Назад, в будущее!

ПРЕДСТАВЬТЕ на минуту, что машина времени все-таки существует. Представили? Тогда поехали! К далеким и прекрасным горизонтам, о которых мы сегодня и не мечтаем. Я нажимаю кнопку и...

...Мы на Подолье, в нескольких десятках километров от Хмельницкого. Указатель на шоссе сообщает: перед нами село Лесоводы. Его нередко называют жемчужиной Подольского края. И это действительно так. Весенний ветерок покачивает гибкие ветви верб, окруживших голубое озеро. Рядом — красивая набережная, современное здание школы, Дом творчества, торговый центр и широкая площадь, заполненная людьми. Над ними кружат в прозрачном апрельском небе три пары аистов. Сверкают до блеска вымытые окна больницы, похожей на санаторий. Словно солнечные лучи, разбегаются от площади улицы. Ровными рядами стоят уютные коттеджи с палисадниками. Всюду чистота и порядок, электричество, газ и асфальт. Впечатление такое, что ты попал в сказочный город, в котором все создано для того, чтобы люди жили долго и счастливо.

И они действительно счастливы. В прошлом, далеко не лучшем для хлеборобов году, колхоз “Украина” снял по 60-65 центнеров зерновых с гектара, по 550-650 центнеров сахарной свеклы, произвел на сто гектаров сельхозугодий свыше 1000 центнеров молока и 300 центнеров мяса. Получил почти 4 миллиона рублей чистой прибыли...

— В ту пору (читатель, видимо, догадался, что “побывали” мы в прошлом. — Авт.) хозяйством руководил Григорий Иванович Ткачук, — вспоминают жители Лесоводов. — Он был партизаном. В победном  45-м стал председателем колхоза и бессменно руководил им 43 года, до последних дней своей жизни. В ту пору мы не знали, что такое банкротство и разорение. А слово “нищие” встречалось у нас только в виде фамилий...

Отступление первое.

С “нищими” связан у Лесоводов необычный факт. В шестидесятые годы колхоз, руководимый Григорием Ткачуком, достиг таких успехов, что его решили сделать участником советской выставки в Америке. Предполагалось, что представлять хозяйство будет заместитель Ткачука Иван Пробитый, тоже ставший Героем Труда. Но после долгой волокиты посольство США отказалось выдать визу бывшему партизану и секретарю парткома. Пришлось отправлять экспонаты без сопровождения хозяев. Однако на выставке они настолько потрясли американцев, делегации других стран, что у стенда колхоза “Украина” каждый день собирались толпы.

Среди тех, кто интересовался делами подолян, были два 70-летних канадских фермера, уроженцы села Лесоводы. Они не верили, что земля, которую оставили полвека назад, потому что она не могла их прокормить и делала нищими, сейчас так богата. Чтобы убедиться в том, что в советской “Украине” действительно нет нужды, что хозяйство располагает современной техникой и породистым скотом, что оно дает рекордные урожаи, канадские фермеры решили побывать в Союзе и посетить некогда родные места.

И такое разрешение они получили. Им даже возместили часть дорожных расходов и взяли на “полный пансион” на месте. С железнодорожной станции гостей повезли на личных автомобилях колхозников мимо нового здания школы-десятилетки, Дома культуры, в котором размещался зал бракосочетаний и библиотека, насчитывающая 12 тысяч книг. Мимо большого (“как в Канаде”) торгового центра и комфортабельных коттеджей, утопавших в зелени садов.

На следующее утро гости встретились с Григорием Ивановичем Ткачуком и с нескрываемым восторгом слушали его рассказ о перспективах колхоза. Ткачук пригласил гостей на поля и фермы хозяйства и по пути объяснил, что все здесь делается для людей. Они — хозяева всего колхозного богатства, которое оценивается сотнями миллионов рублей.

Фермеры своими глазами увидели, что на выставке демонстрировалось далеко не все, чего достигло хозяйство Ткачука. От своей внучки, жившей в Лесоводах, один из канадцев узнал, что в среднем она получает 140 рублей в месяц, а муж — 170. Да еще зерна больше тонны в год на семью. Поинтересовались гости и тем, как живут в “Украине” колхозники с фамилией Нищих. И почему не сменили ее на другую, например, Богатых.

— Ведь известно, — утверждали они, — как назовешь корабль, так он и поплывет...

