№ 64 от 05 апреля 2008 г.

Жемчуг из навозной кучи

Жемчуг из навозной кучи

Белорусские «бриллианты»

Кто виноват и что делать?

О ПРОЯВЛЕНИЯХ хозяйского подхода во всех аспектах жизни соседей-сябров мы говорили в прошлой публикации. Но возникает вопрос: почему вирус хозяйственности в постсоветский период “поразил” именно Беларусь, а нас даже не коснулся? Рискну предложить свой вариант ответа: во всем “виноват” бацька Лукашенко.

Заняв высший пост в государстве, именно он своим крепким крестьянским умом понял, что неприлично, недостойно “быть халифом в нищей державе”. Вместо того, чтобы быстренько лет за пять навороваться и, демократично переизбравшись, уйти в тень, он ВСЕРЬЕЗ решил поднять экономику и навести порядок. Именно это ему до сих пор не могут простить “демократы” всех мастей и оттенков. Забрызгивая слюной все вокруг, они требуют отстранить его от власти, распространяя пасквили о диктаторстве и узурпации власти. Не претендуя на истину в последней инстанции, хочу сказать, что действиями Лукашенко управляют движущие силы, на мой взгляд, очень реальные, если не сказать приземленные. Вспомните нежелание кулака отдавать свой надел в колхоз. Точно так каждый истинный хозяин не хочет отдавать другому налаженное хозяйство ни за какие коврижки. Испортить могут, разбазарить!

В одиночку бороться с глобальным капитализмом тяжеловато, потому и сформировал Лукашенко новую элиту. И пока интеллектуалы, совсем как в советские времена, роптали на кухнях, а сами фактически поддерживали Лукашенко, прикрываясь лозунгом: “Не виноватые мы! Он сам пришел!”, Александр Григорьевич призвал к власти сельскую интеллигенцию. Агрономы и ветеринары, начальники мехколон и председатели колхозов, как зерна в отборном кукурузном початке, заняли посты руководителей областей, районов, городов и поселков. Какие приоритеты развития государства должна была сформировать такая элита? Ответ однозначный: “Первым делом — СЕЛО!”

Как один мужик семерых генералов прокормил

В Беларуси нам неоднократно приводили статистический факт: один аграрий своим трудом создает семь рабочих мест в промышленности. Действительно, если учесть производство сельхозтехники, удобрений, сельское строительство, аграрную науку, переработку сельхозпродукции, ее транспортировку, торговлю, пожалуй, и больше получится. А ведь еще два десятка лет назад белорусская деревня отличалась от украинской только более тяжелыми условиями жизни и работы. Здесь бедные земли. Для того чтобы получить достойный урожай, их надо ежегодно процентов на 80 удобрить. Погодные условия более суровые. Да и самих сельскохозяйственных земель в лесистом и болотистом краю значительно меньше. У сельчан проблемы были те же, что и в Украине: молодежь бежала в города, села вымирали, рождаемость катастрофически падала.

А сегодня сельское хозяйство на 150 процентов обеспечивает потребности страны в продовольствии. Причем стандарты качества здесь превосходят не только евросоюзные: они даже более строги, чем советские ГОСТы. Белорусы массово закупают за рубежом только те продукты, которые не растут и не производятся у них. Ну не успели здесь еще районировать бананы и лимоны, чтобы их на всех хватило. Все еще впереди! Масло, сыры и сметану в Литву, славившуюся в прежние времена этой продукцией, они уже отправляют. А вот польский “ширпотреб” здесь найти невозможно. Главный инженер Борисовского мясокомбината после вопроса одного из членов нашей делегации об использовании в производстве колбасы польского мяса, сои и мясной смеси (это субстанция непонятного происхождения, которая в Украине является основой вареных колбас — авт.), коротко ответил: “Нам мяса хватает! Мы корм для скота не используем”. И колбаса у них действительно ТОЛЬКО из мяса! Могу это засвидетельствовать: сам увидел  весь технологический цикл и потом съел то, что получилось. Вкусно!

Ни клочка необработанной земли

В Беларуси не стали делить поля на частные паи. Бывшие совхозы и колхозы превратились в сельскохозяйственные производственные кооперативы (СПК). Сейчас их 1750 на всю страну. Здесь рассудили, что лучше коллективным трудом возделывать землю и кормить народ, чем сорвать один раз куш от продажи земли, проесть его, а потом плакаться в чью-то жилетку и ждать голодомора. Сегодня их тощие земли дают урожаи ржи по сорок, а местами и по шестьдесят центнеров с гектара. Да, не растут здесь твердые сорта пшеницы, но зато местным картофелем уже питается четверть Европы, а черниговские аграрии контрабандой вывозят к себе сортовые клубни и семена.

