№ 41 от 03 марта 2008 г.

Алексей ГОНЧАРУК. Прорубим окно на Олимпиаду!

Фехтование — один из тех видов спорта, в котором на Олимпийских играх Украина может рассчитывать на Олимпийские медали. Об этом свидетельствуют и результаты прошлого сезона. Например, квартет саблисток в составе Ольги Харлан, Елены Хомровой, Галины Пундик
и Нины Козловой завоевал “серебро” и на чемпионате мира,
и на чемпионате Европы.

Однако здесь почивать на лаврах нельзя. Одна лишь награда мирового или континентального форума не гарантирует поездки в Пекин-2008. Для того чтобы выступать на Играх, необходимо добывать рейтинговые очки на протяжении всего сезона: надо постоянно попадать в топ-четверку на этапах Гран-при, а также
на чемпионатах Европы и мира. О перспективах наших фехтовальщиков — беседа с главным тренером сборной Украины, олимпийским чемпионом Вадимом Гутцайтом.

— Если ничего из ряда вон выходящего не случится, то саблистки в Пекин поедут, — говорит Вадим Маркович. — В других видах оружия вопросов гораздо больше: в мужской сабле и шпаге остались один-два старта, где по большому счету и будет решаться, попадут они на Олимпиаду или нет. У шпажистов реальный шанс — турнир в Швеции, где надо быть в числе призеров, обойти основных конкурентов —  спортсменов Испании, России и Германии. У саблистов — два старта, в которых очень желательно пробиться в тройку лучших.

— Откуда возникли такие проблемы? Ведь мы привыкли к тому, что в названных видах оружия Украина была в числе лучших.

— Может быть, люди устали бороться. В командах три-четыре человека, и не видно достойной смены. Согласитесь, что в современном спорте сложно выезжать на одном и том же багаже. Вот и получилось, что три года подряд входили в четверки сильнейших мира, а на последние старты сил, прежде всего психологических, не хватает. Сейчас ни саблисты ни шпажисты не демонстрируют то фехтование, что раньше. Надеюсь, что за те месяцы, которые остались до времени “Ч”, ребята соберутся, поверят в себя и выдадут нужный результат.    

— На представительство в личных соревнованиях тоже рассчитываем?

— Безусловно. К примеру, высокие шансы у бронзового призера Евро-2007 в рапире Ольги Лелейко. Делаем ставку и на чемпионку континента 2005 года в шпаге Яну Шемякину. Есть и другие претенденты на поездку в Пекин.

— С 5 по 10 июля в Киеве пройдет чемпионат Европы. Как удалось получить соревнование такого ранга, да еще и накануне Олимпиады?

— У нас настолько мощная федерация во главе с президентом Сергеем Мищенко, что мы способны справиться с организацией  таких солидных состязаний. Киев уже принимал этапы Кубка мира, поэтому на президиуме НФФУ было решено замахнуться на чемпионат континента. Направили предложение в Европейскую конфедерацию фехтования. И вот в июле 2006 года на конгрессе ЕКФ в турецком Измире состоялось голосование. Нашими конкурентами были Италия и Болгария. В итоге победила Украина с подавляющим преимуществом (24 голоса — за, 12 — против).

— Успехи на международной арене, в том числе и на чемпионатах Европы, невозможны без постоянной кадровой подпитки. Дефицит спортсменов долгое время наблюдался в самом классическом виде оружия — рапире. Есть ли изменения к лучшему?

— Когда ушли опытные мастера, в числе которых были Сергей Голубицкий и Алексей Брызгалов, мужская рапира оказалась в плачевном состоянии. Не осталось ничего, а хуже всего — не было молодежи. Аналогичная ситуация сложилась и у женщин. И парадокс заключался в том, что в этом виде оружия тренеров было больше, чем в шпаге и сабле. Но далеко не все наставники работали профессионально, а самое страшное — не хотели учиться. Сейчас стало немного лучше. Есть юниорская команда, которая была четвертой на первенстве Европы. Опять же — “бронза” Лелейко на чемпионате континента. И с женской, и с мужской командой работает Алексей Брызгалов. Думаю, с ним будем прогрессировать. 

— Наверняка не ошибусь, если скажу, что фехтование в Украине  не массовый вид спорта.

— Если говорить правду, то реально работающих секций у нас немного. По статистике же в каждом регионе есть спортивная школа с секцией фехтования, причем не одна. Но это только на бумаге. Думаю, процентов на 70 данные не соответствуют действительности. Очень мало детей приходит сейчас в фехтование. Вот основная проблема, причем не только нашего вида спорта. Детей вообще-то много, а заниматься с ними некому. Выпускники профильных вузов не желают идти на тренерскую работу. А что такое детский спорт? Это  наше будущее. Ведь я уже сегодня прикидываю, кто будет представлять Украину на Олимпиаде в 2012 году, в 2016-м... Для меня неважно, останусь я главным тренером или нет, главное — дело. Мне хочется, чтобы человек, который после меня возглавит национальную сборную, сказал, что Гутцайт не похоронил фехтование, а оставил после себя нормальную базу.

— Хотя общая картина подготовки будущих кадров не очень оптимистическая, все же знаю, что  есть у нас центры, которые работают продуктивно, в том числе и в регионах.

— Если говорить о столице, то тут работают несколько детско-юношеских школ олимпийского резерва, где регулярно проводят наборы детей. Это и “Динамо”, и школа на Березняках. Развивается фехтование в Хмельницкой области, где тренирует Штурбабин. Стоит отметить и Харьков, где работают Докиенко, Тишко...

— А как решают “резервный вопрос” в других странах, к примеру, в таких фехтовальных державах, как Россия и Италия?

— В России наставники получают серьезные деньги, поэтому много спортсменов после окончания карьеры остаются работать тренерами. Есть реальный стимул — чем лучше выступает ученик, тем больше поощрение. Существует высокая конкуренция как на уровне спортсменов, так и на уровне тренеров. А где конкуренция — там и результат. В Италии похожая картина. Тренер получает зарплату, которая позволяет оплачивать жилье, различные страховки и тому подобное. Естественно, люди работают с отдачей. А как наш специалист на 500-700 гривен может прокормить семью?! Такие “перспективы” мало кого прельщают.