Но колхозники лишь улыбались в ответ и объясняли, что это сказано не о них. Григорий Иванович познакомил фермеров с дояркой Марией Нищих. Обслуживая два десятка коров, она надоила от каждой по 4 тысячи литров молока и получила за год более 2,5 тысячи рублей. У трактористов Владимира и Виктора Нищих среднемесячный заработок составлял 230 рублей... Даже в самые “неурожайные” годы. А, надо сказать, 230 советских рублей — это даже не две с половиной тысячи нынешних гривен!..

Уезжая домой, канадцы обещали рассказать всю правду о своих земляках. О том, что стал  колхоз, руководимый Ткачуком, четырежды миллионером. А те, кто здесь живет и работает, совсем  не знают, что такое нищета и банкротство...

Интервью с родными Героя

Слава о колхозе Григория Ткачука гремела по всему миру. “Украина” представляла сельское хозяйство огромной страны  на выставках в США, Германии, Индии, Венгрии... Кроме Ткачука, в колхозе работали еще шесть Героев Социалистического Труда и двадцать два кавалера ордена Ленина. С пятидесятых годов хозяйство стало постоянным участником выставок достижений народного хозяйства в Москве и Киеве. Людям было чем гордиться.

— Особенно, когда вспоминали, что начинался колхоз-миллионер в 1945-м с сотни больных лошадей, одной коровы, двух быков, двух десятков плугов и семи веревок, — подчеркивали участники торжеств, посвященных 90-летию Ткачука, приехавшие на Хмельнитчину из многих уголков Украины. Его жизнь стала уже для нескольких поколений земледельцев примером самоотверженного служения делу. Примером того, что называют сегдня подвигом. Он оставил людям плодородные поля и сады, красивое, ухоженное село, школу, больницу, музей и Дом творчества...

— Во всем этом живет душа нашего земляка, великого украинца Григория Ивановича Ткачука, — говорили, не скрывая слез, те, кто работал вместе с Героем и кто сегодня трудится на земле. А что скажут о нем родные — жена, сын и дочь, которые тоже были здесь?

Вера Васильевна, жена Григория Ткачука:

— Это был человек-кремень. Он стоял в жизни, как скала, и выдерживал любые бури. У него не было времени заниматься бытом. И поэтому здесь все лежало на мне. А еще я работала. И администратором в больнице, и в поле. Григорий Иванович никому не делал скидок. У нас не было даже таких слов — “жена председателя”. Было другое. Нередко Григорий Иванович говорил: “Собирайся, мать, едем в поле. Посмотришь, какая у нас свекла выросла”... Я ехала. И делала все, что нужно: и полола, и косила. Спрашиваете, трудно ли было? Нелегко. Зато видите, как я закалилась!.. Мне уже 85, а я все хожу, все — среди людей...

Василий Григорьевич, сын Григория Ткачука:

— Как сказала мама, мы не были детьми председателя колхоза-миллионера. Мы были детьми своего села, такими же, как все ребята, которые жили на территории сел Лесоводы и Кременная, входивших в колхоз “Украина”. Отец любил детей и всегда приходил в школу, в Дом пионеров. Всегда приезжал на поля, где работали сельские ученические бригады. Здесь и проходила наша жизнь.

Что еще может сказать сын об отце, тем более о таком отце? Он всегда был для меня примером во всем. Прежде всего, примером человека, чувствовавшего огромную ответственность перед государством и перед людьми, которые доверили ему управлять хозяйством. Отец говорил: “Сынку, ты люби людей, и они всегда пойдут за тобой”. Как сыну, мне тяжело было смотреть, как этот чрезвычайно сильный и мудрый человек боролся с болезнью. Несмотря ни на что, он, как всегда, вставал в 5 часов утра и ложился не раньше полуночи. Он  находил работу: зимой — на ферме, а летом — в поле...

Григорий Иванович много внимания уделял молодежи. И, работая первым секретарем обкома комсомола, я многому у него учился. Отец говорил мне: “Сын, ты стал лидером молодежной организации. Поэтому должен жить так, чтобы молодежь пошла за тобой. Ты должен создавать молодежные коллективы, работать вместе с молодежью не только в стенах своего обкома, но и выезжать в село и работать вместе с ними. Каждый день...”

Великим примером остается для меня отец и сегодня. Приходя к его бюсту, всегда целую ему руку и говорю: спасибо, отец, что ты был у нас таким. Что дал нам настоящую школу жизни. Сегодня для нас с мамой и сестрой особый день. Перед глазами как бы прошла вся наша жизнь. И, конечно, очень радостно от того, что мы возвращаемся к человеку, который стал великим и легендарным хлеборобом не только Украины, но и всего Советского Союза...

