№ 51 от 19 марта 2008 г.

Чарующие краски Гарри Руффа

Картины талантливого художника-самоучки из Макеевки Гарри Руффа — желанные экспонаты самых респектабельных современных выставок не только в Украине, но и в России, Австрии, Англии, Греции, Канаде, США, Хорватии. Яркие краски на его холстах играют, словно отблески тернистой и драматичной судьбы теперь уже заслуженного художника Украины, чей творческий путь начался в солидном возрасте сравнительно недавно — всего лишь десятилетие назад.

В Сибирь

А МЕЖДУ ТЕМ Гарри Вильгельмович родился еще до войны в семье этнических немцев в селе Озеровка Высокопольского района Кировоградской области. Оттуда семья переехала в Краснодарский край. Там отец, химик по образованию, занимался преподавательской деятельностью. Но грянула война, и семью выселили в Сибирь. В дорогу разрешили взять самое необходимое.

До сих пор Гарри Руфф удивляется своей маме. Она, педагог, в совершенстве владеющая немецким, французским, английским языками, была настолько утонченной, возвышенной и вместе с тем непрактичной натурой, что в котомку с сухарями и одеждой положила флакон французских духов, написанный на холсте сухой кистью образ любимого Пушкина и фигурки фарфоровых слоников.

Дорога в Сибирь заняла месяц. По прибытии отца отправили в город Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области в трудовую армию добывать уголь, детей с матерью — в село Кожевниково Томской области, где пришлось мерзнуть и голодать. И только в 1943 году стало чуть полегче. За женой и детьми приехал отец. За ударный труд и примерное поведение ему разрешили забрать в Ленинск-Кузнецкий семью.

Первые опыты

Как-то с работы отец принес домой краски. Мальчишка их взял и начал расписывать незатейливыми цветочками рукомойник. Процесс увлек его  настолько, что малыш решил научиться рисовать. Да и друзья его этим делом тоже заинтересовались и дружно записались в художественный кружок. С этого, можно сказать, и началась творческая деятельность Гарри Руффа, которая определила и жизненный путь, и круг друзей. В Сибири Гарри Руфф дружил со многими людьми — представителями разных национальностей, которые понимали, что фашизм и семья немцев Руфф — понятия разные. Был, например, у Гарри друг Вася Смотров. Его отец, участник драматических событий на Ленских приисках, спасся от расстрела тем, что забился в канаву.

Еще Гарри дружил с Герой Захаровым. Его отчим — художник, был в добрых отношениях  со знаменитым Туржанским (его картины хранятся в Третьяковской галерее). Туржанский подарил семье Захаровых шесть своих работ. Талантливым художником был и сам Гера. Тремя штрихами ему удавалось создать вполне узнаваемый портрет. Со временем Гера стал известен как иллюстратор книг сибирских писателей и поэтов.

А сам Гарри учился рисовать у ссыльной художницы, преподавательницы Суриковского училища Ирмы Герц.

Прощай, искусство!

После школы Гарри Руфф поступил в декоративное училище в Иркутске, но обстоятельства сложились так, что учиться он не смог, пришлось возвращаться в Ленинск-Кузнецкий. Устроился художником в театр, занимался оформлением спектаклей “Оптимистическая трагедия”, “Страшный суд”, “Когда цветет акация”. Потом работал в передвижном цирке-шапито № 14. Там встречался с Вертинским, Утесовым, Козиным, Олейниковым. А в шестидесятом году женился и приехал с молодой супругой к ней на родину, в Макеевку.

Несколько месяцев искал работу. Потом повезло, взяли художником-плакатистом в межрайонное добровольное противопожарное общество, а потом художником-оформителем в прокатный цех Макеевского металлургического завода. Там он участвовал в создании стенгазеты “Прокатчик”, которая на протяжении двадцати лет занимала первые места в республиканских смотрах стенной прессы и экспонировалась на ВДНХ Украины. Кроме этого, немножко писал для души. И в 1963 году выставил пять своих работ в Макеевском художественном музее. На них обратили внимание, отобрали на областную выставку и собирались отправить на республиканскую. Но в Киев уехали все картины, кроме картин Руффа. К тому же одна из них — натюрморт с маками — вообще пропала. В ужасном настроении он вернулся домой и вышвырнул в окно и кисти, и краски. Рисовал только на производстве, исключительно по заданию руководства.

Возвращение

Возвращаться к творчеству начал уже  во времена перестройки. Полез на антресоли за инструментом, а оттуда выпали свернутые, запыленные полотна. Жена развернула их и ахнула. А потом тайком выписала из Москвы кисти, холсты и краски. Пришел с работы Гарри Вильгельмович и обнаружил все это на своем столе. Растрогался, растерялся...

В тот же вечер купил розы, расставил их по всей квартире и принялся писать натюрморт. Нарисовал первую после долгого перерыва картину и уже не мог остановиться. С завода бежал домой — писать. А по выходным бродил по музеям, выставочным залам, вернисажам. Через несколько лет решил выставить и свои работы. На сегодня Гарри Руфф написал уже более тысячи полотен. Продавать их не спешит. У него появилась мечта — создать в Макеевке художественную галерею и подарить ей все свои картины.

Ирина ПОПОВА.