№ 48 от 04 апреля 2006 г.

СВЕТ В ГЛАЗАХ НЕЗРЯЧИХ

О том, что в Киеве существует такая уникальная библиотека, знают немногие. В основном те, кто никогда не видел солнца, собственной тени и глаз родной матери. Для них это заведение ­— своеобразное окно в мир, иногда сказочный и фантастический, приключенческий и детективный. Лишь здесь инвалиды по зрению, благодаря книге чувствуют себя причастными к окружающей жизни, имеют возможность, как и каждый из нас, прикоснуться к истории, культуре, научно-популярной и художественной литературе. Прикоснуться в буквальном смысле этого слова, ведь пальцы — их вторые глаза...

На пороге Центральной специализированной библиотеки для слепых им. Н. Островского меня радушно встретил директор Юрий Вишняков. Как настоящий хозяин пригласил в кабинет, и мы начали разговор. Когда Юрий Николаевич потянулся к ящику стола, меня удивила его неуклюжесть. Мужчина, словно почувствовав это, сказал: “Хотя я уже больше 20 лет незрячий, но знаю этот стол как свои пять пальцев. По-видимому, в настоящий момент волнуюсь, журналисты нечасто приходят сюда”.

— До 35 лет я был военным, — вспоминает он, —  а потом заболел. Диагноз — редкая для стран Европы болезнь Бехчета.

Почему так случилось, не знают даже ученые. Правым гла­зом перестал видеть через два года, левым — через восемь. Сложно было, но военному раскисать нельзя. Долгое время работал на учебно-производственном предприятии УТОС. А когда в 1991 году предложили стать директором библиотеки, не колебался ни одной минуты. Знал, что дело это слишком важное для таких, как он.

Кто-то может удивиться, каким образом люди с недостатками зрения вообще читают. Для них и изобрели книги, напечатанные шрифтом Брайля. На вид это толстенные издания размером с энциклопедию, с абсолютно белой бумагой, покрытой тысячами точек. Такие вот буквы для незрячих. Вишняков искренне признается, что пишет он медленно, а читает как в первом классе — по слогам, ведь освоил эту науку в зрелом возрасте. Более того, без привычки через два-три часа немеют пальцы. А вот те, кто с детства по Брайлю начинал с “Букварика” (оказывается, есть и такая книга), с легкостью могут осилить “Войну и мир” Толстого. Кстати, для незрячих четыре привычных тома известного русского классика трансформируются в... 36 фолиантов.

— Когда мне было пять лет, отец впервые принес озвученную книгу “Сказки Андерсена”, — рассказал постоянный посетитель заведения Юрий Дяченко. — Со временем научился читать сам и школьником записался в эту библиотеку.

Правда, раньше здесь была еще и “развозка”. Незрячие могли заказывать книги на дом. Сегодня эта услуга отсутствует — содержать собственный транспорт библиотеке стало накладно. Потому и приходят сюда посетители чуть ли не каждый день. Для них это единственная возможность окунуться в мир знаний. Здесь словно падают четыре стены домашней темноты.

Но оказывается, литература, напечатанная шрифтом Брайля, уже отживает свой век. Ее выпуск слишком затратный. По словам директора, один экземпляр обходится в 30 гривень. Вот и подсчитайте, сколько будет стоить 36 томов “Войны и мира”. Сегодня в Украине лишь харьковская типография может позволить себе выпускать школьные учебники для слепых. О художественных произведениях речь вообще не идет. Потому и неудивительно, что все книги, которые есть в библиотечном фонде, печатались еще в прошлом веке. Не лучше судьба и у произведений, озвученных с помощью аудиокассет. Юрий Николаевич вспоминает, что в 80-е годы столичный Дом звукозаписи ежегодно создавал свыше 300 экземпляров художественной литературы. А в прошлом году на озвученные книги государство выделило 14,5 тысячи гривень. Это капля в море, потому что на одной кассете можно уместить не более 80 страниц текста. К тому же аудиозаписи тоже отходят в прошлое. Их вытесняют компакт-диски и флеш-карты. Поэтому работники библиотеки, чтобы сохранить уникальные произведения и голоса дикторов, предусмотрительно уже несколько лет переписывают тексты с пленок на “компакты”. К примеру, 10 кассет Томаса Манна поместились на одном CD-диске.

А недавно здесь произошло небывалое событие. Благодаря гранту от правительства Со­единенных Штатов в библиотеке открылся Интернет-центр для слепых.

— Компьютеризация значительно расширила возможности слабовидящих и незрячих, — говорит читатель, кандидат исторических наук Андрей Зеленский. — Теперь нам доступна не только литература, но и периодика. Визуальная информация с экрана компьютера становится звуковой. Кстати, в нашей библиотеке есть даже брайлевский принтер и сканер. Для меня, работника Института востоковедения НАНУ, это настоящая находка. Я без проблем могу распечатать нужные для работы материалы.

И все же при нынешних экономических условиях библиотеке, ой, как не легко! Работники заведения, не полагаясь на государство, используют малейшую возможность для своего выживания. Радуются, что удалось сдать в аренду часть первого этажа и таким образом латать дыры. А их немало, уже 20 лет здесь не было даже косметического ремонта.

Кроме того, откуда-то появился инвестор, которому приглянулась прилегающая территория. Однако будущая новостройка может сравнять с землей и саму библиотеку. Администрация бьет в набат. Но не станет ли ее протест гласом вопиющего в пустыне? Поскольку судьба библиотечного фонда и людей, для которых это заведение — единственная возможность утолить жажду знаний, ничто по сравнению с прибылями новоявленных инвесторов от строительного бизнеса.

Наш разговор подходил к концу. Юрий Николаевич попросил мой рабочий номер телефона. Достал бумажку и начал выбивать на ней точки. Оказывается, первая буква моей фамилии — это  своеобразный квадрат...

Людмила ГЕЧ.