Нынешняя жизнь неоднозначна. Не все так просто. Многие селяне недовольны тем, что происходит уже без Григория Ивановича. Но в село и в район пришло новое руководство. Люди молодые, способные... Я не знаю, как возродить от начала до конца то, что было сделано раньше. Ведь сегодня другие условия. Но сберечь главное и продвинуться дальше в каких-то иных мотивациях Григория Ивановича они, думаю, сумеют.

Мария Григорьевна, дочь Григория Ткачука:

— Мы очень благодарны нашим землякам, всем, кто помнит и чтит нашего отца. Нам с братом очень пригодились уроки жизни, преподанные отцом и нашей мамой — настоящей берегиней семьи. Невзирая на перипетии истории, которые коснулись каждого человека, мы нужны нашим семьям... Людям... И постараемся служить им так, как это делал наш отец...

Отступление второе.

Сын Григория Ивановича Ткачука, Василий Григорьевич, работает заместителем главы государственной налоговой администрации Украины. Дочь Мария Григорьевна — заслуженный врач Украины, кандидат медицинских наук.

Дети Героя не теряют связи со своей родиной. Как могут помогают ей. Вот и сейчас они приехали к подолянам не с пустыми руками.

— Вместе с родными и друзьями выполняем поручение Федерации футбола Украины и ФК “Динамо” (Киев). Дарим школьникам сел Кременная и Лесоводы спортивную форму, — сказал Василий Григорьевич и добавил: — А кроме того, обеспечим одну и другую школы мебелью и компьютерными классами. Всем, что нужно сегодня детям, которые живут в том крае, где мы выросли и получили путевку в жизнь...

«Господар був вiд Бога... А тепер голови нема»

В честь прославленного хлебороба в селе Лесоводы открыли мемориальную доску. Памятный знак установлен и в райцентре Городок, на улице, через которую всякий раз проезжал Григорий Иванович, направляясь в Хмельницкий. Отныне она будет носить его имя...

Ткачук умел выращивать хлеб и работать с людьми. Об этом говорили все приехавшие на его юбилей на Подолье. Среди гостей Герои Социалистического Труда и Герои Украины — не только с Хмельнитчины, но и из Черкасской, Винницкой, Ивано-Франковской, Киевской и Ровенской областей. Многие горько жалеют, что нет с нами Григория Ивановича и что так изменилась без него жизнь.

А сожалеть есть о чем. Как только не стало Ткачука, начали делить хозяйство. Словно забыв, что богатство колхоза со­здавалось сообща, от Лесоводов отсоединилась Кременная. К чему это привело? Селяне неохотно говорят об этом сегодня.

— Снявши голову, по волосам не плачут, — отвечают они, подразумевая, что поздно печалиться о том, что сделано. Однако не скрывают, что дележ “Украины” и все, что к нему приложилось, радости селянам не добавили. Все стало падать...

На городском кладбище Хмельницкого у могилы Григория Ивановича мы говорили об этом с его односельчанкой, бывшей звеньевой Марией Павловной Козак. Сейчас ей уже 83 года, и о работе на свекольных плантациях говорить, понятно, не приходится. Однако дома Мария Павловна все делает сама. Раньше помогал муж, но вот уже несколько лет, как он умер. А она все на ногах. И покоя не ищет. Сегодня вот пришла поклониться Ткачуку, который и ее в Герои вывел...

— За что Золотую Звезду получили? — спрашиваю Марию Павловну.

— Да все робила. Но то — за буряк, — отвечает она. — Ланковою була 20 рокiв. Збирали по 550 центнерiв з гектару. Це цукрових бурякiв. Але i пшеницi тодi багато збирали. По 60-70 центнерiв... Отакий у нас хазяїн тодi був... Велике життя прожила. Але не думала, що застану таке...

— А что сейчас  на селе, “не гарно”?

— Не гарно. Зовсiм не гарно. Молодим нема що робити. Чоловiк помер. Син є, онуки. Але син поїхав, а онукам нема де робити.

— А яка ж у вас пенсiя?

— Є пенсiя, є. Спочатку пiдвищили. А тепер принесли чогось менше. Чому — не знаю. Поштарка не пояснила i нiхто пояснити не може. Важко жити зараз людям на селi. Дуже важко...