Председатель СПК “Сош” (это на границе с Черниговщиной) лишь в разговоре с украинцами выяснил, что его стадо коров превышает поголовье крупного рогатого скота, например, в Обуховском районе Киевской области. Поэтому с некоторым чувством неловкости признался, что они надаивают от каждой из пяти тысяч коров в среднем по восемь тысяч литров молока в год! “Скоро будет девять, а хотим десять”, — тут же добавил он, словно извиняясь.

Здесь будет город-сад!

Так что же за люди возделывают эту землю? Такие же, как мы. Только они вернулись в село, получив профессию. Работать приехали. И привела их сюда программа возрождения села. Что же придумали бацькины орлы? Условия жизни не хуже городских, зарплата — выше, чем в промышленности, и практически бесплатное, комфортабельное жилье. Вот и все составляющие успеха. Теперь уже у руководителей СПК есть выбор, кого приглашать на работу.

В Беларуси стали строить агрогородки. Например, в Минской области было выбрано 354 населенных пункта, и на их базе начато строительство целых улиц из современных частных домов и общественных зданий. Эти дома строит само хозяйство за счет кредитов, которые ему предоставляют банки под гарантии государства на 20-40 лет под 3-5%. За 80 тысяч евро на Борисовском ДОКе мне пообещали доставить и смонтировать под ключ шестикомнатный дом площадью 176 квадратных метров со всеми коммуникациями прямо под Киевом. Для местных это намного дешевле. Молодым семьям, привлеченным специалистам, механизаторам, словом, людям в которых заинтересовано село, дома предоставляются бесплатно, наподобие служебного жилья. Если хотите его приватизировать, принимайте на себя выплату кредита хоть с первого дня. Не хотите платить — работайте и рожайте детей. С каждым рожденным ребенком, или каждые пять лет, остаточная стоимость жилья резко снижается. Отработав пятнадцать лет в хозяйстве, вы становитесь собственником дома практически за копейки. Хотите уйти до этого срока, оплатите дом по остаточной стоимости или верните его хозяйству.

В год одна только Минская область создает 64 таких НОВЫХ агрогородка. Проектная стоимость каждого — 2,5 миллиона долларов. И в каждом ежегодно должно сдаваться не менее пяти домов. И сдается! Это указ президента! А для того, чтобы условия жизни в этих городках не уступали городским, другим Указом Александр Лукашенко утвердил “64 социальных стандарта”. Непонятно? Поясню. В каждом доме должны быть водопровод, канализация, газ, электричество, телефон. При наличии более 600 жителей в поселке улицы должны быть асфальтированы, освещены и т.д. Каждый такой поселок должен иметь не менее двух магазинов с определенной торговой площадью, комплексный приемный пункт Дома быта, а в более крупных — и сами дома быта. Оговорено все, в том числе и то, где должны быть школы или школьные автобусы, медицинские учреждения, спортивные залы, бассейны. И попробуй не выполнить указ!

Один из руководителей Пуховического района столичной области обронил знаковую фразу. “Уж кому неспокойно живется, так это нашим руководителям. Получаем по шее мы первыми, а зарплата не может более чем в четыре раза превышать среднюю по району. (То-то я вначале удивлялся, что каждый руководитель моментально называет среднюю зарплату на своем предприятии или в отрасли.) Но данное господом руководство страны всегда надо уважать!” Если кто-то начнет искать в этой фразе пережитки тоталитаризма, замечу, что любое уважение всегда намного лучше, чем откровенное презрение к власти.

Кроме того, если пережиток социализма состоит в том, что в Беларуси агропромышленный сектор дотируется из общегосударственного фонда поддержки сельскохозяйственного предпринимательства, то я голосую за этот пережиток. Сябры дотируют сегодня половину затрат на производство сельхозпродукции — $200 на каждый гектар. (Кстати, в странах “старой Европы” на каждый гектар дотируется около $800 в год). А общий бюджет этого самого фонда составляет полтора триллиона белорусских рублей. Поясняю: около миллиарда долларов! Это отчисления своих предприятий! В долг — ни у Сороса, ни у МВФ, ни у кого-либо еще белорусы не берут! “А вот когда достигнем европейского уровня развития агропромышленного комплекса, тогда и в ВТО вступать будем. А пока они наши продукты и так покупают”, — сказал нам научный руководитель Научно-производственного центра земледелия АН Беларуси. Поразительно, но у нас думают и поступают иначе. А мне кажется, что у них правильнее! Поправьте, если я ошибаюсь.

Андрей МАНИЛЫК.