№ 50 от 06 апреля 2006 г.

ПРОКУРОР ТОРМОЗИТ

Адвокаты Геннадия Кор­бана утверждают, что прокурор Днепропетровской области противодействует расследованию дела о покушении на бизнесмена. Об этом позавчера на пресс-конференции в Киеве заявили  экс-прокурор Жовтневого рай­она г. Днепропетровска Юрий Курилов и  адвокат Алексей Нижник. По их словам, “Днеп­ропетровская облпрокуратура не может вести объективное, полное и всестороннее расследование”, в частности, потому, что ее глава Владимир Шуба фигурирует по одной из версий как заказчик покушения.

Кроме того, юристы обеспокоены бездействием Генпрокуратуры в этом вопросе. “Мы до сих пор не услышали позицию Генеральной прокуратуры, мы не знаем о ходе следствия, о результатах этого следствия, о том, какие версии проверяются. Нам непонятна ситуация, когда особо тяжкое преступление, по сути, никем не расследуется”, — подчеркнул Ю.Курилов. Он сообщил, что Геннадий Корбан подал ходатайство на имя Генерального прокурора, в котором представил свои предположения относительно причин покушения. Однако показания потерпевшего почему-то никому не интересны. В результате уголовное дело повисло в воздухе. Более того, в адрес бизнесмена продолжают поступать угрозы. Преступники явно чувствуют свою безнаказанность.

19 марта неизвестный обстрелял из автомата машину Корбана. Сам предприниматель не пострадал, но его охранник получил тяжелые ранения. Злодеяние определили как “покушение на убийство без отягощающих обстоятельств” и возбудили уголовное дело по ч.1 ст. 115 Уголовного кодекса. В то же время адвокаты уверены, что речь идет о более тяжком преступлении. Во-первых, покушались “на двух и более лиц” — опасности подвергались не только сам Корбан, но и его охранник и водитель. Во-вторых, правонарушение совершено “способом, опасным для жизни многих людей”. “Кроме того, убийство явно планировалось на заказ. Ведь понятно, что ни у кого из потерпевших не было каких-то личных неприязненных отношений с человеком, который в них стрелял. Таким образом, налицо преступление намного большей степени общественной опасности”, — пояснил А.Нижник. По его мнению, эти обстоятельства прокуратура проигнорировала намеренно.

У следствия есть три версии “кому это надо”. Касаются они политической и профессиональной деятельности Корбана. Например, причиной могло стать его участие в громких корпоративных скандалах — вокруг Никопольского завода ферросплавов и Днепропетровского рынка “Озерка”. Потерпевший же выдвигает четвертую версию. По его предположению к покушению может быть причастен прокурор области Шуба. Чем же бизнесмен не угодил “стражу закона”? А дело в том, полагают адвокаты, что прокурор считает Корбана одним из организаторов акции под красноречивым девизом “Весна идет — снимай Шубу!”, а также многочисленных негативных публикаций такого же рода. С подобными претензиями Шуба якобы 1 марта позвонил деловому партнеру Корбана, адвокату Святославу Олейнику, которому угрожал “в нецензурной форме”. “За неделю до покушения Корбана через знакомых проинформировали, что его жизни угрожает опасность, — рассказывает Ю.Курилов. — И он сменил свой автомобиль на бронированный. Чуть позже ему позвонили и сказали, что Шуба хочет с ним увидеться. 18 марта в 9.30, как и было назначено, Корбан приехал в облпрокуратуру. Однако на входе ему сообщили, что прокурор занят и принять его не может. Он прождал полчаса, попытался войти еще раз, но ему отказали во встрече. Покушение произошло на следующий день. По словам Корбана, о том, что он пересел в другую машину, никто не знал. И он задается вопросом: а не сфотографировали ли его автомобиль накануне под прокуратурой области?”

По убеждению юриста, на такие вопросы может ответить только следствие. В то же время Шуба пытается перевести “разборки” с Корбаном в плоскость гражданского конфликта. 28 марта прокурор подал гражданский иск “о защите чести, достоинства и деловой репутации”, в котором потребовал признать заявление Корбана клеветой. Ответственность возлагалась и на несколько телеканалов, распространявших нелицеприятную информацию о чиновнике. Все вместе они должны заплатить Шубе 50 тысяч грн морального ущерба.

“С точки зрения юриспруденции такой иск бессмыслен, — заявил Ю.Курилов. — Уголовное дело об умышленном убийстве не может расследоваться в порядке гражданского судопроизводства. Если решение по этому иску будет принято, то оно будет скорее сродни индульгенции. С точки зрения морали этот поступок безнравственен. Прокурор области, как должностное лицо, просто обязан пройти проверку в рамках уголовного судопроизводства. У нас сложилось впечатление, что Шуба боится уголовного расследования”.

“Иск, предъявленный Корбану, нарушает его права. Ведь он, как потерпевший, по закону может высказывать свое мнение по поводу обстоятельств преступления и предоставлять соответствующие доказательства, — добавил А.Нижник. — Если суд все-таки признает недостоверными предположения Корбана, эта версия не будет расследоваться. Но таким же образом могут поступить любые люди, в отношении которых возникнут подозрения. И куда тогда зайдет эта ситуация? Кстати, особую пикантность ей придает то, что облпрокурор “осуществляет надзор за досудебным следствием” в “корбанском” уголовном деле. Можно уже предположить давление со стороны Шубы на суд, который будет рассматривать его гражданский иск”.

В общем, раскрывать преступление, судя по всему, никому не хочется. Областная прокуратура избрала тактику нападения. Генеральная — молчит. Обстоятельства, которые излагал Корбан в письме на имя самого главного прокурора, не проверены. Вместо этого его отправили... обратно в Днепропетровскую облпрокуратуру.

“Все эти события в совокупности дают основания полагать, что следствие не будет проводиться объективно, полно и всесторонне, — заявляют адвокаты. — Как можно уголовное дело об особо тяжком преступлении, где чуть и не был расстрелян человек, вот так спустить на тормозах, не принимать меры, не слушать мнение потерпевшего? Мы считаем, что со стороны прокурора области Шубы идет завуалированное противодействие нормальному, полному расследованию уголовного дела. Промедление же с решением Генеральной прокуратуры Украины вообще ставит под угрозу раскрытие преступления. Разорвать этот замкнутый круг будет очень сложно”.

Валерия ПОПОВА.