— Але у вас був колгосп-мiльйонер...

— ...Тричi мiльйонер.

— І хто ж його довiв “до ручки”?

— Як почалась розруха в державi, так i тут все рухнуло. Наш голова Григорiй Іванович помер у 88-му, потiм усе i почалось. Усе порозбирали. Голови тепер нема. Є директор... То було все засiяне, зоране. А тепер багато пустої землi. Багато в одних  бур’янах... Бiда...

— А Ткачука ви добре знали?

— Добрий був господар. Нашi люди думають, що не тiльки в Українi, або Союзi — у всiй Європi... Господар був вiд Бога. Все знав, усе робив, як треба землi та людям. У нашому селi було п’ять Героїв Труда. Потiм ще двоє добавились. 22 колгоспники мали ордени Ленiна. Не тiльки в полi, тваринництво у нас було зразковим. Тепер я одна осталася з усiх наших Героїв...

— Вас, як и ранiше, шанують? На день народження приходять, поздоровляють?

— Та нi. Нема нiкого.

— Как же так, ведь вы одна из всего “созвездия” здесь остались?

— Так воно є, так. Але зараз не дуже звертають на це увагу... А що менi треба? В мене все є. Григорiй Іванович потурбувався. Хата є... В хазяйствi потихеньку пораюсь... Грошей стало менше. Часом зовсiм не вистачало... Тепер, спасибi, добавили. Тiльки зараз принесли чомусь менше...

Отступление третье.

В беседах с односельчанами Ткачука, другими хлеборобами — участниками торжеств, все время ощущалась какая-то грусть.

— Трошечки сумно на душi, — сказал мне один из гостей с Ивано-Франковщины.

  Почему?

— Багата українська земля, працьовитий народ. А керують у селах зовсiм не тi, хто повинен це робити. Вже господарюють у наших селах iноземнi iнвестори. Невже ми зовсiм розучились самi працювати гарно? І по-друге. Приклад Григорiя Івановича показує, що можна збирати на тих же землях набагато кращi врожаї, нiж тепер...

Подойдя к одному из стендов, установленных к юбилею в Лесоводах, я убедился в правоте сказанного. Если при Ткачуке с каждого гектара собирали по 60-70 центнеров зерновых, а урожаи сахарной свеклы превышали 600 центнеров, то в минувшем году, как гласила надпись на стенде, в одной из частей бывшего колхоза “Украина” — хозяйстве “Лесоводское” вырастили на черноземе по... 27,7 центнера зерновых, а в будущем году планируют поднять урожайность до 32 центнеров. Громадный разрыв показателей и на плантациях сахарной свеклы. В прошлом году здесь собрали ее по 238 центнеров с гектара, а в нынешнем планируют взять лишь на 12 центнеров больше. А вот площадь, занятая культурой, уменьшится на 20 гектаров. Меньше стали получать в Лесоводах кукурузы, ячменя и гречки.

Прокомментировать эту ситуацию я попросил директора сельхозкооператива “Украина”, что в Чемеровецком районе Хмельнитчины, Героя Социалистического Труда Леонида Юрьевича Скринчука.

— Я хорошо знал Ткачука. Можно сказать, был его учеником, — сказал Леонид Юрьевич. — Действительно, Григорий Иванович собирал здесь по 60-70, а то и по 80 центнеров зерна с гектара. Как подняться до таких высот? Нужны хорошая технология и строгое ее соблюдение. Нужны высокоурожайные сорта сельскохозяйственных культур. Григорий Иванович дружил с наукой и всегда пользовался ее советами. Он вкладывал в дело всю свою хлеборобскую душу. Потому и был первым... Сегодня же ничего этого нет. Наука пребывает в бедственном состоянии. А селяне не получают даже того, что имеется, из-за хронической и просто катастрофической нехватки средств.

Мы ведь получали хорошую отдачу не просто так — вкладывали в производство большие деньги. У Григория Ивановича на счету было 27-30 миллионов рублей. Эти деньги зарабатывали колхозники, и государство их не отбирало. Мы строили дома, дворцы культуры, прокладывали асфальтированные дороги и газопроводы. А сегодня? Чтобы получить хотя бы 500 центнеров сахарной свеклы с гектара, надо вложить в этот гектар около 5 тысяч гривен. Государство дотирует лишь десятую часть этого. А где взять остальное? Ценовая политика и вообще отношение к селу такие, что мы можем только загнуться.

А между тем Украину толкают в ВТО абсолютно неподготовленной. Какие здесь могут быть перспективы для селян? Ничего положительного, извините, не вижу. Перспектива одна — хотят быстрее продать землю. Больше ничего. А ведь государство должно держать землю в руках. Она — наше главное достояние. Надо давать селянам долгосрочные кредиты — на 10, 20, 30 лет... Тогда можно будет о чем-то говорить. А что сделает с землей крестьянин, у которого, кроме мозолей на руках, ничего нет, а его еще и новыми налогами нагрузят? Вот вам и перспектива...

Такой вывод сделал человек, отдавший, как и Ткачук, всю свою жизнь земле. И с ним трудно не согласиться. Жаль, что с хлеборобами не встретились отцы державы. Самым “высоким” гостем был на чествовании Героя заместитель министра аграрной политики Александр Шевченко. Ни президент, ни ЮВТ, ни даже шеф агропрома своим  вниманием Подолье не удостоили. А жаль. Услышали бы много интересного.

Придет ли снова на Подолье звездный час?

На втором этаже Дома творчества в Лесоводах есть прекрасный музей. В нем хранится деревянный ткацкий станок, которым пользовались крестьяне сто лет назад. Однако и теперь он в рабочем состоянии. Я попытался поработать на нем. Честно говоря, ничего из этого не получилось, несмотря на присутствие опытного “инструктора”. Глядя на мои страдания, подошедшая к нам старушка, нарядившаяся по случаю праздника в кремовую кофточку и такого же цвета платочек, сказала:

— Оставь “дерево” в покое, сынок. Не мучай станок. Сегодня другая техника нужна. И Григорий Иванович так бы сказал. Он любил настоящую технику.

При Ткачуке в “Украине” было все. Колхоз имел мощный машинный парк. Количество электромоторов выросло до двух тысяч. К ста  тракторам добавилось несколько десятков новейших КамАЗов и КрАЗов, имевших облегченное управление и кабины с микроклиматом. Об особом отношении Григория Ивановича к технике говорит и то, что двое из семи Героев Соцтруда, работавших в колхозе (Василий Яковлевич Сирый и Петр Павлович Тлустый), были бригадирами тракторных бригад.

Теперь из этого богатства мало что осталось. В чужих руках оказались консервный завод и леса, которые сажал здесь Ткачук с односельчанами. Последнюю потерю жители Лесоводов переживают особенно остро.

— Тi лiси продали. І ми не знаємо тепер, що робити, — сетовали селяне. — Це дуже гостре питання. Це просто на Верховну Раду можна йти. Погано, що нi президент, нi Мельник не приїхали. Мельник обiцяв, але не приїхав. А то можна було б йому сказати: куди рiжуть лiс i куди його вiдвозять? Вагонами возять. Ми той лiс садили — нашi батьки й Григорiй Іванович. Вiн берiг його, палички не давав вирiзати. Казав, комусь це велике багатство буде... А тепер усе свiтиться наскрiзь. i все вагонами грузять i грузять. І держава нiчого не робить. Лiс не її. Лiс продали. І питати нема з кого. Й не маєш права сказати. Ранiше ми там вiдпочивали, збирали гриби, ягоди. А тепер нас виганяють iз лiсу...

В странном, не поддающемся нормальной логике измерении пребывает Украина сегодня. Вроде бы хотим жить лучше, но не всегда вспоминаем людей, опередивших время. А это надо делать. Без их поистине бесценного опыта не обойтись. Очень хочется верить, что такой момент все же наступит. И каждый из нас будет учить своих детей, внуков и правнуков на примере таких людей, как дважды Герой Социалистического Труда, кавалер шести орденов Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Григорий Иванович Ткачук.

...Мы уезжали из Лесоводов на исходе дня. Гремел оркестр. На импровизированной сцене выступал танцевальный ансамбль. Подоляне торжественно отмечали 90-летие своего легендарного земляка. А над огромной площадью, запруженной празднично одетыми людьми, кружили, не улетая, три пары аистов. Они словно вглядывались в происходящее и пытались понять, о чем говорят там, внизу, люди, каким будет их родной край завтра и придет ли снова на Подолье его звездный час...

Евгений ПАСИШНИЧЕНКО.

Киев — Хмельницкий — Городок — Лесоводы — Хмельницкий — Киев.